Непроизносимое имя рабочего класса

Культурный конфликт на Украине, который Джеффри Хоскинг называет кризисом политики коренизации, в украинском случае — украинизации, который он помещает в рамки национального конфликта, но приводит достаточно свидетельств и для того, чтобы можно было думать, что на самом деле это было в первую очередь противостояние города и деревни, промышленного производства и его исторических предшественников. «…широкомасштабная урбанизация, когда она началась в 1930-х гг., происходила на украинском языке, а не на русском, как это могло произойти Джеффри Хоскинг. Правители и жертвыза десять лет до этого. Впервые в истории многие города на территории Украины сделались украинско-говорящими». [1] Но относить это обстоятельство только на счёт культурной политики, видимо, неправильно. Схожую ситуацию с русскими городами, в которые хлынул поток переселенцев из русской деревни, Джеффри Хоскинг описывает как «превращение городов в деревни», а не как их русификацию, хотя для такого суждения могут быть все основания, ведь, пусть на какое-то время, города заговорили на русских сельских диалектах. То, что «некоторые города на востоке и юге усср, вроде Харькова, Донецка и Одессы, оставались по преимуществу русскими по культуре», [2] так же нельзя связывать только с культурной политикой, с её неуспехом, а с тем обстоятельством, скорее всего, что украинской деревни на все русские города не хватило, а горожанам перенимать крестьянскую культуру было не с руки. И.В. Сталин выдаёт в себе коренного городского жителя, когда говорит, что «…мы не должны украинизировать пролетариат сверху. Мы не должны заставлять русских рабочих в массе отказываться от русского языка и культуры и объявлять украинский своим языком и культурой. Это противоречит принципу свободного развития национальностей. Это будет не национальной свободой, а новой формой национального угнетения». [3] Понято, в чём состояло коварство вождя мирового пролетариата – город переделывает деревенского мигранта на свой лад в самые короткие сроки. М.И. Калинин однажды «проговорился», как говорит Джеффри Хоскинг: «…национальный вопрос – это чисто крестьянский вопрос… Лучший способ ликвидировать национальность – это массовое предприятие с тысячами рабочих… которое, как мельничные жернова, перемалывает все национальности и выковывает новую национальность. Эта национальность – мировой пролетариат». [4] Не только проговорился, но и не договорил: «Внутри Советского Союза такой мировой пролетариат мог быть только русским», замечает Джеффри Хоскинг. [5] Возникает вопрос о произносимых именах русского народа – например, пролетариат, мировой пролетариат, рабочий класс. Прибавлять к ним слово «русский» совершенно излишне. Вождь мирового пролетариата – тоже, значит, не риторическая формула, а иносказание. Но как ни назови, русские не в реальности, но уже в процессе и точно в идеале, были народом промышленности, городов и городской культуры. Отсюда определение кризиса украинизации. Всё, что сверх того, — битва промышленных империй.

[1] Джеффри Хоскинг. Правители и жертвы: русские в Советском Союзе. Москва. Новое литературное обозрение. Перевод В. Артёмова. 2012-й год. Страница 168-я.

[2] Там же, страница 169-я.

[3] Там же, страница 171-я.

[4] Там же, страница 168-я.

[5] Там же.

Comments are closed.