Сто семнадцать лет спустя

Книга Веры Тольц «Собственный Восток России»: политика идентичности и востоковедение в позднеимперский и раннесоветский период» полна откровенных и скрытых комплиментов русским востоковедам, но одно обстоятельство показывает их с довольно неприглядной стороны. В 1810-м году граф Сергей Уваров предложил «учредить …Азиатскую академию, что, по его мнению, позволило бы науке извлечь пользу из того обстоятельства, что многие подданные Российской империи азиатского Vera Tolts. Sobstvennyj Vostok Rossiiпроисхождения. По замыслу Уварова, в этой академии «европейский академик» должен был трудиться с «азиатским ламой». Страница 151-я. Указанное сочинение. Москва. Новое литературное обозрение. Без указания имени переводчика. Новое литературное обозрение. Тридцать лет спустя востоковед Василий Григорьев из того факта, что «азиатские народы являются подданными Российской империи», выводил преимущество российского востоковедения перед западноевропейской наукой. Вера Тольц хладнокровно замечает, — имея в виду, скорее всего, не преимущество как таковое, а то, что оно никак не было реализовано, — что «Григорьев не приводил никаких убедительных доказательств в поддержку своего тезиса». Страница 152-я. Немцы смеялись над русскими преимуществами. Они считали, что «рукописи важнее живого информатора» и «классический древний источник важнее современного народного». Страница 179-я. Семьдесят лет спустя, после того как Сергей Уваров проектировал совместную работу академиков и лам, востоковед Алексей Позднеев использовал беседы с ламами для изучения «живой буддийской традиции». Страница 181-я. Но эта работа была, по-видимому, эпизодом, во всяком случае, спустя ещё сорок лет – после исследований Алексея Позднеева — русский востоковед Оттон Розенберг полемизировал с европейскими учёными, которые пренебрегают «материалом современным» и не учитывают полностью «туземных» знаний и интерпретаций», — страница 188-я, — хотя «имеются возможности найти «хранителей традиции» «и при их помощи …понять древнейшие тексты, как их понимает туземный учёный – действительный учёный». Страница 188-я. В полной мере идея о преимуществе русского востоковедения перед европейским, основанного на том, что в состав России входили азиатские народы, была реализована только в конце двадцатых годов прошлого века, когда был учреждён Институт изучения буддийской культуры, то есть спустя сто семнадцать лет после проекта графа Сергея Уварова. «…в институте был принят «живой подход» к изучению буддизма, охватывающий его современные практики и традиции устного творчества». Страница 189-я. Вера Тольц с удивлением констатирует: «…мечта графа Уварова …как ни парадоксально, воплотилась в жизнь, когда Санкт-Петербург уже более не являлся столицей Российской империи и был переименован в честь основателя первого коммунистического государства». Страница 190-я. Но в 1930-м году начались гонения на буддизм. Фёдор Щербатский, глава школы изучения живой традиции, подвергся длительным и «жестоким нападкам», — обвинения были чисто европеистские: «за высказывания о том, что европейские философы могли бы многое узнать о логике из работ индийских мыслителей» — страница 191-я, — а его ученики и последователи, как русские так и буряты, как академисты так и ламы, погибли. Знал бы граф Сергей Уваров, чем его слово отзовётся, или промолчал бы, или сказал и немедленно сделал. И немцы бы не смеялись, и русские бы не плакали.

Comments are closed.