Ещё одна лингвистическая задача

Ответ, который дала русская культура концепту Восток, – это концепт Народ. Если это верно, то можно будет сказать, как и в случае моллюска Запад, что Россия тоже моллюск; её жемчужина – это мысляще-правящая структура, послойно изолирующая песчинку, попавшую в тело моллюска; а песчинка, равно как Восток для моллюска Запад, это Народ. Жемчужину советского времени мы сблизили с марксизмом-ленинизмом, жемчужина современного моллюска названия себе ещё не придумала, но факт остаётся фактом – слои перламутра образуются вокруг какого-то инородного, если бы не возможность, способность и готовность моллюска окутывать его, тела. Беспозвоночная метафора имеет Edvard V.Said. Orientalizmи, как мне кажется, эвристическую ценность в том смысле, что физически народ оказывается наименьшим объектом из трёх, хотя обычно считается, что народ это что-то наибольшее, что он включает в себя и мысляще-правящий класс, и население, ан нет – народ объект наименьший. При этом для моллюска и песчинка, и жемчужина оправдывают его только в сферах горних, не доступных для его ума, а здесь, на придонном уровне, они для него болезненная помеха и больше ничего. Эдвард Вади Саид близок к нашей метафоре, когда говорит о фильтрующих свойствах ориентализма: «…ориентализм – это не легкомысленная европейская фантазия по поводу Востока, но рукотворное тело теории и практики, в которое на протяжении многих поколений шли значительные материальные инвестиции. Длительные инвестиции сделали ориентализм как систему знания о Востоке признанным фильтром, через который Восток проникал в западное сознание, точно так же те инвестиции умножили – и сделали действительно продуктивными – положения, проникающие из ориентализма в культуру в целом». Страница 15-я. Эдвард Вади Саид. Ориентализм: Западные концепции Востока. Перевод А.В.Говорунова. Санкт-Петербург. Русский Мiръ. 2006-й год. Правда, в системе нашей метафоры, ориентализм, как и марксизм-ленинизм, обладает в первую очередь изолирующими свойствами, а не фильтрующими, но свойства эти — две стороны одной медали: нет фильтра без изоляции, как нет и абсолютной изоляции. Кроме того, концепт Восток и концепт Народ очень хорошо ложатся в тело, породивших их культур – имперской континентальной и имперской островной: во втором случае Восток находится где-то на островах, за морями, его жемчужина создаётся отдельно, как бы в виду песчинки, заблаговременно; Народ же находится здесь, настолько здесь, что различение Народа и не-Народа стало одним из основных занятий русской культуры, которое различение, в общем, означает превращение в народ. В европейской культуре этому соответствует процесс ориентализации: «Восток подвергся «ориентализации» не только потому, что открылся его «ориентальный» характер во всех тех смыслах, которые считались общим местом в Европе середины XIX века, но также и потому, что его можно было сделать «ориентальным» (т.е. его вынудили быть таковым)». Эдвард Саид. Указанное сочинение. Страница 14-я. Эта мысль, однако, ставит меня перед новой лингвистической задачей: какое слово означает процес обращения в народ? Поиск идентичности – это из области заместительной терапии, откуда, например, слово спецоперация, замещающее слово война. Популяризация? Обнародование? Национализация?

Comments are closed.