«…найдите ему еврея!»

Поутру прочёл несколько страниц из книги забытого мной Уокера Перси «Ланселот». Эта книга была издана «Лимбус Пресс» (можно сказать: «Лимбусом Прессом или Лимбус Прессой»?) или в Москве или Санкт-Петербурге (тут указаны два города, чтобы удобнее было бегать от полиции нравов, как я себе представляю). Ланселоты, кстати, мне стали попадаться на каждом шагу: на днях видел салат «Ланселот», а сегодня — предприятие «Ланцелот». Чем они там, интересно, занимаются? Боги напоминают мне, что негоже бросать книги недочитанными. На странице 142-й Ланселот обсуждает с молодым афроамериканцем Элджином возможность устроить в своей усадьбе тайную кино или видеосъёмку. У Ланселота есть основания сомневаться в верности своей жены. Кроме того, мы произвольно, ради поиска истины, приписали Ланселоту свойства Барака Обамы. Того самого Барака Обамы. Но Элджина тоже нельзя сбрасывать со счетов как потенциального президента сша. «…ничто не меняется, даже Элджин, хотя он и превратился из маленького негритёнка в звезду Эм-Ай-Ти. Потому что даже в этом, — пойми меня правильно, в этом, а вовсе не в том, что он для меня искал решение моей проблемы, — он в некотором смысле всё равно остался «моим ниггером», к тому же то, что я теперь смотрел на него и ждал его решения, тоже входит в старый стереотип приписывания «им» поразительных способностей, если они — «наши» негры… вообще их ум, благодаря какому-то божьему промыслу или в силу нашей беспомощности и бездеятельности, позволяет нам на них полагаться не только в выискивании дичи, но и во всём: что им по плечу будет не только Эм-Ай-Ти (но и Белый дом — это я добавил), что они станут умными, умнее нас, умными, как евреи, нет, умнее евреев. Я так и слышу, как мой дед говорит: готов посморить, этот Элджин хоть сейчас переплюнет еврея, любого еврея. Эй, кто-нибудь, найдите ему еврея!» Неужели ещё не нашли? Но если президентом станет Элджин, тогда кто такой Ланселот? Не исключено, что он руководящая и направляющая надпрезидентская сила нашей эпохи. С женщинами в этом предвыборном романе, кстати, очень плохо: из трёх самых важных — две умерли, а одну унизили и оскорбили. Таки, Элджин?