Конструировать и страдать

Ориентализм надо заслужить. Народы, которые ориентализма не получили, далече. Эдвард Вади Саид: «развитие и существование любой культуры требует наличия иного и конкурирующего с ней alter ego». Страница 513-я в: Эдвард Вади Саид. Ориентализм: Западные концепции Востока. Санкт-Петербург. 2006-й год. Перевод А.В. Говорунова. «Конституирование идентичности» предполагает конституирование «Другого». Не каждый годится на эту роль. Другой получает границы: он не должен быть слишком близок и не должен быть слишком далёк, иначе он не сможет выполнить задачу – не сможет поддерживать идентичность. «Собственная идентичность и идентичность «Другого» — вовсе не есть нечто статичное, но, скорее, исторический, социальный, интеллектуальный и политический процесс – это соревнование, затрагивающее людей и Edvard V.Said. Orientalizmинституты всех без исключения обществ». Страница 513-я. Другой, таким образом, вместе со своим званием получает свободу и значительную власть над нашей идентичностью вплоть до того, что может её разрушить. Другой требует ухода и присмотра, хотя в каждый момент исторического времени это будут особые формы ухода и присмотра. Отсюда, возможно, происходит обеспокоенность Эдварда Вади Саида: удовлетворяются ли потребности Другого? Другой должен быть. Другой должен служить условием нашей идентичности, но он не должен конструировать нашу идентичность, поскольку это вызовет цепочку неуправляемых изменений. «…надеюсь, что мне удалось показать, что ответом на ориентализм не может быть оксидентализм», — предупреждает Эдвард Вади Саид. Страница 508-я. Судя по тому, что писателю приходится оправдываться и в послесловии, читатели понимают его превратно. Основной смысл ориентализма заключается в том, чтобы обозначить и поддерживать Восток. Но Восток в свою очередь не может формулировать и заботиться о Западе, потому что, кроме прочего, «ни один из бывших «восточных людей» не будет чувствовать себя комфортно при мысли, что, сам побывав восточным человеком, он поддастся соблазну – большому соблазну – заняться изучением новых «восточных людей» — или «западных», — им же самим созданных». Страница 508-я. Зеркальный ответ невозможен, иначе основной смысл ориентализма будет утерян. А бывший восточный человек будет страдать. Но, отказываясь конструировать Восток из Запада, Восток обрекает себя на роль вечного Востока этого Запада. Между тем, созданная Эдвардом Вади Саидом, конструкция ориентализма, полностью совпадает с конструкцией Востока в исполнении ориентализма. Ориентализмом утверждается, что ислам, а это синоним Востока, «цельное явление, в отличие от любой другой религии или цивилизации», для которой характерны антигуманность, «неспособность к развитию, самопознанию или объективности», а также «нетворческий, ненаучный и авторитарный характер». Страница 457-я. Эдвард Вади Саид утверждает в пику ориенталистам положение о цельном характере ориентализма, о его догматической части, неизменной для всех его подразделений. «Ориентализм не способен к развитию. Более того, это настоящая доктринальная антитеза развития». Страница 474-я. О его бесчеловечности так же говорится. Для него не характерна самокритика. И в общем, это не наука. Эдвард Вади Саид близок даже к тому, чтобы, словно ориенталист, заговорить на двух языках: на одном из них – оксидентализм невозможен, на другом – он, скорее, уже есть.

Comments are closed.