Правда о полковнике Боброве Б.Б.

Очень хорошо, что на страницах «Тарбагана» вспомнили о забытом герое неба полковнике Боброве Б.Б., который неоднократно говорил мне, что главная причина гибели человека, падающего с высоты десять тысяч метров над уровнем моря — не отсутствие спасательных средств, а паника, неверие в собственные силы и незнание секретного постановления цк вкп(б) 1948-го года «О некоторых вопросах коммунистической левитации». Борис Борисович Бобров долгие годы возглавлял левитационную лабораторию в Саках, в Крыму, и был моим учителем в самом высоком смысле этого великого слова. Борис Борисович Бобров прожил непростую жизнь. Он родился в 1910-м году в простой казацкой семье под Оренбургом, с раннего детства много работал, был призван в Красную Армию, в безвыходной ситуации по направлению командования части поступил в военное училище, которое в условиях постоянных издевательств курсантов старших курсов закончил с отличием, а в годы сталинского кровавого режима был вынужден под угрозой расстрела принять на себя нелёгкое бремя командования дивизией нквд. Во время левитационных испытаний над Землёй Франца-Иосифа, когда его дивизию в полном составе и без единого парашюта сбрасывали с самолётов, полковник Бобров Б.Б. был в первых рядах десанта, имея при себе лишь коробок спичек, пачку папирос и партийный билет. К сожалению, прыгавший вслед за своим командиром заместитель по тылу во время жёсткого приземления нанёс Борису Борисовичу травму, в результате которой Борис Борисович потерял сознание и не смог присоединиться к той группе испытуемых, о которой пишет товарищ Байбак А.А. Борис Борисович никогда не позволял себе упрекать военно-политическое и народно-хозяйственное руководство страны в том, что в результате испытаний ему пришлось отказаться от командования дивизией, и заняться новым, ещё неизвестным делом. После исторического 20-го съезда его назначили начальником левитационной лаборатории в Саках, куда впоследствии был распределён после окончания университета и я. Настоящим звёздным часом его стал проведённый в конце 60-х — начале 70-х годов эксперимент с участием непарнокопытных под кодовым названием «Пегас». Для испытаний мы получали большое количество лошадей. Особенно  нравилось нам работать с низкорослыми монгольскими лошадками, которые очень быстро эволюционировали уже после первой выброски, и с зебрами, с которыми, к сожалению, работу пришлось завершить из-за условий секретности: местное население, встречая в степи летающих зебр, чрезмерно волновалось. При этом никаких оснований для беспокойства зебры не давали: это были обычные млекопитающие, но только летающие. Было ещё несколько неприятных случаев, когда стаи наших лошадей унавоживали крымские пляжи, но все эти случаи удавалось замять. В 1972-м году в результате договорённостей времён разрядки международной напряжённости, лаборатория в Саках была закрыта, а Борис Борисович Бобров отправлен на пенсию. Он поселился в Керчи. Я часто гостил у него. Однажды в 1976-м году, во время нашей совместной прогулки по побережью, Борис Борисович был подхвачен сильным порывом ветра и унесён в сторону турецкого побережья. Тогда по тревоге были подняты самолёты-перехватчики, но Бориса Борисовича, к сожалению, они не обнаружили. Думаю, он погиб в волнах Чёрного моря. Борис Борисович Бобров был пионером советской левитации, выдающимся исследователем, мыслителем и замечательным человеком с необычной судьбой. Спасибо вам за интерес к нему. С уважением, его ученик А.Н.Хомяковский.

One Response to “Правда о полковнике Боброве Б.Б.”

  1. […] быть среди имён героев левитации рядом с именами Боброва, Хомяковского, Суркова-Тарбаганова, Чумнова даже. Они […]