У них было всё, а они захотели ещё чего-нибудь сверх того

У египтян, имеется в виду, было. В 1978-м году. Всё было. Свидетельствует Халиль Мансур, главный герой романа Шерифа Хетаты «В сетях». Была свобода: «Реклама, реклама, реклама… мы живём в эпоху Свобод — всех и всяких, на любые вкусы: свобода путешествий, свобода удовольствий, свобода эмиграции, свобода купли-продажи… Не угодно ли стать свободным? Пожалуйста! Необходим сущий пустяк — счёт в банке (предпочтительно в твёрдой валюте). Конец нужде и лишениям! Мы вступаем в период процветания! (Только не забудьте, пожалуйста, прихватить свою чековую книжку)». Страница 397-я. Москва. Издательство «Радуга». 1988-й год. Перевод с арабского Е.Стефановой. По поводу чековой книжки и твёрдой валюты Халиль Мансур язвит напрасно — да, в момент говорения он безработный, но скоро сделается директором египетского отделения одной большой конторы. Было товарное изобилие. В аэропорту, в котором он встречает знакомую, он видит «…тележки, тележки, тележки, картонные сундуки с аппаратурой, магнитофоны, телевизоры, электроприборы, миксеры». Страница 397-я. Откуда вдруг это богатство? Халиль Мансур восклицает: «О, чёрное золото! Ты покоряешь континенты, несёшь миру процветание. Даже и нам, голодным, кое-что перепадает от щедрот твоих — доллары, туристы, моральное разложение…» Страница 397-я. Но какая разница — на что было выменяно это изобилие? О голодных он вспоминает тоже напрасно — он к ним не принадлежит, если только к «голодным» в переносном смысле слова. У них так же были американцы, как неотъемлемая часть товарного изобилия и свобод, а так же демократии, которая у них тоже была. «…сколько их, американцев, понаехало сейчас в Египет — поди сосчитай! Всю страну оплели своей паутиной, куда ни сунься — всюду они. Знают своё дело, черти!» Страница 388-я. Среди них возлюбленная Халиля Мансура, аспирантка какого-то университета, которая свободно курсирует между ним, временно безработным, и депутатом Национального собрания. Она спрашивает Халиля: «…прежде всего, скажи мне конкретно, где бы ты хотел работать — в государственном секторе? В частном? А может, в какой-нибудь американской компании?» Страница 391-я. Такая аспирантка. У них была свободная пресса, которая донимала вопросами самого генерального прокурора: «…ваше превосходительство, читатели требуют! Мы не можем игнорировать общественное мнение. Одно только слово — на кого работал Халиль Мансур?» Страница 437-я. У египтян были всеобщие воровство и коррупция: «…старуха в чёрном габабе …торгует ворованными анкетами по уплате подоходного налога. Вор на воре. Воруют все до единого — правительство, министерства и ведомства, палаты и советы, больницы, школы и служба быта, государственный сектор и частный. И все повязаны взятками». Страница 419-я. У них даже была скрепа, которая держала страну в кулаке, чтобы она не разлетелась по парижам — управление общественной безопасности. Упомянутый выше прокурор ходил туда за всякой мелочью. Франкофилы, кстати, у них тоже были — Халиль Мансур, пожалуйста: «…увижу берега Сены, и буду бродить по парижским бульварам, и покупать книги у букинистов, и сидеть в кафе, и слушать современную музыку, и пить шампанское, и… Невероятно!» Страница 410-я. Всё было у них. Всё, что душе угодно. Не было у них современной, разработанной лучшими разработчиками массовых беспорядков и общественных катаклизмов, революции. Нажили.

Comments are closed.