Новая хронология

Константинополь — сущность азиатская, Стамбул — сущность европейская. Противопоставление на первый взгляд парадоксальное, но закономерно возникающее из системы символов, которые использует Орхан Памук в книге «Стамбул: город воспоминаний». В течение полутора столетий турки-османы, а потом просто турки, европеизировались, то есть перенимали – на самом деле приобретали – европейские достижения из всех сфер жизни, начиная от простых бытовых изделий и кончая самыми сложными ментальными системами: первые газеты, университеты, оппозиционное движение, «преклонение перед западной литературой, первые турецкие романы, волны переселенцев». Страница 217-я. Orhan Pamuk. StambulУказанное сочинение. Санкт-Петербург. 2012-й год. Перевод Т.Меликли и М.Шарова. К этому потоку событий Орхан Памук относит и «политические репрессии» и «пожары», которые, кажется, феномены всемирные и всеобщие, но тот, кто жил или даже живёт в эпоху европеизации, наверное, знает, о чём говорит. Более высокая волна заимствований привела к смене государственного устройства, распаду единой территории и драматичному изменению состава населения – к событиям, которые, взятые сами по себе, кажутся несчастьями, если бы на их место не приходили лучшие достижения европейского ума – республика, политические партии, светское образование и так далее. Детство писателя пришлось на время, когда европеизация потребовала моноэтнического Стамбула, внутри которого гнездился ещё многоязыкий – греческий, армянский и еврейский – древний Константинополь, занимавший важное место в городской торговле и культуре, и настолько серьёзное, что туркам-покупателям приходилось всё время напоминать греческим лавочникам, чтобы они говорили по-турецки. Говорите по-гречески, раз вы покупаете в Константинополе! Моноэтничность — необходимая часть европеизации, но при этом её нельзя ввести по собственному усмотрению, по той причине, хотя бы, что центры производства европеизации находятся далеко за пределами города и страны. Её необходимо приобрести, и только легально – пиратские копии никогда не будут признаны, не получат сервисной поддержки, их не удастся перепродать. Турки выменяли её на участие в европейском военном союзе, а в качестве информационного сопровождения использовали кризис на Кипре 1955-го года. Картины инсталляции моноэтничности в Стамбул поражают воображение, но не отходят от европейского канона. Происходят события, в результате которых «за последние [вторая половина двадцатого века] пятьдесят лет Стамбул покинуло больше греков, чем за пятьсот лет, прошедших после 1453-го года». Страница 230-я. Ради вящей объективности автору надо бы использовать указание на долю уехавших по отношению к населению города, ведь число жителей за это время сильно изменилось, но, в общем, Константинополя не стало. Восток проиграл. Европа восторжествовала. Пора внести изменения в учебники: взятие Константинополя (освобождение Стамбула) произошло не в 1453-м, а в 1955-м году.

Comments are closed.