На кудыкину гору

Важный момент романа, повествующего о социальном катаклизме, связан с немотивированным путешествием героя. Почти всегда к нему причастны женщины. Башир айт-Лазрак, участник алжирского антифранцузского сопротивления, получив ранение и кое-как выбравшись из лап французской полиции, уезжает в Марокко. В горы. Он снимает небольшой домик на нижней границе дубовых лесов и живёт анахоретом. Чужак в незнакомой стране. «Вот почему он очень удивился, когда однажды ночью услыхал сквозь сон, как кто-то зовёт его по имени: «Доктор Башир…» Страница 229-я. Мулуд Маммери. Опиум и дубинка. В: Избранное. Москва. 1988. Серия «Мастера современной прозы». Перевод Н. Световидовой. Его вызывают к больной, которая, впрочем, оказывается здорова: «…у неё действительно всё в порядке». Страница 229-я. Но при этом Башир знакомится с её друзьями и, главное, с её подругой. Друзья рекомендуют Баширу съездить в Красную Кенифру. «Как, вы не знаете Красную Кенифру?» Страница 230-я. На утро Башир садится в машину и едет в Кенифру, по дороге в которую, на обочине, его ждёт подруга мнимой больной. Она едет в Мрирт, а он? «…коли она едет в Мрирт, то и он, конечно, тоже». Страница 231-я. Тут начинается немотивированная часть путешествия: до этой встречи с мотивом всё было в порядке — раненый партизан едет лечиться в горы, турист — в Кенифру. Башир, правда, пытается найти потерянный мотив: «Ты живёшь в Мрирте? — Нет. — У тебя там дела? — Тоже нет. — Ты уверена, что хочешь именно в Мрирт? — Нет. Только что я хотела ехать в Мрирт. Теперь мне всё равно. Можешь ехать куда хочешь». Страница 231-я. И вообще, ей «…не хочется никуда приезжать». Страница 232-я. Они приехали в Мрирт. На выезде из Мрирта в сторону Кенифры они видят европейца, охотника. «Отчаянный или просто дурак?» — подумал Башир». Страница 232-я. Ни то, ни другое: внутри немотивированного путешествия доктора Башира и его спутницы возникает рассказ о путешествии, мотивированном охотой на муфлонов: лесистые горы, граничащие со страной, объятой войной, не могут, конечно, обойтись без охотников на муфлонов. На фоне мотива «муфлон» их путешествие теперь кажется вызванным важными причинами. Они оказываются в Кенифре. Теперь поедем обратно? Нет, завтра, у истоков Ум-эр-Ребии будет праздник. Соберутся вместе две семьи, а это сотни человек. Наша девушка обручается. Башир теряет дар речи от этого известия, но в горы всё-равно едет. Два дня и две ночи он плясал и бил в барабаны, пока у него не начались видения, а когда всё-таки сбежал, то в дороге, на заднем сиденье своего автомобиля, опять нашёл свою спутницу. В общем, они объехали всё Марокко. Иногда, кажется, Башир начинал мечтать о чём-то таком, неземном, но она возвращала его на землю. Она называла его учителем: «…учитель вывел меня на дорогу, а всякая дорога, говорил он, куда-нибудь да ведёт. Куда же ведёт дорога учителя?» Страница 252-я. Так много раз. Башир старел от её вопросов. Куда? Какое твоё дело, любимая?!

Comments are closed.