Ещё одна философия

Путешествие не заканчивается с достижением цели: сначала ты едешь по дорогам, потом, когда ты остановишься, эти же дороги едут в тебе. Лежишь на диване, а они бесконечные текут в тебе, как течёт в тебе водка и коньяк, осложнённые, словно рытвинами, огурцом или даже колбасой: лежачий ты Пржевальский, сидячий Васку да Гама, стоячий Миклухо-Маклай. Камень движения, бревно миграции. «Монархия» и «Хортица» назывались те водки, водки путешествующих, коньяк был армянский. Там, в пути, с ними были яйца куриные, сваренные вкрутую, бутерброды с «докторской» колбасой, а то и ещё с какой-то копчёной, был салат по-ирански, была лазанья и ризотто, — во всяком случае они так себя называли, — был шницель по-министерски, был суп харчо, были чебуреки с мясом, а, может быть, и с картошкой, были хачапури, — однажды вкусные, а однажды так себе, и эти последние даже внешне не были похожи на то, что писал о них Похлёбкин в  фундаментальном труде о кухне наших народов, — были, да куда уж без них, огурцы и помидоры, были куриные крылышки запечённые на огне, был плов, было ещё что-то, что вспоминать нету больше моих сил, и ещё что-то, и ещё, но остановлюсь, чтобы не потерять сознания. Ничего из этого богатства я не отведал, лишь склёвывал иногда несколько крупинок творожку, вспоминая лимоновское «старичок ест творожок», да пригубливал водочки, вспоминая всю остальную русскую поэзию, да любовался своими друзьями-спутниками и питался их радостью и удивлением. А были ещё колы, швепс, пиво и рэд булл и бёрн во всей своей необузданности и дикости. Хотел бы я взглянуть на своей мозг — мозг любителя пепси-колы. Эмоциональный вампир: сам уже не могу и радоваться — пополняю запасы чужими чувствами. Постмодернистское путешествие: хачапури в тайге, ризотто на фоне железнорудного карьера, яичная скорлупа, упавшая на фотоаппарат «кэнон», — хотя здесь-то что такого постмодернистского? — лазанья у подножья гранитных останцев, приготовленных миллионнолетними ветрами и водой. Мы путешествуем, чтобы есть. Нет-нет, не так, не только: мы путешествуем, чтобы быть. Есть-быть-путь. И в любых сочетаниях: путь-быть-есть. По-моему, нормальная философия. Типа.