Против седьмой главы

В рассказе, который я слышал в Болдине от экскурсовода, были, как мне кажется, отголоски седьмой главы книги Ю.М.Лотмана «Александр Сергеевич Пушкин. Биография писателя». Глава называется «Болдинская осень» и содержит, кроме прочего, нравоучительный пассаж о том, как А.С.Пушкин, а также декабристы, запертые государём-императором во глубину сибирских руд, а в нижегородские красноземы – холерой, «преодолевали среду», не давали себя ей заесть. Правда, этот пассаж в рассказе экскурсовода отсутствовал и совершенно справедливо. Ю.М.Лотман восхищён Пушкиным, который «властно преображает мир, в который его погружает судьба, вносит в него своё душевное богатство, не даёт «среде» торжествовать над собой. Заставить его жить так, как он не хочет, невозможно». Наверное. Более того,  Ю.М.Лотман справедливо упрекает разночинцев, а через них, по-видимому, и советских интеллигентов в упадке духа, «преображающей активности», но совершенно несправедливо упрекает их Пушкиным и Болдиным: «Разгадка того, почему сибирская ссылка декабриста и скитания Пушкина кажутся нам менее мрачными, чем материальная нужда бедствующего по петербургским углам и подвалам разночинца середины века, лежит в активности отношения личности к окружающему». То есть, за вычетом Пушкина, «углы и подвалы» должны казаться нам более светлыми, чем Болдино! Я читал Пушкина, я видел Болдино – ни тот, ни другое не годятся для того, чтобы укорять собой бедных разночинцев. Не для этого они созданы. Болдино. Нижегородская область. Планета Земля.

Comments are closed.