Мо-лод-цы!

Манифест, предлагающий приватизацию вместо национализации, военное правление вместо демократии, обещающий активистам социалистических партий место в элите не-социалистического общества, безопасность и спокойствие вместо политического буйства, чистые и тихие города вместо шумных и грязных, необременительную религиозность вместо атеизма, некоторый регресс в сельском хозяйстве вместо прогресса кооперативного движения, но регресс не до поместий и не до крепостного права, а также замену индустриальных методов контроля и принуждения более современными: например, «…спутниковой сетью слежения за транспортными перевозками». Габриэль Гарсия Маркес. Gabriel Garcia Marques. Opasnyje prikliuchenija...Опасные приключения Мигеля Литтина в Чили. Москва. Аст: Астрель. 2013-й год. Перевод М. Десятовой. Пролетариат, при этом, как социальная опора прежнего, социалистического правительства пребудет в относительно автономных трущобах – в них и слон может пропасть, как говорит Мигель Литтин,  – со своими политическими культами и, вообще, образом жизни, хотя и останется источником надежд и объектом для сочувствия образованных и активных людей из других слоёв общества. Последнее происходило, видимо, от того, что чилийским мыслителям не пришло в голову добавить к культурным и территориальным маркерам пролетариата ещё и этнические, не удалось сделать рабочих мигрантами и гастарбайтерами в своей стране. Пусть попробуют эту задачу решить другие! Молодёжь, поскольку поделать с ней ничего нельзя ни в какое время, получит возможность потреблять самые радикальные культурные феномены от Пабло Неруды до современной кубинской музыки, от подполья под присмотром «подпольной службы безопасности» до тюрьмы. При этом манифестирующая часть книги Габриэля Гарсии Маркеса является самой определённой его частью, о которой можно говорить без оговорок, поскольку она опирается на чилийскую действительность 1985-го. Загадкой как будто является манифестант. Рассказчик не упускает ни одной возможности, чтобы показать, что он пользуется покровительством полиции, его представили даже нескольким генералам, в том числе и руководителям подполья, он каждый день сообщает в полицию о своём местонахождении посредством нехитрого телефонного фокуса, он понимает в полицейской работе, во всяком случай в той её части, которая стала достоянием общественности через детективный кинематограф и литературу. В Чили рассказчик — почётный гость, хотя прикрывается званием чилийского подпольщика, оппозиционера и невъездного эмигранта.  Манифест, таким образом, подаётся как бы из чилийской и как бы из левой среды, но от имени не чилийца и не левого в том смысле, что полиция левой не бывает. Определённость манифестанту, однако, придаёт окружающая читателя действительность, которая совпадает с книгой Габриэля Гарсии Маркеса за некоторыми исключениями. В это трудно поверить, но в 1985-м году русская полиция, как бы она тогда не называлась, манифестировала проект преобразований, которые и осуществила успешно к сорокалетнему юбилею сентябрьского переворота 1973-го года в Чили. Спасибо, что на этот раз обошлись без концлагерей.

Comments are closed.