Окончательно запутался

«…когда ты вышел из лагеря и тебе шестьдесят лет, тебе трудно угодить», — заметил Эдуард Лимонов в романе «В Сырах». Страница 11-я. Лимбус Пресс. 2012-й год. Санкт-Петербург — Москва. Смотря, кто угождает. Халилю Мансуру, главному персонажу романа Шерифа Хетаты «В сетях», угождало само центральное разведывательное управление сша. А он был не подарок: ему было пятьдесят лет, когда он вышел из тюрьмы, где провёл половину жизни. Он был профсоюзным активистом, коммунистом-подпольщиком, — за это и сидел, и стоял под виселицей, — правда начал остывать, стал даже зваться социалистом. Его атеизм тоже не способствовал тому, чтобы в стране, которая возвращалась к хиджабам после нескольких лет социализма, можно было легко угодить ему. Тем не менее, Халиль Мансур нашёл работу, жену и стал отцом — всё это он добыл сам, без чужой помощи, — но что-то его томило. Он связался с забастовочным комитетом на своём предприятии и потерял работу — всё вперёд. Этого ему показалось мало: с ним познакомилась аспирантка из Америки, которую интересовало профсоюзное движение в Египте во второй половине сороковых годов, особенно связи Халиля в нём, и, в общем, потерял жену и ребёнка. У неё были отличные знакомства среди работодателей и политиков. Они полюбили друг друга. Из их любви и нескольких политических интриг произросли две смерти — её и его. Её смерть как будто созрела изнутри цру: она любила Халиля Мансура, а надо было привлекать его к работе: «…он по-прежнему порхает по миру, свободный, как птичка. …он чужой, а чужому среди нас не место. …он не должен больше оставаться в стороне». Страница 422-я. Шериф Хетата. В сетях. Москва. Радуга. 1988-й год. Перевод Е. Стефановой. Она возражала: «…он не годится для такой работы, совершенно не годится». Страница 422-я. Почему нельзя было её перевести в другую страну — и его вместе с ней — не объясняется: «…мы караем в основном чужих, но если потребуется, то и своих не жалеем». Страница 433-я. Вот и весь сказ. Трудно сказать, кто из них был прав — аспирантка или её начальство. Халиль патриот, да. Для него даже работа в иностранной компании была сродни предательству, но он много над собой работал, чтобы отважиться на неё: «…я хочу ездить, путешествовать, хочу увидеть мир. Кто, как не Запад, с его возможностями даст мне это?» Страница 408-я. То есть человек может двигаться дальше. Но египетское ведомство общественной безопасности поспешило открыть Халилю глаза на занятия возлюбленной, и с ним произошёл приступ беспамятства. За время болезни её не стало. А он очнулся на скамье подсудимых. Если объединить жизни Шерифа Хетаты и его персонажей, Азиза Омрана из романа «Железное око» и Халиля Мансура из романа «В сетях», то получается следующая биография: родился в начале двадцатых. В середине сороковых вступил на путь революционной борьбы. Коммунист. В тюрьму попал впервые в 1950-м году. Бежал. И из страны тоже. Вернулся — ещё десять лет. Потом ещё. Халиль выходит последним — в середине семидесятых. Страна к этому времени уже полностью переменилась. На смену англичанам пришли американцы в качестве главных друзей Египта. И расправляются с нашим героем уже не как с коммунистом, а как с уголовником. Новые сети для матёрой рыбы.

Comments are closed.