Ещё одна объяснительная

По всем советским и большим религиозным праздникам сайт «Тарбаган» отключают. Делается это двумя способами: во-первых, технически, но, правда, редко; во-вторых, психически, но часто. Способ технический заключается в том, что «Тарбаган» перестаёт работать, но так, что виноват в этом почти всегда оказываюсь я — автор текстов на этом сайте. Виноват — виноват, ладно. Психический способ отключения сайта состоит в том, что меня каким-нибудь способом оскорбляют, и я перестаю писать. Оскорбления бывают изящные, многоходовые, с отложенным результатом, иногда я просто удивляюсь изяществу и сложности этих оскорбительных комбинаций, а бывают уличные, ясные, но все они — и первые, и вторые, — устроены таким образом, что на них невозможно ответить. Например, мальчик и девочка: мальчик оскорбляет, а девочка смотрит глазами детскими, наивными, лучистыми. Да и мальчик тоже — мальчик. Для мальчика у меня есть набор ответов, но он же мальчик. И девочка… Ты скажешь, а она молвит что-нибудь в роде «как вам не стыдно…» Я не могу плохого пожелать этим мальчику с девочкой даже про себя: а вдруг это скажется на их потомстве? А с их потомством придётся жить моему потомству. Потерплю. Я тонкий и ранимый человек. Я беру их оскорбление с собой и живу с ним день. Или два. А праздник тем временем проходит. Я, бывает, думаю: не оскорбляйте, я и сам знаю, что в праздники мне не надо писать. Но мальчик и девочка контрольный выстрел всё равно производят. Хуже мальчика с девочкой только старые знакомые — такие, знаете, которые где-то есть, ты знаешь о них, но никогда не видишь. И вдруг они появляются, чтобы оскорбить. Перед праздником. Ответа дать старому знакомому тоже не можешь, потому что человек хороший. И если ответишь — все, конечно, увидят только ту часть записанного на видеокамеру акта оскорбления, которая касается моей реакции: вот я иду по улице, оборачиваюсь к двум пресветлым отрокам и говорю им… Ужас. Или вот я подскакиваю с перекошенным лицом к человеку, которого все знают как человека замечательного, и кричу ему… Спаси и помилуй! Сохрани и убереги! Обороти и окороти! Отврати и укрой! В психологической гражданской войне есть правила, но все они направлены против меня. Например, можно защититься публичной истерикой, то есть, всё-таки писать. Но писать-то — поскольку унижен и оскорблён — придётся только об этом — о своей обиде. А поскольку — ещё одно условие — нельзя называть имена обидчиков, — они же мальчики и девочки, — то вся моя истерика будет принята на себя другими людьми, часто случайными. А то близкими и любимыми, и сам окажешься оскорбителем. В общем, сидишь и молча оскорбление жуёшь. А люди празднуют. Ну пусть. Есть новости… Неожиданный удар получил в эти дни — по случаю начала Лондонской Олимпиады был не только оскорблён, но одновременно унижен технически — сайт мой отключили. Никогда такой комбинации против меня ещё не проводили. А праздничным утром ещё и воду отключили — горячую и холодную. Видно, Лондонская Олимпиада поважнее будет Пасхи и Дня вооружённых сил.

Comments are closed.