Оранжевый караван

В русском «Избранном» Мулуда Маммери три романа, а «Опиум и дубинка» из них средний: я начал со среднего, потому что у него самое красивое название — приквел называется «Забытый холм», а сиквел — «Через пустыню». Роман «Опиум и дубинка» рассказывает об освободительной войне берберов против французов. В романе «Через пустыню» читатель находит уже освобождённый Алжир — и город и страну, — французы уехали, алжирцы вселились в покинутые ими дома. Война в африканской коммунальной квартире закончилась: казалось бы, радуйтесь улучшению жилищных условий, — ан нет! Мурад, персонаж романа и журналист, в условиях недостатка культурных событий — французы же уехали — пишет притчу и публикует её в газете под видом актуального комментария. Через пустыню идёт караван: откуда идёт — не известно, но идёт в поисках оазиса-рая. Впереди — герои «бесстрашные, но беспечные», которых по ходу событий становится всё меньше и меньше. Караванщики руководят караваном и, помимо борьбы с миражами, присматривают за тем, чтобы численность героев сокращалась. «Караванщики обматывали себе ноги тряпками, а головы — длинными оранжевыми шарфами — получался оранжевый тюрбан (никто не знал, кем был выбран этот цвет, но все готовы были скорее умереть, чем взять другой). Герои впереди тоже были оранжевые». Страница 347-я. Мулуд Маммери. Через пустыню. В: Избранное. Москва. Радуга. 1988-й год. Перевод Н. Световидовой. Пыль, которую поднимал караван тоже была оранжевая. По этой пыли райская стража приметила их: распахнулись ворота, напряглись торговцы, блудницы, судьи, министр финансов «…подсчитал общую сумму убытков и включил в её, увеличив в пятеро, в стоимость тех товаров, которые будут проданы каравану». Страница 349-я. Караван, однако, пришёл надолго. Надо было как-то устраиваться, уживаться с местными — герои не давали. Описаны технологии избавления от героев. К власти в караване приходят эпигоны. Однако их забавы приковывали к себе «тысячи взоров, исполненных зависти, жажды и желания убить». Страница 350-я. Эпигоны стали искать «…способа притупить остроту взглядов или отвести их от себя». Страница 350-я. Объявились чародеи, из которых эпигоны создали корпорацию «…патентованных специалистов, оплачиваемых и презираемых, которых стали называть идеологами. …народ, утверждали, чародеи, жив не только хлебом, но любит ещё и сказки, следовательно, надо изобретать их для него. Одну — чтобы утешить, другую — чтобы одурачить». Страница 350-я. А народ — мы здесь пропускаем несколько логических ступеней, Мурадом указанных, и историю борьбы идеологов со скептиками, предпочитавшими править при помощи только «дубинки», — народ пускай «думает, что хочет, лишь бы это оставалось в секрете». Страница 350-я. «…народ стали держать про запас, ради особых случаев — таких, как защита границ, касса взаимопомощи, тожественные шествия. …народ не обманул надежд. …он отводил удары, подсчитывал очки, радовался победам властителей…» Страница 350-я. Герои появлялись снова, но век героев краток: «караванщики следят за ними издалека, тихонько посмеиваясь…» Страница 351-я. Начальство Мурада осерчало на него. Из-за притчи! Ты, говорит начальство, перегрелся — поезжай, отдохни в Сахаре. Но Мурад уже взял билет на самолёт до Парижа. Человек не переносит вид оранжевых тюрбанов.

Comments are closed.