Улита

Предположение: человек видит объекты двух типов — неподвижные и быстро движущиеся, а объекты, движущиеся (изменяющиеся) с относительной средней скоростью, или со скоростью, которая близка изменениям в его собственной жизни, он не видит. То есть, он видит крайности — войны и передышки, революции и стагнации. А эволюций не замечает, потому что находится внутри них, он их часть. Даже понимая, что между быстро движущимся объектом и неподвижным должна быть какая-то прокладка, например воздушная подушка между кораблём и морем, человек всё-равно видит только корабль и море, пропуская среднюю часть. Вчера, например, я шёл по городу, смотрел себе под ноги и думал: вот я живу в надежде на какие-то изменения в жизни, — в жизни всеобщей — и да, они произойдут, но этот тротуар останется. Останутся эти трещины, эти лужи, этот песок. То есть в той части будущего, которое касается тротуаров, ничего нового меня не ждёт. Однако так думал только мой обыватель, не замечающий медленных изменений, а мой личный гений возражал: за последние лет пятнадцать погибла единая тротуарная сеть, оставшаяся от прошлого, которая предлагала пешеходу один и тот же тротуар — асфальтовый. На её месте возникло невиданное разнообразие тротуаров от таких, которые трудно назвать даже звериными тропами, до таких, по которым хочется не идти, а медленно ползти. Совершилась тротуарная революция. Вот и в команде «камаз-мастер» тоже существует средний, невидимый обычному глазу класс — машины технической поддержки. И ещё разведчики, конечно. Пока пустыня дремлет, пока гоночные автомобили летят, привлекая всеобщее внимание, они тихонько пробираются от одного бивака к другому. Доедет то колесо, если б случилось, до Мачу-Пикчу? Не это, так другое — у нас есть запаска. Камаз-Мастер. Набережные Челны. Татарстан. Планета Земля.

Comments are closed.