Королева смотрит на Майдан

Британская империя была делом всех народов её населявших, а не только британцев и, тем более, не только англичан – вывод, который следует из признания Ниалом Фергюсоном Сипайского восстания 1857-1858 годов полноценной гражданской войной. Субстратом как восстания, так и движения, направленного против него, были индийцы. Этого достаточно, чтобы говорить пусть не о строительстве империи, но о её истории, как общем деле народов. Однако последствия восстания указывают на то, что это была война не только между индийцами, но и между англичанами как таковыми – это была какая-то там по счёту британская гражданская война. После восстания королева объявила амнистию восставшим – Niall Ferguson. Empireдаром что их осталось совсем немного. Но было признано, что, хотя «попытка преобразовать индийскую культуру, возможно, была «благой» и «в принципе правильной», …восстание «выявило фатальную ошибочность попытки применить европейскую политику к народам Азии». Ниал Фергюсон. Империя: чем современный мир обязан Британии. Москва. Астрель. Corpus. Перевод К. Бандуровского. 2013-й год. Страница 222-я. Итоги восстания явно подводили ориенталисты, которые, видимо, из восстания вышли победителями: «Индийское общество неизменно и не подлежит изменению». Страница 222-я. А евангелисты, проникновение которых в Индию стало поводом к неповиновению для сипаев, вышли проигравшими: «…правительство Индии будет терпеть миссионеров только если они согласятся с этим [вышеуказанным] постулатом». Страница 222-я. И видимо, правительство проводило своё обещание в жизнь последовательно: «К 80-м годам XIX века большинство британских чиновников усвоило привычку своих предшественников 20-х годов считать миссионеров людьми в лучшем случае нелепыми, в худшем – смутьянами». Страница 222-я. Таким образом, индийцы, — Ниал Фергюсон их особенно не различает для, видимо, простоты изложения, — были только физическими носителями конфликта, а британцы – ориенталисты и евангелисты – обеспечивали его духовную часть. Старые формы управления в результате были разрушены: «Индией должна была управлять не Ост-Индская компания, …а английская корона в лице вице-короля». Страница 222-я. В общем, это настоящая революция. Для точного высказывания на эту тему следует знать, в чьи руки перешла торговля опиумом, которая составляла значительную часть доходов Ост-Индской компании, но Ниал Фергюсон ничего об этом пока не говорит – омерта. Лучшее, однако, доказательство революции – контрреволюция: с какой страстью англичане занимались работорговлей, с такой же они и боролись против неё; с каким упорством они навязывали миру опиум, с таким же они должны будут и бороться против него. Впрочем, трудно не согласиться с тем, что Сипайское восстание было одним из проявлений совместной работы народов на благо Империи. Поэтому, когда Ниал Фергюсон, осматривающий статую королевы Виктории, «устало глядящей на парк Майдан» в Калькутте, удивляется том, как «несколько тысяч англичан почти два века управляли не только Бенгалией, но и всей Индией» — страница 237-я, — или задаётся этим вопросом в более резкой форме: «как всего девятьсот английских чиновников и семьдесят тысяч военных держали в узде более 250 миллионов индийцев? В самом деле: как?» — страница 237-я — читатель уже знает ответ.

Comments are closed.