Устами поэтов глаголет будущее

Том Риис обращается к феномену «еврейского ориентализма». Берлин в двадцатых годах прошлого века был «крупным центром деятельности евреев-востоковедов, причём некоторые из них принимали активное участие в расцветшем тогда сионистском движении… Однако наиболее значительные фигуры ориенталистики (и среди них Лев Нусимбаум) занимались возрождением древней традиции: их ориентализм призван был объединить иудаизм и ислам, Восток и Запад, он зиждился на совместном и гармоничном прошлом; они же стремились способствовать и Tom Reiss. The Orientalistзарождению будущего, также совместного и гармоничного». [1] Поэтесса Эльза Ласкер-Шюлер пародирует, видимо, как раз эту основную идею «еврейского ориентализма», когда говорит: «Знаете, как можно разрешить еврейско-арабские конфликты? Есть один-единственный способ: вместе радоваться жизни. Нужно заложить увеселительный парк для евреев и арабов, куда они могли бы прийти, чтобы вместе поесть картофельные оладьи, вместе покататься на одних и тех же каруселях, вместе поиграть в колесо фортуны…» [2] Евреи-востоковеды теперь забыты, если верить Тому Риису, хотя имена, которые он вспоминает — Бенджамена Дизраэли, Арминиуса Вамбери и Уильяма Гиффорда Полгрейва — до сих пор на слуху. Впрочем, в книге Эдварда Вади Саида «Ориентализм», два, по крайней мере, из них фигурируют как простые британские ориенталисты. И в любом случае, не только не забыта, но осуществилась идея совместного арабо-еврейского аттракциона – в терминологии Эльзы Ласкер-Шюлер, конечно, — который вот уже более полувека притягивает внимание, силы и финансы всего мира. Однако сам Лев Нусимбаум использует расхожие клише ориентализма и не может претендовать на какую-то особую нишу внутри него. Восток и Запад. Запад принадлежит «белой расе» и продуцирует образы, в том числе образы Востока и Запада, а Восток внемлет. Правда, «в рецензии «Кино и престиж белой расы» он высказал глубокие, и поныне не потерявшие актуальности мысли о том, что отображение аморальности европейцев и американцев способно снизить уважение к Западу среди жителей Азии, особенно среди мусульман. Лев настаивал в своей статье на срочном создании позитивных образов западной культуры, если только «белая раса» не желает навсегда утратить уважение народов Азии». [3] При этом Восток существует как в форме «таинственного, «азиатского» Востока, мира ислама и прочих неевропейских религий, так и России (то есть Советского Союза) находившейся к Востоку от Европы. И там, и там хватало фанатиков и могущественных правителей, пусть их называли царями и комиссарами или султанами и шахами – это лишь добавляло Востоку ореол таинственности и опасности, усиливало его очарование, приковывая к нему внимание». [4] Разумеется, Льва Нусимбаума привлекают и фигуры, находившиеся на границах Востока и Запада, вроде Петра Великого, Ататюрка, шаха Реза Пехлеви или Амануллы-хана, которых он считал людьми, сумевшими использовать Запад для нужд Востока. Может быть. Границ традиционного ориентализма он всё равно не покидает.

[1] Том Риис. Ориенталист: тайны одной загадочной и исполненной опасностей жизни. Москва. Ad Marginem. Перевод В. Болотникова. 2013. Страницы 335-336-е.

[2] Там же, страница 311-я.

[3] Там же, страница 308-я.

[4] Там же, страницы 315-316-е.

Comments are closed.