Высшие ценности

Британцы обдирали Индию как липку. И это не худший вариант. Вот, пишет Ниал Фергюсон, в 1868-1930 годах голландская Ост-Индская компания вывозила семь-десять процентов индонезийского чистого внутреннего продукта, а британцы только один процент индийского. Ниал Фергюсон. Империя: чем современный мир обязан Британии. Москва. Астрель. Corpus. 2013-й год. Перевод К. Бандуровского. Страница 296-я. Факт хищения чужого продукта Ниал Фергюсон с нравственной точки зрения не рассматривает. Только с экономической. Ни о демократии, ни о борьбе за права человека он тоже ничего не говорит – во времена Британской империи их ещё не придумали. «…средний индиец не стал при Niall Ferguson. Empireангличанах намного богаче». Страница 297-я. Немного богаче. На четырнадцать процентов за двести лет, если пересчитать внутренний валовый продукт на одну индийскую душу. Британцы в тех же параметрах стали богаче на 367 процентов. Видимо, если отнимать у индийцев один процент чистого внутреннего продукта в течение двухсот лет, то он даст вышеуказанные 367 процентов. Присосаться к одному проценту индийского чистого ли, валового ли внутреннего продукта – да это ли не мечта! Были и другие способы эксплуатировать Индию. «Существенная доля прибыли, которую приносила индийская промышленность, доставалась английским управляющим, компаниям, банкам и акционерам, хотя не было нехватки в индийских инвесторах и предпринимателях». Страница 297-я. Британцы, кроме того, держали индийский рынок открытым для британских товаров. В итоге индийская промышленность могла удовлетворить только восемь процентов внутренней потребности в текстиле, а ведь ещё в начале девятнадцатого века её продукцией были завалены прилавки в Англии. Полтора миллиона индийских рабочих покинули страну, чтобы работать в других британских колониях. От их «дешёвого труда …зависела имперская экономика. …Условия, в которых они путешествовали и работали зачастую не намного были лучше условий жизни африканских рабов столетием раньше». Страницы 297-я и 298-я. Англичане не могли предотвратить «ужасный голод 1876-1878 и 1899-1900 годов», — страница 298-я, — то есть просто не предотвращали его, поскольку считали, что его предотвратит свободный рынок, хотя рынок, например монокультура, его часто и вызывали. А голодовки, уносившие миллионы жизней посещали империю регулярно. Средняя продолжительность жизни индийцев в 1820-1950 годах, тем не менее, выросла – с 21 года до 32 лет, британцев – с 40 лет до 69. При этом британские инвестиции в экономику колонии были гигантскими, некоторые показатели промышленного производства и сельского хозяйства вызывают уважение даже у бывшего советского человека – производство джута выросло в десять раз за двести лет, площадь орошаемых земель в пять раз. Британцы построили железные дороги и создали индийскую угольную промышленность с нуля, а также телеграфную сеть, которой у Великих Моголов не было. Великие Моголы – они же как дети малые… В общем, считает Ниал Фергюсон народ не так уж и обнищал. Но в чем тогда причина освободительного движения? «Индийский национализм питало не обнищание большинства, а отверженность привилегированного меньшинства», — утверждает он. Страница 298-я. И эту отверженность британцы не смогли преодолеть. Есть ценности, которые дороже одного процента чистого внутреннего продукта.

Comments are closed.