Всемогущая и всепонимающая

Том Риис видит в России всемогущую и всепонимающую силу, хотя об этом прямо не говорит. Отсюда критика: «Если бы Россия не вышла тогда [в 1918 году] из войны и если бы большевики не взяли власть, кто знает – быть может, сегодняшний Стамбул в самом деле назывался Царьградом, а Ближний Восток стал бы частью федеративной российской империи». [1] То есть Россия могла, но большевики эту возможность не использовали и не по причине, например, непреодолимых препятствий, а едва ли не по своей прихоти. Младотурецкий план объединения тюрков описывается противоположным образом. Османская империя не была способна осуществить этот план, а политические деятели настаивали на Tom Reiss. The Orientalistнём: «План состоял в том, чтобы захватить Баку, затем переправить турецкие войска по Каспийскому морю на нефтяных танкерах, высадиться в Красноводске, пройти пустыни Туркестана, захватить Бухару и Самарканд, а впоследствии ещё и Монголию». [2] Видимо, утопия. Большевики сдерживали всемогущество России, а младотурки, напротив, пытались подвигнуть Османскую империю к тому, что она никоим образом не могла исполнить. Лев Нусимбаум в 1920 году, будучи ещё пятнадцатилетним, в Риме принял марширующих фашистов за коммунистов и принял решение бежать. Он успокоился после того, как ему объяснили, что «…молодые люди в чёрных рубашках намеревались спасти свою страну от коммунизма, а вовсе не насаждать его». [3] Том Риис в оправдание юного Льва Нусимбаума говорит, что они не были чем-то из ряда вон выходящим: «…известны благожелательные слова Уинстона Черчилля и Бернарда Шоу о Муссолини и восторженное мнение многих американских газет …о его политических талантах и гуманизме. …такие положительные отзывы отражали всеобщее мнение американского истеблишмента». [4] Запад видел в фашизме союзника против большевизма, но не мог знать о том, что фашизм сведёт «на нет демократию в Европе». [5] А тем временем «коммунисты и нацисты лишь умеренных демократов ненавидели больше, чем друг друга». [6] Не трудно видеть, что их ненависть проистекала из понимания друг друга, а это значит, что коммунисты, то есть большевики, то есть Россия знали, с кем имеют дело. А Запад не знал! Не понимали происходящего и немцы: «…они не были способны осознать: члены добровольческих отрядов [здесь: протонацистских групп] такие же радикалы, как большевики, их консервативность, заверения о необходимости умиротворить страну – не более чем фальшивая вывеска». [7] И это непонимание длилось и длилось дальше. Разумеется, раз они не понимали, то ничего не могли сделать. Незнание — бессилие. Единственной силой, которая всё понимала и могла в любой момент направить развитие событий по благоприятному для человечества руслу, была Россия, пусть частично закрытая именем большевиков. И видимо, остаётся.

[1] Том Риис. Ориенталист: тайны одной загадочной и исполненной опасностей жизни. Москва. Ad Marginem. Перевод В. Болотникова. 2013. Страница 182-я.

[2] Там же.

[3] Там же, страница 204-я.

[4] Там же, страница 207-я.

[5] Там же, страница 208-я

[6] Там же, страница 209-я.

[7] Там же, страница 241-я.

Comments are closed.