Остров, который всегда с ними

Причину апартеида следует искать в островной жизни. Привычка опираться на относительно небольшое пространство суши, окружённое со всех сторон морем, заставляет человека и в жизни социальной искать опору в классовой системе, в иерархиях или в раздельном существовании рас. Во всяком случае, англичане в каком бы обществе они не оказывались, а Ниал Фергюсон называет несколько таких примеров в книге «Империя: чем современный мир обязан Британии», стремились оградить себя от бушующей расовой стихии непреодолимыми дамбами, если не могли сразу покончить с ней. И в Индии, конечно, тоже. «Ещё до восстания [до восстания сипаев 1857 года] шла медленная сегрегация белых и Niall Ferguson. Empireтуземных поселений, своего рода неофициальный апартеид, разделивший такие города как Канпур на «белый» и «чёрный». Страница 276-я. Указанное сочинение. Москва. Астрель. Corpus. 2013-й год. Перевод К. Бандуровского. При этом англичане «перенимали язык американского Юга, чтобы унизить «черномазых». И они ожидали, что закон закрепит их превосходство». Страница 276-я. Перенимали для публичной полемики. Британская имперская риторика — одна из самых отвратительных, которую когда-либо применяли газеты. Реформа, согласно которой «индиец, имевший необходимую квалификацию, мог судить людей вне зависимости от цвета их кожи», — страница 277-я – вызвало «восстание белых». Решение о том, что «правосудие не должно было различать расы», было жизненно важным для империи, но не было проведено в жизнь. Сопротивление оказали в первую очередь английские промышленники и купцы индийских городов, а администраторы им уступили. Правительство и в случае Британской империи оказалось лучшим европейцем (в хорошем смысле этого слова). Ниал Фергюсон объясняет британскую склонность к апартеиду «страхом перед сексуальностью», который он относит к одним «из наиболее странных комплексов викторианцев». Страница 281-я. Англичане спокойно относились к связям между мужчинами англичанами и местными женщинами, но не терпели связей между англичанками и индийцами. То есть апартеид – это в первую очередь апартеид для белых женщин. Желание изолировать женщин связалось с сексуально-юридическими видениями, распространившимися в газетах, вроде того суда, на котором судья-индиец неправедно судит мем-сахиб. На самом деле, в основе сексуальных страхов тоже лежит островной комплекс. Он проявился и в стремлении создавать границы ради безопасности. Первые свои линии Джордж Керзон, бывший вице-королём одно время, начертил именно в Индии. А также в стремлении создавать иерархии, часто фантазматические, опираясь как на приверженность к иерархиям англичан – существовала «жадная страсть [среди] англоязычного сообщества во всём мире к титулам и старшинству» — страница 290-я, — так и на проявления индийского феодализма: «Черты феодальной Индии разглядеть было нетрудно. Так называемые «туземные княжества» составляли приблизительно треть территории Индии». Страница 287-я. К началу прошлого века англичанам удалось учредить не менее семидесяти семи административных рангов и бессчётное число титулов вроде «Зовите меня Богом», «Прошу называть меня Богом», «Бог называет меня Богом». Впрочем, империалисты, скорее всего, шутят. Всюду, куда они приходили, несмотря на весь свой империализм, они приносили остров. Видимо из-за острова они и потеряли видимую часть Империи.

Comments are closed.