«Та, ради которой не прекращает биться моё сердце»

Психическая обстановка оставляет желать лучшего: люди-датчики, — кассандры, сказать по-старому, — то есть люди мыслящие и чувствующие, продолжают как-то уж слишком волноваться. Как-то безбожно психовать. А впереди ещё межсезонье. Или, может быть, они просто испортились — датчики? Взять бы их, да поменять. А если они испортились вместе с окружающей средой? Тогда поменять с окружающей средой… Останусь-ка поэтому в Африке. Изыму себя из датчик-среды. Стану первым внутренним эмигрантом, сбежавшим от русской интеллигенции. Благо возможностей с избытком. Книги, например. Купил ещё две книги — африканские. Купил роман Чимаманды Нгози Адичи «Половина жёлтого солнца». Половина жёлтого восходящего солнца — это символ Биафры, государства, просуществовавшего всего три года — с 1967-го по 1970-й — и задушенного, как это ни горько сказать, совместными усилиями мирового сообщества: нигерийские мусульмане, русские лётчики и английские гуманисты против христиан и язычников игбо. Славная была резня. Блокада. Голод. Фотографии голодных детей игбо до сих пор числятся среди лучших образцов репортажной съёмки. На этой войне погибли оба деда писательницы. Лишь «коммунистический Китай осудил англо-американо-советский империализм». Страница 288-я. Издательство «Фантом пресс». Москва. 2011-й год. Перевод М. Извековой. Русская интеллигенция тоже смолчала. Игбо не могли обеспечить её ни грантами, ни убежищем, ни дипломатической поддержкой. Вот бы англичане стали на сторону игбо! Или наоборот. Вообще, когда русские и англичане сражаются вместе, ситуация для интеллигенции становится нравственно безвыходной — нечего осуждать, а в мыслительном плане — неэвристичной, бедной смыслами. Биафра — одна из территорий безмолвия, вроде Кампучии, где в геноциде напрямую участвовали и американцы, и местные красные: нет никого, кому было бы чем похвастаться. Кому есть чем похвастаться — тех уже нет. Через эту мёртвую зону и ведёт, по-видимому, своих героев Чимаманда Нгози Адичи. 404 рубля 00 копеек. Читать, немедленно читать. Вторая книга — это сочинение Галины Васильевны Зубко «Фульбе — гранды африканской саванны: опыт реконструкции этнокультурного кода». Москва. Логос. 2011-й год. Фульбе, саванна, этнокультурный код: как не купить такую книгу и не приняться за чтение? У глав ещё более заманчивые названия: «Поэзия «больших тюрбанов». Или: «Центры книжкой культуры». Фульбе — это народ письменной и государственный. Или: «Мотив водного пространства». Или: «Оды в честь коров»: «…поэт слагает свою бесконечную песнь с единственной целью — представить её на ежегодном празднике .., посвящённом возвращению коров с пастбищ. …юноши демонстрируют как знание пастушеской «науки», так и поэтический талант. …поскольку пулло [собственно пастух]— и пастух, и поэт». Страница 117-я. Отрывок из оды: «Пусть смеётся, кто хочет. Его смех не помешает мне сказать: Самая очаровательная из моих возлюбленных, Та, ради которой не прекращает биться моё сердце, — Корова, красавица, которая в бургу Украшает себя жёлто-золотыми и серебряно-белыми цветами». Страница 118-я. Не знаю пока, что такое бургу. Скоро узнаю. Прочь отсюда. К коровам!

Comments are closed.