Беги

Сначала Восток создаём, потом его европеизируем. Из примеров европеизации, которые Орхан Памук приводит в книге «Стамбул: город воспоминаний», а также из примеров того, что ей противоположно, становится ясно, что европеизация это приём торговли, пусть и сравнительно сложный, который включает в себя такие показатели, как обеспеченность европейскими товарами, склонность к их приобретению, степень лояльности к европейским брендам и так далее. Орхан Памук приводит отрывок из одного газетного фельетона, который как нельзя лучше указывает на сущность европеизации, которую турецкий народ переживал в течение половины девятнадцатого и всего двадцатого веков: «Наши Orhan Pamuk. Stambulконные долмуши были созданы в подражание французским омнибусам, да только дороги у нас такие скверные, что от Бейазыта до Эдирнекапы они прыгают, словно куропатки, с камня на камень». Ситуация 1894-го года. Страница 183-я. Орхан Памук. Стамбул: город воспоминаний. Санкт-Петербург. Амфора. 2012-й год. Перевод Т.Меликли и М.Шарова. Разумеется, если считать, что ситуация возникает из свойств империи османов, то империя эта предстаёт перед нами в неприглядном свете – омнибусы позаимствовала, а дороги — нет. Анекдот. Однако объяснение этому анекдоту есть простое: омнибусы османам были по карману, а хорошая дорога – нет. Орхан Памук приводит пример дорожной ситуации, которая на пятьдесят лет моложе описанной выше: «С хаосом на дорогах мы можем покончить, только если перестанем вести себя на улицах и площадях как нам вздумается и будем следовать правилам дорожного движения, как это делается на Западе. Другой вопрос, сколько найдётся во всём Стамбуле человек, имеющих представление о том, что такое правила дорожного движения». Ситуация 1949-го года. Страница 188-я. Из отрывка вытекает неумолимое требование обратиться к Западу за технологиями организации дорожного движения, поскольку в Стамбуле нет людей, «имеющих представление» о них. Антонимы европеизации носят исключительно негативный характер, например: «…правление Абдул-Хамида, ознаменованное усиленной европеизацией и политическими репрессиями». Страница 217-я. Хотя ускоренная, читай, насильственная европеизация, не может не сопровождаться репрессиями, но Орхан Памук их разводит — только силы зря тратит, поскольку продавцы европеизации никогда не бывают довольны уровнем её потребления. Пусть потребителям уже плохо от неё: «…безвкусные здания в так называемом «западном» стиле, от которого на Западе тошнит всех обладающих вкусом и сердцем людей, всё сильнее и сильнее вгрызаются в плоть Стамбула… И причину этого следует искать не столько в пожарах и в нашей теперешней бедности и бессилии, сколько в нашей тяге ко всему новому». Ситуация 1922-го года. Страница 190-я. Именно в бедности. Именно в бессилии. Тавтологичные метания турецкого писателя, от которого требуют «быть европейцем, когда тебе хочется оставаться человеком Востока, и вести себя как человек Востока, когда от тебя требуют быть европейцем», — страница 151-я – не оставляют турецкому писателю ни одного шанса на то, чтобы «достичь спасительного одиночества», в котором не будет ни навязчивого Запада, ни утомительного Востока. Беги из вымышленных противопоставлений.

Comments are closed.