Догматика

И в американском ориентализме Эдвард Вади Саид находит ориенталистские догмы «в совершенно нетронутом виде»: «…во-первых, это абсолютное и систематическое различие между Западом – рациональным, развитым, гуманным, высшим – и Востоком – аберрантным, неразвитым, низшим». Эдвард Вади Саид. Ориентализм: Западные концепции Востока. Санкт-Петербург. Русский мiръ. Перевод А.В. Говорунова. 2006-й год. Страница 463-я. Во-вторых, «это предпочтение, которое отдают абстракциям по поводу Востока (в особенности тем из них, которые основываются на текстах, представляющих «классическую» восточную цивилизацию) перед непосредственными свидетельствами Edvard V.Said. Orientalizmреалий современного Востока. Третья догма – это то, что Восток вечен, единообразен и неспособен определить себя сам, а потому считается, что при описании Востока не обойтись без генерализованного и систематического вокабуляра, представляющего Восток с западной, научно «объективной» точки зрения. Четвёртая догма – что Восток, по сути есть нечто такое, чего следует либо бояться (жёлтая угроза, монгольские орды, смуглые доминионы), либо держать под контролем (за счёт умиротворения, исследования и развития, немедленной оккупации там, где это возможно)». Страницы 463-я и 464-я. Надо помнить, что Эдвард Вади Саид различает собственно ориентализм и гуманитарные науки, в том числе востоковедение. Ориентализм он называет или дискурсом, или наукой в кавычках. Указанные догмы играют важную роль, а, может быть, определяют устройство мира, о котором говорит Владимир Сорокин в романе «Теллурия». Жан-Франсуа Трокар, президент республики Теллурия, со столицей в Улала на Алтае, каждое погожее воскресенье спускается к народу на особом летальным аппарате с горы Кадын-Бажы. Народ – алтайцы. Элита говорит на французском, народ – на алтайском, в качестве буферного языка, понятного и тем и тем, используется казахский. Таким способом, возможно, в соответствии с положением о влиянии языка на характер мышления, теллурийская элита хранит себя и свой народ от взаимных ментальных влияний. Народ остаётся народом (Восток – востоком), а элита – элитой (Запад – Западом). Президент своим полётом подчёркивает взаимное положение народа Vladimir Sorokin. Telluriaи элиты, Востока и Запада. Дети, правда, учат французский. О, конечно, у них есть надежда, что однажды они полетят на крыльях французского языка навстречу своему президенту. Им забыли сказать, что у правящего нечто нет признаков, кроме того, что оно правит. Нет вещных проявлений, которые можно было бы с ним связать. Будь иначе, Теллурией заправляли бы преподаватели французского языка, пусть даже самые жестокие из них. Неподвижность Востока и Запада в отношении друг к другу проявляется и в том, что, например, Московия, одно из государств теллурийского периода, унаследовала от прежних времён определённый тип – архетип – поведения, например, на дороге. Несмотря на то, что транспортные средства в результате генной революции и, по-видимому, энергетической контрреволюции решительно изменились, дороги остались проявлением социально-психологического конфликта. В Кёльне же, где на феноменальном уровне произошли изменения не менее серьёзные, чем в Московии, даже катастрофические, улицы заполнены праздничной толпой. Немецкие мусульмане празднуют победу над бухарскими салафитами. Мусульманский Запад остаётся Западом. Христианская Московия остаётся Востоком.

Comments are closed.