Твой круг

Коран египетский революционер не читал. Имеется в виду Азиз Омран, египетский коммунист и персонаж романа Шерифа Хетаты «Железное око», который четыре года провёл в тюрьме, из них значительную часть в одиночной камере в виду виселицы. Середина прошлого века. Чтение Корана возникает один раз в связи с проверкой грамотности крестьянского мальчика, сподвижника Азиза. « — И что же ты читаешь, Мустафа? — Коран читаю. — Почитаешь мне сегодня вечером? …А ещё что-нибудь читаешь? — Иногда — газеты. И ещё листовки читаю, которые ты привозишь». Страница 201-я. Шериф Хетата. Железное око. Москва. Радуга. 1988-й год. Перевод с арабского Д. Згерского. Мальчику надо сказать что-нибудь приятное своему старшему товарищу — вот он и вспомнил про газеты и листовки. Большую часть чтения Азиза Омрана составляли медицинские, он врач по профессии, и политические сочинения. Но названия и авторов он даёт только художественных произведений, за одним исключением и только тех, которые сыграли роль в его идейном становлении. Косвенные указания на книги, которые встречаются в романе, мы пропускаем, чтобы при их трактовке не стать посмешищем для знающих людей: «Меняйте мир!» Он вспомнил эту похожую на кредо фразу, вычитанную им в какой-то книге. Там говорилось примерно так: наша задача не только понять мир, но и попытаться изменить его». Страница 35-я. Или, например: » — По ком звонит колокол. — Что вы сказали, доктор? [Доктор говорит со своим сподвижником в ожидании смертной казни.] — Так, ничего особенного. Известная фраза. Её написал один шотландский священник. Потом ею озаглавили роман, выпустили фильм с таким же названием о борьбе испанского народа против фашизма». Страница 174-я. Потайные книги пропускаем. Речь о прямо названных книгах. Первым среди них, как запал, который пробудил в Азизе Омране революционное сознание, идёт, конечно, роман М.Горького «Мать». « — Ты читал «Мать» Горького? — спросили Азиза. — Нет. — Почитай. Тебе понравится. — Почему? — Захватывающая книга. История матери, которая волей обстоятельств была втянута в политическую борьбу. — Ладно, куплю, прочту». Страница 92-я. Роман Горького египтянами ни в школе, ни в университете не изучался — у них не было против него противоядия. Вторым идёт роман Арчибальда Кронина «Цитадель» — врач в условиях социальных катаклизмов. Роман, который, по-видимому, связал революцию и профессию Азиза Омрана. Третьим — «нашумевший» роман Никоса Казандзакиса «Грек Зорба», который связан с мыслью, высказанной возлюбленная Азиза: «Момент безумия в жизни необходим. Иначе человек никогда не разрубит связывающие его оковы». Страница 185-я. Четвёртая книга: покидая дом ради «какой-то безумной идеи, рождённой его юношеским воображением» [слова отца], Азиз берёт с собой роман Джона Стейнбека «Гроздья гнева». Правильное решение. Далее по порядку идут книги из подпольной тюремной библиотеки, в которой было двадцать книг, но Азиз называет самые важные с его точки зрения: 5. «Революция Ораби» ар-Рифа; 6. «Глаза Эльзы» Луи Арагона; 7. второй том избранных сочинений В.И.Ленина [вот единственное исключение для политических писателей]; 8. «Начало и конец» Нагиба Махфуза. Не трудно почувствовать себя — по кругу чтения и с некоторыми оговорками — египетским революционером-подпольщиком.

Comments are closed.