На задворках великого поместья

Не совсем на задворках, но со стороны противоположной парадной — той, где помещичий дом, церковь, где дом культуры 1937-го года постройки, где скульптурные памятники поэту. Давно привычная культурная смесь: английский парк с каскадом прудов в своей основе, но берёзовый и ракитовый, сквозь который просвечивают купола православной церкви – кто-то из дедов поэта построил. А на берегу пруда, внутри английского, значит, парка, баня, — на фотографии она стоит под свежим тёсом, — не расхожая крестьянская, а помещичья, хозяйственная, повторяющая устройство нижегородского, как нам сказали, дома – две избы и холодные сени между ними под общей крышей. Не только баня, но прачечная, бойлерная, да мало ли ещё что — мало ли, чем ещё можно заниматься в таком помещении. Правда, баня принадлежит второй половине девятнадцатого века – поэт ею не мог пользоваться, только потомки, — но и вне литературного контекста она производит впечатление. Бассейна в ней нет, но есть, как ясно, пруд: милое дело из русской бани, что в английском парке, сигать в каскад прудов. Глядя с задворок, каскад прудов предстаёт при этом элементом вполне утилитарным, таким же, каким был в то время пруд заводской, хотя, конечно, нелегко отказаться от мысли, внушённой, может быть, ещё в советской школе, что его назначение, а также всего парка, окрестных полей, степей, деревень и крестьян состояло исключительно в том, чтобы обеспечить производство сказок, поэзии и прозы самого лучшего разбора. Большое Болдино. Нижегородская область. Планета Земля.

Comments are closed.