Россия — алиби

Лев Нусимбаум называет Россию «великой антисемитской империей». [1] В его личном опыте, однако, не содержится ничего, что могло бы подтвердить его слова. Он жил на Кавказе, который «представлял собой редкостный оазис», где «евреи были лишь одним из прочих Tom Reiss. The Orientalistнациональных меньшинств, древним народом, который пользовался всеобщим уважением». [2] Терпимость, правда, не отменяет иерархий, ведь «положение евреев как людей Писания ставило их на более высокий уровень по сравнению с зороастрийцами или представителями других языческих сект». [3] Но ещё больше подрывает наш изначальный тезис. Никаких примеров антисемитизма для других частей империи Лев Нусимбаум не даёт. Зато Россию можно назвать страной русофобской. Выпадов против русских и примеров, когда русские предстают в неблагоприятном свете, хотя и прячутся за именами казаков, белогвардейцев и большевиков, в его книгах более чем достаточно. Во время восстания в Гяндже «русские белогвардейцы, те, что присоединились к нам, тут же предложили, согласно традициям своей страны, устроить еврейский погром. Мы, однако, вежливо отклонили это предложение». [4] Мы – это тринадцатилетний мальчик. Тогда русские «тут же предложили устроить армянский погром». [5] Но и это предложение было отвергнуто, Mustapha Tlili. Gloire des sablesпоскольку «азербайджанцы-мусульмане идут на смертоубийство только если того требуют законы чести и необходимость отомстить обидчикам; а коль скоро они уже за всё отомстили армянам во время устроенной в Баку резни, то «теперь не собираются впустую проливать кровь людей». [6] Понятно, что Лев Нусимбаум иронизирует, а его биограф ёрничает. Лев Нусимбаум написал свои книги на Западе и для Запада, а значит, они больше говорят о Западе, чем о России. Он написал их в оправдание себе, но почему его алиби должно быть проблемой его пусть бывших соотечественников? Супершпион профессор Хатчинсон, персонаж романа Мустафы Тлили «Свет песков», говорит о своём коллеге, которого ставит на один профессиональный уровень с самим собой: «милейший Сергей чьим гражданским статусом было ни больше ни меньше как положение советского поэта-диссидента (что и служило ему прикрытием)». [7] У Сергея тоже была история гонений и страданий, которую он не только принёс в Америку, но и оставил здесь, своим русским читателям, которые должны были держать в уме вероятность того, что его на самом деле гнали и мучили. Сергей «пользовался большим уважением среди нашей замечательной нью-йоркской интеллигенции, которая не уставала твердить на все лады о том, как ей повезло с таким подарком, сделанным Москвой, отправившей поэта в изгнание». [8] Алиби Сергея, а также Льва Нусимбаума, коли он профессиональный ориенталист, специалистов не обманывают, публику развлекают, а Родине вредят. Мучают читателей.

[1] Том Риис. Ориенталист: тайны одной загадочной и исполненной опасностей жизни. Ad Marginem. Перевод В. Болотникова. Москва. 2013. Страница 48-я.

[2] Там же.

[3] Там же, страница 49-я.

[4] Там же, страница 152-я.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Мустафа Тлили. Свет песков. Москва. Языки славянской культуры. Перевод С.В. Прожогиной. 2012. Страница 214-я.

[8] Там же.

Comments are closed.