Путешествие идеологий через пустыню

В притче «Переход через пустыню» Мурад, персонаж романа Мулуда Маммери «Через пустыню», — говорит, что караван шёл до оазиса-рая семь месяцев. Реалии путешествия, впрочем, — например, у караванщиков начала сдавать память: «давно уже (а некоторые говорили, что очень давно) караван шёл по пустыне» — страница 347-я в русском «Избранном» Мулуда Маммери 1988-го года, увидевшем свет в Москве в издательстве «Радуга» в переводе Н. Световидовой — указывают на то, что путешествие длилось значительно дольше: за семь месяцев ребёнок не родится, а здесь дети рождались, их как будто даже успевали воспитать под стать или вопреки героям. Герои участвовали в караване. Более того, всплывает имя Моисея — эпигоны, пришедшие на смену героям, утверждают, что они те самые, спасители народа, — а с ним, хотел того Мурад или нет, появляются канонические для путешествия по пустыне сорок лет. Мурад, однако, принадлежит людям, которые не обольщаются насчёт положительного влияния, которое оказывает на характер народа смена поколений в условиях длительной изоляции. За время путешествия погибли лучшие — герои, — они прокладывали каравану путь, и пусть — «герои приходят и уходят, а караван идёт — он вечен». Страница 351-я. В ходе обсуждения притчи в редакции газеты, в которой она была опубликована, выяснились другие неприятные детали: например, народ в ней олицетворяли бараны, а отсюда, как всем ясно, недалеко до фашизма; женщины были только производительницами или блудницами, а «это уж слишком»; и ни разу не был помянут благотворный источник высокой культуры, то есть притча была написана «без тени намёка на ислам». Страница 351-я. Мурад положил на стол заявление об уходе. Показал всем билет до Парижа в один конец. Всё. Оставалось доделать несколько дел, среди которых, правда, было сорокадневное путешествие по Сахаре, в котором должны принять участие несколько журналистов газеты и француженка. Вообще цель путешествия не очень ясна, но при этом каждый из участников экспедиции олицетворяет собой — нет, не барана, — какую-нибудь идеологию или близкородственный идеологический конгломерат. Француженка представляет Запад. Мурад ходит в берберистах, то есть, — это предположение — в берберских националистах. Есть представитель исламского социализма, он же называется здесь интегристом, есть марксисты, есть почвенники. Как они уживались в одной редакции, Мулуд Маммери не объясняет. Была назначена точка невозврата — местечко, в котором находлась самая южная нефтяная вышка — отсюда можно ещё вернуться. Дальше — чистая, настоящая пустыня. Путешествие должно выявить, как кажется, идеологию, лучше других приспособленную к аридной местности. Делайте ставки! Симпатии Мулуда Маммери, вроде бы, на стороне Мурада, но выживет, разумеется, какая-нибудь, способная впадать в анабиоз, днями поджидать жертву, целиком её проглатывать и месяцами переваривать, ядовитая тварь.

Comments are closed.