Хванчкара

Досталась бутылка хванчкары 2004 года урожая, избежавшая смерти от рук санитарно-эпидемиологических нукеров тоталитарного государства. На всякий случай предупреждаю: хванчкара отыскалась в винном погребе, а не была куплена мною из-под полы. Пью вот её и думаю: как важно, когда у вина есть шлейф вне-винных ассоциаций и непременно положительных. Пьёшь вино — пьёшь страну. Наверное, виноделы это обстоятельство учитывают. Вот пил я недавно австралийское вино и вспоминал Питера Кэри, отчасти потому, что в одном из его романов кто-то кому-то советует пить вино не дешевле пятнадцати (австралийских ли, не знаю) долларов, а я такое и пил. Или вот вино китайское: на память сразу приходят несколько имён, все прекрасные. Или чилийское: Неруда, Хара, Мистраль. Или аргентинское: Борхес, Пьяццола, Марадона. Или французское: ассоциаций море. Или испанское: тоже. Пью хванчкару и вспоминаю, как в одном из романов Нодара Думбадзе тбилисские подростки спорили о том, какое вино самое лучшее. Нодара Думбадзе я читал подростком и названия грузинских вин поразили меня в самое сердце (в горло). И сейчас для меня они самые красивые среди винных названий. Но Нодар Думбадзе — это второй план, а на первом Окруашвили и его «фекалии». Надо же было так всё изгадить! Будь я президентом Грузии, я б Окруашвили точно пожурил. Не случайно Златоуст получил убежище в винодельческой Франции, а не, например, в Англии. За такие слова любой конкурент грузинских вин, нынешний или потенциальный, должен Окруашвили  тепло благодарить. В общем, продавайся хванчкара сейчас в магазине, я бы её не купил, но раз из погреба… Но истины ради замечу: вот эта запрещённая и, возможно, поддельная хванчкара, по-моему, лучше разрешённого и аутентичного австралийского вина за пятнадцать долларов. И никакой Окруашвили здесь ничего уже не сделает.

Comments are closed.