Статья, в которой чаще чем следует встречается слово «мученик»

Роджер Кейсмент, персонаж документального романа Марио Варгаса Льосы «Сон кельта», участвовал в расследовании преступлений, совершённых европейцами в бельгийском Конго против африканцев и в Перу против индейцев в связи с добычей там каучука. Москва. Азбука-Аттикус. Иностранка. 2012-й год. Перевод А. Богдановского. Каждый раз эти расследования заканчивались полным успехом — на европейский рынок латекса вместо бельгийских и перуанских промышленников приходили британские компании. Алгоритм этих расследований схож между собой: Роджер Кейсмент отправлялся на место преступления — в Конго или в Перу — и брал интервью у европейцев — монахов и дипломатов, — которые были свидетелями преступлений, или у тех преступников, — например, у бельгийских офицеров или барбадосских надсмотрщиков, — которые соглашались дать показания в обмен на защиту от судебного преследования. Интервью становились основой решений парламента, газетной полемики и, в общем, приговора, которое выносило общественное мнение. При этом Роджер Кейсмент почти не прибегал к опросу африканцев и индейцев, к осмотру их прибегал, да, но к опросу — нет. То есть его расследования были частью споров европейцев между собою, в которых африканцы и индейцы рассматривались как производственный актив, но не более того — в спорах они не участвовали. Поэтому, несмотря на то что убийства и истязания носили массовый характер, среди африканцев и индейцев не нашлось мучеников, то есть тех, чьи имена стали бы известны публике. Конечно, имена несчастных сохранились в документах, но частью национального или планетарного сознания они не стали. Русская ситуация, кстати, в отношении к Второй мировой войне сродни африканской и перуанской — у нас нет мучеников. Раньше были — теперь исчезли. У нас есть цифры и есть герои. Ещё больше роднит нашу ситуацию военную с их ситуацией каучуковой то обстоятельство, что в общем создавать мучеников мы умеем — у нас, например, достаточно мучеников коммунистического режима. Их имена у всех на слуху. Мученики обладают вектором, поэтому в стане своих противников мучеников лучше не создавать. Например, британцы во время подавления восстания зулусов ошиблись только один раз, позволив зулусам создать своего мученика — вождя Бамбату, — хотя в целом они отработали классно — один Бамбата пришёлся на несколько тысяч погибших. Хотя несколько десятилетий спустя африканцы создали таких мощных мучеников, которым позавидовали бы и сами британцы. Ситуация для британцев переменилась вскоре, когда им пришлось подавлять восстание ирландцев, то есть христиан, то есть католиков в значительной части, то есть людей, воспитанных на идее мученичества, которые и задумали восстание не как способ лобового достижения цели, а как способ получить наибольшее количество мучеников за единицу времени. А потом при их помощи добиться уже своего. Спор без оглядки на Африку. Инсургенты с задачей блестяще справились. Роджер Кейсмент выступавший против восстания, если его не поддержит немецкая армия, — уже в камере смертников, когда узнал о том, сколько народу приняли мученический венец, — признал свою ошибку. И прозрел победу.

Comments are closed.