Есть такое слово

«Самоколонизация» — актуальная политическая стратегия, имеющая отношение не только к древней истории. Имеется в виду не колонизация народом самого себя, а добровольное обращение себя в колонию другого народа. Том Риис утверждает, что было несколько самоколонизаций, но самую суровую пережили турки в начале прошлого века: «…желая достичь ускоренной модернизации и вернуть себе ведущую роль на международной арене, пришедшие к власти младотурки, превратили Османскую империю в военную колонию Германского рейха. …манёвр этот был совершён практически мгновенно. [Они передали] …весь офицерский корпус турецкой армии под командование германцев: более двадцати Tom Reiss. The Orientalistпяти тысяч германских офицеров и старшин заняли посты, позволявшие им отдавать команды турецким солдатам. Один из прусских офицеров основал турецкие военно-воздушные силы. …Вскоре германские матросы, нацепив на головы турецкие фески, начали лихо горланить «Германия превыше всего» вблизи от резиденции русского посла». [1] Если не считать беспокойного сна русского посла, в такой самоколонизации, кажется, нет ничего плохого. Ускоренная модернизация, обращение к помощи дружественных государств — таких самоколонизаций на самом деле было много, иные из них развиваются и сегодня и часто, кажется, приносят добрые плоды. Но Том Риис связывает турецкую самоколонизацию с поражением Османской империи в Первой мировой войне. Имея, возможно, в виду, что без военной помощи Германии, Османская империя её выиграла бы, — не знаю. А с нею, напротив, она не только потерпела поражение, но оказалась на грани исчезновения вообще, не только как империя, но и как национальное образование: «Накануне революции в России царские войска были развёрнуты для окончательного марша на Константинополь. Если бы Россия не вышла тогда из войны и если бы большевики не взяли власть, кто знает – быть может, сегодняшний Стамбул в самом деле уже назывался бы Царьградом, а Ближний Восток стал бы частью федеративной российской империи». [2] Когда Лев Нусимбаум, герой книги Тома Рииса, прибыл в Константинополь, плоды первой самоколонизации были не только очевидны, но и дали ход следующей, пусть не такой добровольной, поскольку она сопровождалась оккупацией британскими и французскими войсками, но всё таки самоколонизации: «…после губительных заигрываний с Германией последние османские правители рассеяли угар национализма и возродили многовековую традицию терпимости. Они были настроены космополитично и прогрессивно. …выказывали своё предпочтение всему современному, либеральному, западному, им нравились быстроходные автомобили, легкомысленные женщины, «красивая жизнь». [3] Но при этом они были «чудовищно непопулярны». [4] Объяснение этого противоречия Том Риис находит в том, что они склонились к либерализму и прочим автомобилям в тот момент, «когда европейские державы растаскивали их империю по кускам. Иными словами, их воспринимали как предателей национальных интересов». [5] Но пришёл человек, который таковым не считался, и провёл преобразования, о которых ни оккупанты, ни султаны и помыслить не могли.

[1] Том Риис. Ориенталист: тайны одной загадочной и исполненной опасностей жизни. Москва. Ad Marginem. Перевод В. Болотникова. 2013. Страница 181-я.

[2] Там же, страницы 181-182.

[3] Там же, страница 194-я.

[4] Там же.

Comments are closed.