Кнут Гамсун, я и англосаксы

Единственное, что в моих глазах оправдывает существование англосаксов (спорю с англосаксофобией Кнута Гамсуна, как она подаётся в книги Натальи Будур «Кнут Гамсун. Мистерия жизни», Москва, 2008-й год) — это их страсть к большим пространствам: к широкому простору, к открытым горизонтам, к счастью ехать днями и неделями, а если на реактивном самолёте лететь — то десятками часов, и всюду слышать родную речь, находить понимание таких же людей, как и ты, и везде чувствовать защиту своего государства. А ещё лучше — чтобы над твоей страной никогда не заходило солнце. Страсть к широким горизонтам возникла и укрепилась в них, по-видимому, ещё в пятом веке нашей эры, когда англы решили поменять свой уютный, но тесный уголок в Ютландии (Уютландии) на бесконечные пространства Британских островов. И страсть эта так сильно захватила их, что из Ютландии они уехали все от мала до велика — снялись с места и исчезли. Земли, ими оставленные здесь, долгое время пустовали, а это означает, что бежали они не от врагов, а ушли по зову души. Порыв к горизонтам — в немецкой терминологии «к жизненному пространству» — был невероятно успешным: из шести самых больших государств мира, существующих сегодня, три англосаксонские — Австралия, Канада и Сша. При этом в Австралии и Канаде плотность населения значительно ниже, чем в России — 2,5 и 3,4 человека на квадратный километр соответственно против наших 8,6, — то есть территории приобретены с запасом, с расчётом на будущие поколения. Молодцы, англосаксонцы! Однако мы можем порадоваться и тому, что такие страны, как Индия и Китай, не стали странами чисто англосаксонскими — видимо, резня китайцев и индийцев оказалась делом более сложным в техническом отношении, чем тасманийцев. Порадоваться за китайцев и индийцев, я имею в виду. Любовь к пространствам — это то, что сближает нас и англосаксов больше, чем нас и любые народы маленьких стран. Человек, предки которого захватили Австралию, мне ближе и понятнее, чем тот, кто при виде географической карты Костромской области падает в обморок. А наш Кнут Гамсун, между прочим, родом из маленькой, тихой, уютной скандинавской страны.

Comments are closed.