Никто не сумел избежать

Том Риис, обращаясь к феномену «еврейского ориентализма», обнаруживает, что все основные черты европейского духовного состояния, свойственны и ему. «Еврейские ориенталисты» озабочены были, например, проблемой жизненного пространства: «Трагедия евреев Запада, по мысли Бубера, заключалась в том, что при кровной общности у них отсутствовала общность территориальная, — ни один германский антисемит не смог бы выразить это лучше, чем Мартин Бубер». [1] Как и прочих европейцев их заботила проблема культурной прародины, которую они видели в мусульманской Испании, как «воплощении смешанной арабо-иудейской культуры, которую невозможно было легко и просто разделить на две Tom Reiss. The Orientalistотчётливо различающиеся части». [2] А также, как и все остальные европейцы, они воодушевлялись значением расы: «Раса – это всё, — утверждает он [герой трилогии Бенджамена Дизраэли «Молодая Англия»], — и другой истины не существует. Впоследствии именно это место из романа будут цитировать нацисты, иронически ссылаясь на то, что автор сего мудрого высказывания – еврей». [3] Над собой бы лучше иронизировали! А расы бывают высшие и низшие, необходимыми и теми, которыми можно пренебречь. Немецкая völkisch-идея, которая «заключалась в том, что культурная и расовая духовность каждого человека коренится в его собственном национальном пространстве», [4] заставила «еврейских ориенталистов» обратиться к поискам «собственной родословной – для этого требовалось найти «настоящих», «первозданных» евреев, чтобы противопоставить их стереотипному представлению о евреях, как людях космополитичных и не имеющих собственных корней». [5] Свой подлинный, корневой национальный тип искали все остальные европейские народы. И с известным успехом находили. Европейский характер носит и противопоставление Запада Востоку. Хотя Мартин Бубер утверждал, что «в любом еврее …живёт вся сила азиатского духа: единение душ, Азия без конца и края, Азия священного единства» [6], но из этой посылки через «он свободен, а остальные суть рабы» [7] делался вывод о необходимости «защищать народы Востока помыслами и деяниями – вот наша обязанность за пределами границ собственного народа». [8] Поступать, следовательно, «не как европейцы», хотя об этом «еврейские ориенталисты» грезили, означает в этом контексте поступать как европейцы. Возглавить и повести народы Востока к их собственному освобождению. Ориенталистские представления и расизм проникли во все области европейской мысли. Не было, кажется, не только общественного движения, которое бы не грешило этим, но не было ни одного мыслителя, воззрения которого не покоились, хотя бы частично на этом основании. Они представлялись инструментами нападения и самообороны, без которых шансы на то, чтобы выжить во время текущей демографической коррекции стремились к нулю. Никто её не хотел для себя. Никто не сумел её избежать. Даже те, кто расистами не был.     

[1] Том Риис. Ориенталист: тайны одной загадочной и исполненной опасностей жизни. Москва. Ad Marginem. Перевод В. Болотникова. 2013. Страница 350-я.

[2] Там же, страница 340-я.

[3] Там же, страница 345-я.

[4] Там же, страница 348-я.

[5] Там же, страница 349-я.

[6] Там же, страница 350-я.

[7] Там же, страница 353-я.

[8] Там же, страница 354-я

Comments are closed.