Живородящий Восток

Увлекшись критикой, которой Эдвард Вади Саид подвергает ориентализм, можно думать, что он наносит ему поражение в действительности – разрушает институты, сжигает книги, казнит Жерара де Нерваля инфекционным заболеванием и ставит ногу на хладное тело какого-нибудь научного фонда: «Я считаю, что ориентализм оказался несостоятельным не только в интеллектуальном, но и в человеческом отношении, поскольку встав в извечную оппозицию к целому региону мира, который он посчитал в отношении себя чужим, ориентализм оказался не в состоянии идентифицировать себя с человеческим опытом, не смог даже распознать в нём человеческий опыт». Страница 508-я в книге Edvard V.Said. Orientalizm«Ориентализм: Западные концепции Востока». Эдвард Вади Саид. Санкт-Петербург. Русский мiръ. 2006-й год. Перевод А.В. Говорунова. Тем временем, однако, ориентализм остаётся не только жив и здоров, но одерживает решительную, окончательную победу над Востоком. У победы, конечно, много отцов, но: «Два фактора делают ситуацию в ещё большей степени очевидным триумфом ориентализма». Во-первых, «современная культура Ближнего Востока находится под влиянием европейской и американской моделей». Современная арабская культура – «это по существу культура европейская, а не восточная», если иметь в виду «самосознание культурной элиты». Страница 500-я. По всему Востоку мыслящие люди делают одни и те же наблюдения: элита европейская, но народ подкачал – страшно далёк народ от Европы. Но наблюдения эти — тоже результат ориенталистской политики, направленной на воспитание элиты, которая находилась бы на постоянной связи с «французским разумом». Во-вторых, «арабский и исламский мир продолжают оставаться второразрядными силами в смысле производства культуры, знания и образования». Страница 501-я. Эдвард Вади Саид даёт вопиющие примеры: «на Востоке нет никаких организаций, которые занимались бы изучением Соединённых Штатов, обладающих наибольшим экономическим и политическим влиянием в регионе». И «на Востоке едва ли найдётся хоть один институт пусть даже скромного уровня, который бы занимался изучением Востока». Страница 502-я. Он объясняет как такое возможно: через систему прикрепления мыслящих к западным университетам, через акцент на «инженерии, бизнесе и экономике» и через навязывание мыслящим определённых ролей – «проводников «модернизации», «форейторов прогресса». Страница 503-я. А это означает, следовательно, что Восток на всех уровнях своего устройства сам начинает производить Восток. Массовая телевизионная аудитория бездумно потребляет «культурные образы Востока, поставляемые американскими сми». Страница 503-я. Мыслящие «легитимизируют и придают авторитет тем идеям по поводу модернизации, прогресса и культуры», которые они черпают из тех же источников примерно, что и телезрители. Страница 503-я. «Современный Восток сам участвует в собственной ориентализации», замечает Эдвард Вади Саид. Страница 503-я. Если воспользоваться образами романа «Теллурия» Владимира Сорокина, которые, как мне кажется, происходят из области ориенталистской, то можно сказать, что «современный Восток» — это «живородящий войлок», который тоже себя воспроизводит, надо только вовремя сбрызгивать его то «мёртвой», то «живой» водой. «Технология!» — уважительно отзывается об этом войлоке один из персонажей повести «Метель». Она тоже из теллурийского периода. Не технология — высшая лига технологии. И конкурентов, говорит Эдвард Вади Саид, у неё нет.

Comments are closed.