Концептуальная картография Востока

Читая книгу Веры Тольц «Собственный Восток России» (буду теперь употреблять краткое название её), я всё время вспоминал книгу Валери Кивельсон «Картографии Царства», поскольку в ней тоже идёт речь о русской империи, о восточной её части, в которой тоже не нашлось места Valeri Kivelson. Kartografija zarstvaдля концепта Восток. Отсутствие Востока у русских Валери Кивельсон доказывает необыкновенно красивым способом — посредством географических карт, исполненных, прежде всего, Семёном Ремезовым, — например, территории, занимаемые сибирскими народами были ясно и твёрдо очерчены, в отличие от земель, занимаемых жителями Нового Света на английских картах близкого времени. Интересно было бы в связи с идеями востоковедов школы Виктора Розена посмотреть глазами Валери Кивельсон и на ранние советские карты, но тогда читателю пришлось бы остаться в той эпохе навсегда. Однако теперь книга Валери Кивельсон «Картография Царства» приходит на ум из-за необходимости говорить о европейский концептуальной картографии, поскольку Эдвард Саид в книге «Ориентализм» говорит не только о мыслимом Востоке, но о его расположении в пространстве идей. Хорошо бы найти к словосочетанию «Картография Царства» какую-нибудь рифму, но пока её у меня нет. «Восток – это идея, имеющая историю и традицию мышления, образный ряд и свой собственный словарь, обусловившие их реальность и присутствие на Западе и для Запада». Страница Vera Tolts. Sobstvennyj Vostok Rossii12-я. Эдвард Вади Саид. Ориентализм. Санкт-Петербург. Русский Мiръ. Перевод А.В. Говорунова. 2006-й год. Восток расположен на Западе, хорошо. Запад рассматривается здесь исключительно в своей англо-французской и в меньшей мере американской части. Запад, поскольку содержит в себе концепт Восток, сам является концептом, но реальность Запада пока не ставится под вопрос. Запад реален, Восток концептуален. То есть Восток, он где-то во Франции. Однако, говорит Эдвард Саид, «было бы неправильно считать, будто Восток – это по существу идея, или создание, не имеющее отношение к реальности». Страница 13-я. Он вспоминает размышления Дизраэли на тему «Восток – это профессия» и объясняет их таким образом, чтобы исключить из предмета этой профессии «реальный» Восток, то есть «культуры и нации, которые пространственно располагаются на Востоке, и их жизнь, история и обычаи составляют грубую реальность – очевидно, большую, чем всё, что могло быть о них сказано на Западе». Страница 13-я. Восток прикрепляется к реальности через указание на людей, так или иначе занимающихся им. Так же можно указывать на реальность Бога, говоря о Edvard V.Said. Orientalizmпрофессии теологов, на реальность коммунизма, говоря о преподавателях научного коммунизма и на реальность идеализма, вспоминая философов. Но ориенталисты, назовём профессионалов Востока так, носители Востока, не привязаны к географическому Западу, но могут находиться где угодно, в самых неприспособленных для Востока местах, хотя, как утверждает Эдвард Саид, сегодня его надо искать в академической среде, среди пишущих книги, среди участников конгрессов, среди авторов диссертаций и доктрин «о Востоке и людях Востока». Страница 9-я. По аналогии с притчей о копыте монгольского коня можно сказать, что Восток там, где ступила нога профессора oriental studies.

Comments are closed.