Тесёмки

Фредерик Лугард «разработал целую теорию «косвенного правления» — антитезу прямого, которое было установлено на Ямайке в 1865 году», — пишет Ниал Фергюсон в книге «Империя: чем современный мир обязан Британии». Москва. Астрель. Corpus. Перевод К.Бандуровского. 2013-й год. Страница 289-я. Империя никогда и не увлекалась прямым правлением, но действовала через посредников, например, через Ост-Индскую компанию, отказываясь от него лишь в крайних случаях. Вопрос состоял в том, через кого действовать. Согласно теории Фредерика Лугарда «британское присутствие могло быть минимальным, вся местная власть принадлежала элитам, а институты центральной власти (в особенности Niall Ferguson. Empireтесёмки кошелька) оставались в руках британцев». Страница 290-я. Понятно, где проходит последняя линия имперской обороны и чем можно, а чем нельзя поступаться. В империи распространилось мнение, что править следует при помощи «феодального нобилитета». «Леди Гамильтон, жена губернатора Фиджи, даже расценивала местных вождей как равных себе по статусу (в отличие от английской няни своих детей)». Страница 289-я. Но это был случай экстремальный. Местная аристократия была настолько несамостоятельной, что вызывала презрение и насмешки самих англичан. «Махараджа-повеса, богатый, вестернизированный — и политически почти бессильный – станет известной фигурой во всей Индии». Страница 288-я. При махараджах находились английские визири, обучавшие вверенных их попечению монархов британским методам управления и подталкивавшие их «в нужном направлении». Страница 288-я. Проблема махараджей заключалась в том, что они не позволяли британцам отсутствовать, напротив, требовали их постоянного присутствия. А британцы хотели не маячить. Аристократия не выполняла даже роли ширмы. В силу прозрачности своего положения. Волей или неволей британцы должны были обратиться ко второму варианту, к «англизированной элите», — поскольку третий вариант – прямое правление, — составившей основу националистических движений, хотя на словах и не только на словах часто третировали её. Во всяком случае, аристократия выглядела как будто предпочтительнее «образованных туземцев». Аллен Юм, либерал из Индийской государственной службы, основал Индийский национальный конгресс, который считал «подобием крана для выпуска пара». Страница 284-я. В конгресс вошли люди, положившие начало нескольким индийским политическим династиям. Пара накопилось так много, что националисты, начав «с бойкота английских товаров и пропаганды свадеши (буквально «отечественный») – экономической самодостаточности Индии», — страница 293-я, — продолжили террором. Кажется, что опираться на националистов, настроенных внешне против британцев, невозможно, но Ниал Фергюсон даёт понять, что именно в них империя могла обрести опору. «Британцы желали создать индийцев по своему образу [как будто они ещё не существовали]. Теперь, отворачиваясь [в их силах, следовательно, было повернуться к индийцам лицом] от этой англизированной элиты, они, подобно Франкенштейну, создали монстра». Страница 294-я. Здесь они заставили монстра действовать, а создали они его значительно раньше: «Национализм …является продуктом высшего английского образования». Страница 294-я. И если империи удастся править при помощи групп, настроенных антибритански, то это будет степень косвенного управления близкая к высшей. Высшая – это когда тесёмки будут в руках противников империи, но по её желанию они будут ослабляться в любое удобное для неё время.

Comments are closed.