О добром отношении американцев ко мне, к моей маме, к моему деду и к Кнуту Гамсуну

Кнут Гамсун получил к странице 69-й своей биографии «Кнут Гамсун. Мистерия жизни», написанной Натальей Будур и изданной в этом году «Молодой гвардией» в серии «Жизнь замечательных людей», такое количество благодеяний от жителей Соединённых Штатов Америки, что получи эти благодеяния, например, я, из одного лишь чувства благодарности никогда, никогда бы я не посмел не точно бы слово сказать против Соединённых Штатов, но даже не посмел бы и помыслить об этом. Да я и не говорю. Я и не помышляю. К странице 69-й Кнут Гамсун дважды съездил в Северную Америку. Он получал там всё: работу на любой вкус, свободу творчества без границ, дружбу и любовь любые, человеческое участие какое угодно, деньги практически по первому требованию и что? Речь на самом деле не о продажности, а о благодарности. Свою порцию благодеяний, между прочим, от Сша  получил и я, если даже не считать за таковые книги Эрнеста Хемингуэя, Чарльза Буковски или Джона Чивера, и многие другие, а считать только материальные благодеяния. В начале девяностых годов мне выписали пятилитровую банку сухого молока со складов нато — стыдную, блядскую банку, но полезную. Спасибо. Об этом имелась запись в моём старом советском паспорте. Во время Войны моя мама получила от народа Соединённых Штатов пальто, ботинки на толстой подошве и несколько банок консервированной колбасы. Дело было в Архангельске, где она находилась в эвакуации со своей семьёй. Толстые подошвы произвели на неё самое сильное впечатление, сильнее колбасы. Она помнила о них всю жизнь. Её отец часть Войны провёл за рулём «студебеккера». «Студебеккер» в военном контексте — это самое важное. И как тут быть неблагодарным, скажите на милость? Конечно, у меня есть вопросы… нет, нет, скорее, недоумения. Например, как народ, давший мне Хемингуэя и, в каком-то смысле, даже мою маму, ибо где бы я сейчас был без тех американских ботинок и колбасы, как этот же народ может сейчас испепелять и дефрагментировать каких-нибудь афганских и иракских ребятишек? Может быть, кто-то объяснит? Может быть, это расовая проблема? Не знаю. А вот антиамериканизм Кнута Гамсуна — свинство.

Comments are closed.