Нет конца

Роман о Стамбуле – повесть о европеизации: так пока получается. Орхан Памук в книге «Стамбул: город воспоминаний» берётся за европеизированных стамбульских богачей, о которых знает не понаслышке: его семья принадлежала к этому кругу турецкой буржуазии, а он сам пожимал руку самым выдающимся предпринимателям и нуворишам, жизнь которых, однако, была тяжела и неказиста. С одной стороны они испытывали страх перед «низшими» слабо европеизированными классами населения, перед народом — в русской терминологии, — а с другой – перед европеизированным государством, которому должны были свою европеизированность показывать. Более того, они должны были Orhan Pamuk. Stambul«выставить себя людьми куда более европеизированными, чем на самом деле». Орхан Памук. Стамбул: город воспоминаний. Санкт-Петербург. 2012-й год. Амфора. Перевод Т.Меликли и М.Шарова. Страница 254-я. «…они не жалели денег на произведённые в Европе костюмы, предметы домашнего обихода и всевозможные технические новинки, от соковыжималок до электробритв. Продемонстрировав друг другу эти приобретения, они чувствовали себя счастливыми». Страница 254-я. Старший брат одобрительной посматривал на них. Но это первый уровень приобретательства, вызывающий у Орхана Памука насмешку. Второй, собирание произведений искусства, критический пыл будущего писателя значительно охлаждает – о коллекционерах европейского искусства он говорит с большим уважением. Кажется, вот-вот речь должна пойти о людях, перешагнувших степени европеизированности, и приобретших навыки подлинных европейцев, но среди стамбульских богачей пятидесятых — начала шестидесятых годов прошлого века автор таких не помнит. А вот и высший тип: «…в одночасье распродать все свои компании, дома и имущество и переселиться в какой-нибудь ничем не примечательный район Лондона, чтобы до конца жизни глядеть на стену соседнего здания или смотреть английские телепрограммы, не очень понимая, о чём в них говорится, но пребывая тем не менее в уверенности, что это лучше, чем жить в Стамбуле в доме с видом на Босфор». Страница 254-я. Не удивительно: если показная европейскость есть форма лояльности европеизированному турецкому государству, то логично предположить, что лоялист должен стремиться к тому, чтобы перешагнуть местных представителей – посредников – европеизации и обосноваться в самом её центре. Орхан Памук говорит, но не очень убедительно, что европеизированность стамбульских богачей стала эрзацем наследственной аристократии, которой в империи османов не было, а в республике нужда в ней выяснилась. Но зато убедительно — о том, что она стала следствием принуждения, репрессии: «…для того чтобы понять, что богатый человек, проявляющий интерес к следам материальной культуры империи, — не обязательно враг европеизации, потребовалось не одно десятилетие, и только в восьмидесятые годы богачи начали собирать антикварные вещи османской эпохи – увы, к тому времени эти раритеты успели по большей части кануть в небытие». Страница 255-я. Как и те люди, впрочем, которые знали империю. Что ж, империя была побеждена. Чья теперь очередь? Процесс-то европеизации бесконечный.

Comments are closed.