Archive for Декабрь, 2011

Реванш

Вторник, Декабрь 20th, 2011

Бить по паспорту или по черепному индексу? Перед нами человек, черепной индекс которого очевиден для любого наблюдателя, а не только для специалиста. Но данные его паспорта явно с ним расходятся. А у нас в руке мачете. На чью сторону встать — на сторону бюрократии или науки? Не спешите с ответом, чтобы не попасть впросак. В 1894-м году европейцы впервые проникают в Руанду, которая была своего рода «географическим раем» «…с плодородными полями, пологими холмами и мягким климатом, в котором не было ни мух цеце, ни малярийных комаров…» Элиот Уайнбергер. Водопады. В: Бумажные тигры. Издательство Ивана Лимбаха. 2007-й год. Спб. Перевод М.Вульфсон и И. Кушнарёвой. Страница 238-я. Вместе с европейцами в королевство пришла «…чума крупного рогатого скота, …случилась вспышка оспы и первая эпидемия песочных мух». Страница 239-я. Король умер. За чумой пришли бельгийские войска. Затем немецкие. Затем снова — после Первой мировой войны — бельгийские. Общество в королевстве было очень сложным: здесь жили три народа: земледельцы хуту, скотоводы тутси и ремесленники и воины тва. Но это деление не имело первостепенного значения — «…общество было разделено на четырнадцать «кланов», каковое деление было в большей степени политическим нежели биологическим, объединявшем вместе хуту и тутси, и основанным на запутанной системе патронажа. Хотя [хуту и тутси] …отличались друг от друга внешне, они жили бок о бок, вступали друг с другом в браки, говорили на одном и том же языке совершенно одинаково и имели одни и те же религиозные верования и легенды. В некоторых случаях семьи хуту путём сложных манипуляций могли стать тутси». Страница 239-я. Идиллии не было. Была сложность. Но европейцы разглядели в этой сложности три расы и только. Тва они отнесли к расе древней, исчезающей — не будем брать её в расчёт; хуту — к банту; а тутси — к хамитам. Один из европейцев «…выдумал историю частично белокожей хамитской расы, завоевавших темнокожих дикарей банту и принесших им цивилизацию. …его выдумка стала общепринятой историей Африки». Страница 238-я. Бельгийцы сделали ставку на тутси, которые получили социальные преимущества, например, право обучать детей в школе. Впрочем, бельгийцы «…ввели удостоверения личности …любой человек, державший десять или более голов скота, а так же его потомки, были тутси; тот, у кого скота было меньше, — хуту. А тва был любой человек, «идентифицированный как тва». Страница 240-я. Английская система: цивилизация к расе, а не наоборот. Правильно. После Второй мировой войны «…бельгийцы перенесли свою лояльность на хуту». Страница 240-я. Хуту были деятельным большинством — поэтому. Тоже правильно. Тутси восстали, потерпели поражение и частью бежали из страны. Ситуация в новой, независимой Руанде для оставшихся тутси полностью изменилась — теперь они стремились сделаться хуту. …и жить бы им счастливо дальше. Но неурожаи, эпидемии, партизаны, внешнее вмешательство… В 1994-м году хуту отважились на окончательное решение тутсийского вопроса — вырезали их. Всё это известно. Но как определялись жертвы, если много раз тутси становились хуту и наоборот? По паспорту! Но что написано в нём? Тутси. Кто такие тутси? Хамиты, наследники одного из сыновей Ноя, пришельцы и завоеватели. Руандийцы били своих соотечественников не по паспорту, не по черепному индексу, а в строгом соответствии с библейской мифологией. Пятьсот лет научных расовых изысканий — как их и не было.

Антропометрия против арийцев

Понедельник, Декабрь 19th, 2011

На смену библейскому расизму пришёл расизм физиологический, на смену физиологическому — лингвистический. Но на этом развитие расизма не остановилось: на смену лингвистической его форме пришла форма антропометрическая. Учёные-антропологи бросились обмеривать тела представителей разных рас, составлять черепные индексы, а затем искать корреляции между полученными данными — например, шириной носа, — и различными добродетелями. Получалось, что чем у расы был, например, в среднем уже нос, тем выше была её склонность к нравственной жизни, например, к изучению немецкой философии. Правда, неловко вышло с Индией: «…индийская компонента [в арийстве], включающая физические отличия…» требовала непротиворечивых объяснений, а их не было, и Индию задвинули на второй план. Кроме того, археологические открытия начала двадцатого века показали, что в Индии городская культура возникла задолго до прихода арийцев. Индия сделалась «…не колыбелью цивилизации, а могилой арийцев». Элиот Уайнбергер. Водопады. В: Бумажные тигры. Издательство Ивана Лимбаха. Санкт-Петербург. 2007-й год. Перевод М.Вульфсон и И.Кушнарёвой. Страница 220-я. Индийцы, таким образом, стали первой жертвой антропометрии, если не считать африканцев, но последние и предполагались быть этой жертвой. В конце концов, надо было как-то объяснять грядущее сокращение индийского населения. Но дальше жертвами становились сами арийцы. Славяне отлетели ещё до антропометрии — в них был слишком заметен элемент жёлтой крови. Второй жертвой стали арийские женщины: «…параметры черепа используются также для доказательства низкого интеллекта европейской женщины по сравнению с мужским интеллектом («значительно в большей степени, чем у негритянки по отношению к негру»)». Страница 221-я. В связи с этим цивилизации поделились «на мужские и женские, активные и пассивные, сильные и слабые, интеллектуальные и сервильные». Страница 222-я. Тут русским опять досталось — «…женские расы включают не только негров, но и русских и славян». Страница 222-я. Карл Маркс тоже считал русских варварами. Четвёртой жертвой стали китайцы: они были не способны к метафизике. Но сказать, что это открытие стало научным сюрпризом, нельзя. Пятой жертвой стали жители европейской деревни — они, видите ли, были брахицефалами (круглоголовыми) в отличие от жителей городов — долихоцефалов (длинноголовых). С последними связывалось всё лучшее, выработанное человеческой цивилизацией. Шестой жертвой стали французы, которые как раз, по мнению немцев, были в большинстве своём круглоголовыми. Французы в ответ организовали массовые антропометрические исследования и с успехом, достойным Нобелевской премии мира, доказали, что немцы сами, пардон, брахицефалы. А французы, напротив, долихоцефалы. Русские и в этом контексте понятно кто. Но жаловаться им не надо — таковы правила: кто измеряет череп, тот и заказывает цивилизацию. Но ведь была же у нас марксистско-ленинская генетика! Была, но оказалась лже-наукой. А научный европейский расизм доказал свою истинность на практике: если бы убитые с его помощью миллионы людей могли говорить, они бы подтвердили.

Сим, Хам энд Яфет импорт-экспорт

Воскресенье, Декабрь 18th, 2011

Не имея возможности изменить библейскую историю, европейцы наполнили яфетическую расу, к которой им назначено было принадлежать, новым смыслом. Он отыскался в Индии. В начале девятнадцатого века «…в зависимости от полагаемых приоритетов, Индия связывается с Египтом, Грецией или Святой Землёй как первохранитель древнего знания — или как основа западных цивилизаций, или как часть забытой сети влияния», — пишет Элиот Уайнбергер в эссе «Водопады» из книги «Бумажные тигры», увидевшей свет в Санкт-Петербурге в Издательстве Ивана Лимбаха в 2007-м году в переводе М.Вульфсон и И.Кушнарёвой, на странице 210-й. Считалось, что «…индусы обучили египтян, которые в свою очередь основали колонию в Иудее и передали часть знания евреям. (Моисей отказался рассказывать им о метемпсихозе или о бессмертии души, ибо те уже впали в идолопоклонство)». Страница 212-я. Иудеи, таким образом, получили свет из вторых рук, — это иудейские проблемы, — зато европейцы получили их из первых — они прямые наследники древних выходцев из Индии. Европейцы объехали библейскую историю на козе лингвистики: в результате изучения санскрита и других индийских языков был открыт праязык — индоевропейский, он же арийский, он же индо-германский, он же яфетический, — и уже на его основе были выстроены искомые расовые и исторические теории. Славословиям в адрес Индии и прожектам в связи с ней не было конца. Мишле назвал Индию «маткой мира», из которой «исходит поток света, река закона и Разума». «…библейская история происхождения человека — это только генеалогия роя из человеческого улья, находящегося на склонах Тибета, меж вершин Гималаев и Кавказа… Великая история покоится за этими названиями и местами, за той мифологией, которая непреодолимо влечёт нас, хотя мы не понимаем причины. Возможно, мы вдыхаем воздух нового человечества», — писал Бальзак. Страницы 214-я и 215-я. Он был далёк от радикализма Якоба Гримма, утверждавшего, что «…призвание свыше и храбрость этих людей …доказана тем, что история Европы почти полностью сделана ими». Он называет их не арийцами или индо-германцами, а просто Deutschen [немцами] присоединяя к ним франков, бургундцев и ломбардцев». Страница 215-я. Вся эта светоносная роскошь требовала оплаты. И она не заставила себя ждать. Кто-то предложил через серьёзное изучение индусами ведических текстов «вскрыть их ошибки и ускорить переход к христианству». Страница 215-я. Другой через то же посредство советовал «…искоренить всё, что расплодилось здесь [в Индии] за последние три тысячи лет». Страница 215-я. Третий, отмечая, что в Индии существует две расы: дравидская, — негритянская, хамитская, — и кавказская — северная, цивилизованная — советовал: «…судьба негритянской расы, вступившей в конфликт с яфетической расой, — быть разрушенной или уничтоженной… [«а задача отпрысков индо-германцев, то есть британцев»] «…довести до конца славную работу цивилизации, которую не завершили их арийские братья». Страница 217-я. Транскультурный обмен: с Востока свет, с Запада смерть.

Третий тур

Суббота, Декабрь 17th, 2011

Еврейский расизм — это расизм патриархальный: хамское отродье существует, но, во-первых, оно — люди, а во-вторых, оно — наши родственники. Европейцы приняли христианство с закрытыми глазами — не читая основополагающих текстов. Только к новому времени они поняли, что попали в ловушку — большая часть Европы стала принадлежать к потомкам Яфета, а это лишь вторая расовая лига. Часть же европейцев, несмотря на своё христианство, оказалось потомками Хама — третья лига — и ни на что, кроме подчинённого общественного положения, не могла рассчитывать. Лишь англичанам удалось объявить себя потомками Сима — первая лига. Ради этого, — шёл слух, — все «…все мужчины английского королевского рода были обрезаны», — пишет Элиот Уайнбергер. Водопады. Главы 3-я. В: Бумажные тигры. Санкт-Петербург. Издательство Ивана Лимбаха. 2007-й год. Перевод М.Вульфсон и И.Кушнарёвой. Страница 204-я. Иногда, на имперском кураже, англичане объявляли себя даже выше и чище евреев, — переходили в премьер-лигу, — но только иногда. В целом, однако, расовая библейская система не могла быть изменена по воле народов. От исторической и мифологической безысходности европейцы обратились к физиологии. В 1666-м году они выделили три расы: яфеты (белые), семиты (жёлтые) и хамиты (чёрные). Страница 204-я. В 1684-м — четыре расы: «…европейцы, в том числе египтяне, индусы и американские индейцы… африканцы …китайцы и японцы …и лапландцы…» Страницы 204-я и 205-я. Бюффон писал, что «…народы не белой расы — это просто выродившиеся вследствие влияния климата белые люди». Страница 205-я. Ситуация для перерожденцев была ещё не безнадёжна: если переселить африканцев в Данию, то они снова превратятся в белых людей. В 1774-м году снова возвращаются к трём расам, но в другом составе: «… люди и близкие к ним группы, негры и орангутанги». Страница 205-я. Ослов забыли. В 1776-м году рождается кавказская раса, как вариант расы яфетической. Физиологический расизм стал делом общеевропейским. История его пестрит именами выдающихся учёных и мыслителей: Линней, Шеллинг, Мейнерс, Сен-Симон, Огюстен Тьерри. «…наибольшее признание физиология получила в Германии, где была, собственно, рождена, в Америке, где значительная часть населения — рабы, и во Франции, которую потрясло восстание рабов на Гаити…» Страница 207-я. У англичан, правда, была собственная точка зрения: в Англии в начале девятнадцатого века «…разум и наука ещё не заменили Слово Божие, и, кроме того, английские колонии остаются относительно мирными». Страница 207-я. Здесь в ходу общечеловеческие генеалогии, ведущие своё начало от Ноя. Немцы, французы и американцы считали, что «раса обуславливает цивилизацию», англичане, что «цивилизация — расу». Страница 208-я. Но, в общем, это была борьба в низших расовых лигах — за право перехода из хамитов в яфетиты и обратно. Хозяин чемпионата оставался вне критики. Физиологам он оказался не по зубам. Свет надежды, однако, забрезжил на Востоке. Европейцы обратились к истории Индии и санскриту, которые позволяли им задать несколько нелицеприятных вопросов, например: кто у нас тут самый древний? У кого первородство? С нетерпением ожидаю следующего тура соревнований …извините, четвёртой главы эссе «Водопады».

Как евреи подставили индейцев

Пятница, Декабрь 16th, 2011

«В 1537 году Церковь, под давлением Бартоломео де лас Касаса, признаёт американских индейцев «veri homines», «истинными людьми», способными принять истинную веру», — пишет Элиот Уайнбергер в эссе «Водопады». Страницы 201-я и 202-я. В сборнике «Бумажные тигры». Санкт-Петербург. 2007-й год. Издательство Ивана Лимбаха. Перевод М.Вульфсон и И.Кушнарёвой. Способными, то есть, держать мотыгу в руках. У насельников огромного материка тут же нашлось большое число потенциальных родственников: «…аргументы выдвигались в пользу римлян, греков, финикийцев, китайцев, египтян, африканцев, эфиопов, французов, татар, валлийцев, курляндцев, фризов, скифов и атлантов… Гуго Гроций, живший в изгнании в Швеции, утверждал, что они шведы». Страница 202-я. Из всех этих предположений самое серьёзное, конечно, это родство индейцев с французами и шведов. Во всяком случае, у них были и армии и флоты. Остальное — пустое. Кажется, прото-антропологи шестнадцатого века просто хорошо повеселили друг друга. Но вдруг в 1590 году Хосе де Акоста «…предположил, что американские индейцы принадлежат к одному из десяти затерянных колен Израилевых, следовательно, они — потомки Сима, перебравшиеся в Новый Свет по неоткрытой доселе части суши, как по мосту». Страница 202-я. Способность евреев преодолевать водные преграды различными способами от хождения по дну до хождения по воде была хорошо известна. Версия де Акосты «…была с энтузиазмом принята евреями, бежавшими от инквизиции, а в Англии и Голландии её распространил известный раввин Менаше бен Исраэль. В книге «Надежда Израиля» (1650) он писал, что «…в Амстердаме повстречался с евреем …и тот поведал ему следующую историю: когда он был в Америке, индейцы, узнав, что он еврей, предложили отвести его к местному еврейскому племени. …трое мужчин и женщина приветствовали его еврейской молитвой …они так же произнесли десять заповедей». Страница 202-я. Мир вздрогнул. Астрономические открытия, медицина и наука консервирования продуктов питания, достижения кораблестроения, тайные схватки за географические карты и морские дневники, разорительные денежные вложения, муки, надежды, смерти и всё это ради того, чтобы найти землю, уже населённую потомками Сима. Кто-то с горяча бросился деконструировать Книгу Бытия — на что нам такая Библия, если из-за неё можно потерять Америку? Англичане на всякий случай объявили себя евреями, но только высшего разбора. Они и так «…традиционно считали себя потомками Сима», но в новых условиях на этой идее пришлось акцентировать внимание: «…англичане видели себя либо прямыми потомками израильтян, в древние времена нашедших убежище на острове, а потому более чистокровными, чем нынешние евреи, либо, благодаря реинтерпретации определённых библейских событий, как замену евреям в качестве богоизбранного народа». Страница 204-я. Англия — Новый Иерусалим. И так далее. В общем, судьба индейцев была решена и далеко не в спорах знатоков иудейских древностей. В истории расизма много коллизий такого рода между практической и теоретической его частями, которые Элиот Уайнбергер называет «водопадами»: плывёшь в каноэ по широкой, спокойной воде и вдруг — бац! — и ты потомок Сима. А то и Хама. И занимаешь чужое жизненное пространство.

Роль русских в истории расизма

Четверг, Декабрь 15th, 2011

История расизма начинается с еврейского расизма. Элиот Уайнбергер. Эссе «Водопады», которое, по сути дела, является краткой историей расизма. В тринадцати главах. В сборнике «Бумажные тигры». Издательство Ивана Лимбаха. 2007-й год. Перевод М.Вольфсон и И.Кушнарёвой. Рассмотрим главу 1-ю. В двенадцатом веке до нашей эры евреи и филистимляне захватывают побережье Палестины. Местное население — ханаанеи — обращается в рабов. В первом тысячелетии евреи приводят в порядок «…историю собственного происхождения, ставшую впоследствии Книгой Бытия». Страница 197-я. Книга Бытия — базовый расистский текст. Евреи ведут свой род от Сима, филистимляне, которых не удалось покорить, от Яфета, а ханаанеи — от Хама. На протяжении трёх тысяч лет в поисках обоснования зависимости человека от другого человека, народа от народа, люди обращались именно к этому сочинению. В начале были ханаанеи… Затем рабы стали прибывать из других мест, но, независимо от своего настоящего происхождения, все они записывались потомками Хама. В хамском сословии побывали, кажется, все народы, люди всех рас. Постепенно, однако, хамское происхождение закрепляется только за чернокожими. По нескольким причинам. На Ближнем Востоке в древности выходцев из тропической Африки было немного, но почти все они были рабами. Мусульмане защитили своих единоверцев, а так же евреев и христиан, на подвластных им территориях от расовой дискриминации, и источником рабов для них сделалась, во-первых, Африка, раздробленная «…на множество враждующих племён, готовых сотрудничать с завоевателями ради уничтожения друг друга». Страница 200-я. А во-вторых Европа, ведь христиане относились «…к рабству неоднозначно». Страница 199-я. И настолько, что поставляли «…своих христианских рабов мусульманским и еврейским торговцам на восточные рынки». Страница 200-я. В конце концов, «…за страдания этой жизни рабу воздастся в следующей…» Страница 199-я. Особенно много «дешёвой рабочей силы» требовалось для «сахарных плантаций», как пишут переводчики, сначала в Средиземноморье, а затем в Америке. «…сначала её набирали из славянских рабов и беженцев с религиозных войн, но взятие турками Константинополя и мощь России под властью Ивана Великого фактически прекращают поставки рабов с Чёрного моря». Страница 201-я. Славяне отпали. Остаётся только один источник дешёвой рабочей силы — Тропическая Африка. «…несчастные крестьяне Сахары оказываются между двух огней. На востоке суданские исламисты объявляют Священную войну против кафров, неверующих, берут их в плен и продают в рабство. На западе — португальские работорговцы совершают набеги на побережье». Страница 201-я. Всё, хамский род найден. Вторая глава «Водопадов», правда, начинается многообещающе: «…проблема состояла в том, чтобы согласовать наличие вновь обнаруженных народов Америки и библейскую генеалогию». Страница 201-я. Но что-то с индейцами не получилось. Нет, только африканцы. Так русские их подставили. Упустили свой шанс, на самом деле. Могли стать родоначальниками хотя бы блюза: «По диким степям Орегона». «Миссисипи-матушка». «Пойду ль я, выйду ль я на плантации Техаса». Иваны-тираны не дали.

Догнать Америку

Среда, Декабрь 14th, 2011

«…люди умирают, но в Америке нет мёртвых», — пишет Элиот Уайнбергер в эссе «Ренга». Из книги «Бумажные тигры». Издательство Ивана Лимбаха. 2007-й год. Санкт-Петербург. Перевод Jenia Krein. Страница 169-я. Высказывание требует пояснения: кто такие мёртвые? Элиот Уайнбергер охотно его даёт: во-первых, мёртвые — это трупы, с которыми проводятся духовно-физические манипуляции. Например, «…мёртвые — это те, кого подвергли эксгумации через год после смерти, их кости обмывают и помещают в катакомбы или в специальные ниши в доме». Страница 167-я. Или — более близкое нам: «…у мёртвых есть могилы, которые регулярно посещаются, за которыми ухаживают и выдёргивают из них сорняки, или же эти могилы вызывают печаль — если это заброшенные могилы. У мёртвых есть могилы, где раз в год семья устраивает пикник и ведёт себя непристойно». Страница 168-я. Могил такого рода в Америке нет. Во-вторых, «…мёртвые — это те, кто властвует над живыми». Страница 168-я. Как же живым американцам удалось освободиться от власти мёртвых? «В Америке нет мёртвых, потому что нет трупов», — утверждает Элиот Уайнбергер. Страница 168-я. Или, точнее, они есть, но они невидимы. В этом месте гипотеза Элиота Уайнбергера как будто даёт сбой: «отсутствие» и «невидимость» — это разные состояния вещества. «…мы их не видим, не трогаем, не обряжаем, мы не знаем, что с ними делать, мы не держим их в наших спальнях вплоть до погребения…» и так далее. Страница 168-я. Противовесом невидимости служит телевидение: «…в американских телепрограммах погибает столько людей, потому что в нашей жизни никто не умирает…» Страница 168-я. Речь, надо думать, идёт о художественных передачах, а не о новостных. В новостях мёртвых не показывают. Иллюзия отсутствия уравновешивается иллюзией присутствия, но это ничего ничего не даёт — все же понимают, что они здесь. Их может не быть в эмоциональной сфере. О них можно забыть. Заботу о них можно переложить на специальную индустрию. Но они здесь. И одновременно их нет. Дело в том, что американцы, согласно утверждениям Элиота Уайнбергера, бегут от своих мертвецов. «…в Америке с предками расстаются, их оставляют позади. …заселение страны (в её историческую эпоху) было бегством от мёртвых. …иммигранты прибыли сюда в поисках свободы от тирании мёртвых и, подобно освободившимся рабам, они должны скитаться». Страницы 168-я и 169-я. И американцам бежать удаётся. Просто мёртвые относительно живых медленнее передвигаются. Но медленные зомби всё-равно однажды настигнут их — окружат, используя численное преимущество, и сожрут. Мёртвым не хватает организации, идеи, какого-нибудь американского Солженицына А.И., который поднял бы мёртвых индейцев, вьетнамцев, японцев, иракцев, китайцев, немцев, кампучийцев, — ведь они тоже американские мертвецы — и повёл бы этот интернационал невинно убиенных кушать. Сможет ли вождь дотянуться до клавиатуры? Не будьте циниками.

Хан Ю предлагает крокодилам валить из этой страны

Вторник, Декабрь 13th, 2011

Единственное эссе Элиота Уайнбергера, которое возможно пересказать, не прибегая к поэтической или философской метафорике — это «Хан Ю обращается к крокодилам с речью». Из книги «Бумажные тигры». Издательство Ивана Лимбаха. Санкт-Петербург. 2007-й год. Перевод А. Драгомощенко. Оно состоит из трёх частей. Первая часть — историческая справка: «…Хан Ю, правитель кантона Чао Джоу, повелел начальнику канцелярии …отобрать отменных овцу и свинью, снести их к реке… и бросить в глубокие воды, с тем чтобы пригласить крокодилов на трапезу. Когда последние незамедлительно собрались на трапезу, Хан Ю обратился к ним со следующими словами…» Страница 63-я. Овца и свинья — их использовали! Речь Хан Ю составляет вторую часть эссе, из которой читатель узнает, что в истории Китая бывали времена упадка и времена подъёма. В соответствии с вращением некоего колеса истории. Во времена упадка в Китай вторгаются крокодилы и прочие «вредоносные для человека твари». А в период подъёма, напротив, императоры подвергают «огню горы и болота», чтобы расправиться с ними. Хан Ю обвиняет: «…воспользовавшись воцарившимся хаосом, вы, крокодилы, дерзнули возвратиться, а, возвратясь, стали плодиться. И это вполне естественно в создавшейся ситуации». Страницы 63-я и 64-я. Но — крокодилы этого ещё не знали — «…сегодня на престол взошёл истинный Сын Неба, подобный небожителям в своей мудрости, благосклонный во дни мира и столь же беспощадный в годину войны. Все земли… подлежат его воле, которую изъявляют назначенные им правители и чиновники… И не бывать тому, чтобы наместники и правители делили свой край с крокодилами». Страница 64-я. Далее Хан Ю обвиняет крокодилов в конкретных преступлениях и постановляет: «…в течение трёх дней вы со своим омерзительным выводком отправитесь на юг к морю, выражая таким образом должную покорность наместнику Сына Неба». Страница 65-я. Хан Ю даёт им даже семь дней. Но тем, кто останется «не избежать смертной казни». Страница 65-я. Через три дня крокодилов в реке не осталось. Разумные крокодилы! Просто им надо было объяснить, что колесо истории пошло вверх. Третья часть эссе — историко-философский комментарий. Выясняется, что Хан Ю историческое лицо, поэт и прозаик, живший в восьмом и девятом веках нашей эры. Конфуцианец, «яростный противник буддизма». «…во время хаоса, когда власть Императора утрачивала отчётливость и мощь, всё становилось возможным, всё утрачивало чёткость. Во времена порядка всё было на должном месте. В данном случае крокодилы являются буквальными правонарушителями, к которым применимо уголовное право как преступившим космический договор. …в действительности Хан Ю зачитывает преступникам (возможно, не до конца ими воспринимаемые) их права. …возможно, что описанные события явились последними, когда человек предложил окружающему его природному миру условия подчинения, исполненные должного уважения». Страница 66-я. Не природному миру, а социальным стихиям. Тысячелетие спустя в сказке «Крокодил» К.И. Чуковский предложил крокодилам и прочим диким животным не подчинение даже, а руку дружбы на условиях, правда, их полного разоружения. Где та рука? На месте. Отросла на последующем витке исторического развития.

Вон из цивилизации!

Воскресенье, Декабрь 11th, 2011

Русская (советская) интеллигенция во всё время моей жизни была моей властью. Начиная с учителей, продолжая телевизионными комментаторами и заканчивая поэтами. Те, кого сама интеллигенция называет представителями власти, понимались мною всегда как обыкновенные работники, равные любым другим работникам. Там выпишитесь, здесь пропишитесь. Вы превысили скорость, штраф сто рублей. Получите повестку, распишитесь. Смирно! Равнение на середину! Ну выписался. Ну расписался. Ну повернул голову. Дальше что? Сегодня свою голову повернул, завтра — чужую. Сегодня тебя оштрафовали, завтра едешь по правилам. Требования, исходящие от представителей власти, просты. Соблюдать их легко. Более того, соблюдать их легче, чем не соблюдать. Аргумент в пользу несоблюдения, основанный на том, что кто-то кое-где у нас порой, меня не трогает. Вообще, мне кажется, что соблюдение правил, это лучшая основа для перемен, чем протест. Совсем не то требования, исходящие от интеллигенции, — они сложны, запутаны, трудновыполнимы, двусмысленны и в основе своей являются ловушками, часто денежными. При этом интеллигенция защищена непреодолимой стеной гениальности, таланта и уникальности. Когда интеллигенция выдвигает какие-либо требования к власти, я теряюсь, потому что она же и есть власть. Во всяком случае, она партнёр власти — у них же контракт. Для подвластных себе она излагает перспективы успеха: вот вырастешь, закончишь университет и станешь учителем. Вот осенит тебя своим крылом Ангел, и станешь великим Поэтом. Как мы. Власть интеллигенции от Бога. По её словам. И действительно, я её не выбирал. Я за неё не голосовал. Интеллигенция — узурпатор. Она ведёт себя по-хамски, держит подвластных за бессловесное быдло. Власть интеллигенции груба, жестока и бесчеловечна. Хочу я слышать её или нет — она говорит. И часто от моего имени. Хотя ни один представитель интеллигенции не может похвастаться моим разрешением на говорение для меня и от меня — у меня с интеллигенцией как раз нет контракта. Интеллигенции нет альтернативы — это интеллигентская идея. Разумеется, ложная. Полтора столетия назад на её месте, например, были священники. До того жрецы. А значит, придёт кто-то другой. Наступит светлое будущее. Купил, в общем, книгу диалогов А.Кабакова и Е.Попова «Аксёнов» и прочитал: «…Аксёнов — не для всех. Аксёнов — писатель интеллигентский, причём для определённой части интеллигенции — для городской интеллигенции, западнической, просвещённой и, немаловажно, в бытовом смысле цивилизованной, — а вовсе не для всех». Страница 258-я. Издательство аст и астрель. 2011-й год. Москва. Допустим, Аксёнов не для меня. Выбрасываем меня из интеллигенции, если я интеллигент, из горожан, если я горожанин, из западников, если я западник, из людей, просвещённых, если я считал себя просвещённым, и даже из цивилизации в бытовом смысле, хотя вроде бы мне казалось, что я… 508 рублей взяли! Узнаю родимую!

Ещё одна большая цитата

Воскресенье, Декабрь 11th, 2011

А не перепечатать ли всего Элиота Уайнбергера? «…в 1917 году в авторитетной статье в «Journal of Delinquency» профессор Принстонского университета Генри Годдард доказал, что, согласно iq-тестам, 83% евреев-эмигрантов являются «слабоумными дебилами». Впрочем, евреи оказались всё-таки слегка умнее американских индейцев, мексиканцев и негров. (Годдард запустил в оборот слово «moron», «дебил», а Маргарет Зингер использовала результаты его исследований как аргумент в пользу контроля за рождаемостью.) В 1921 году профессор Гарвардского университета Роберт Йеркс доказал, что, согласно iq-тестам 1,75 миллиона американских солдат, 37% белых и 89% негров являются дебилами. Процент среди белых был так шокирующе высок из-за большого количества эмигрантов из Восточной и Южной Европы. Уровень умственного развития, например, итальянцев соответствует возрасту 11,01 лет, поляков — 10,74. В 1923 году профессор Принстонского университета С.С.Бригхэм популяризировал данные, полученные Йерксом, в бестселлере «Исследование американского интеллекта». Соединив результаты iq-тестов с данными измерений черепа. Собранными графом Ваше де Лапужем, Бригхэм доказал, что Соединённые Штаты получили худшие образцы европейской породы. Хуже того, «американский интеллект будет проходить в упадок быстрее, чем интеллект европейских национальных групп, из-за присутствия негров». Он рекомендовал «принять государственные меры… для обеспечения постоянной восходящей эволюции». Иммиграция должна быть ограничена во избежание «постоянного возрастания дефективных тенденций среди нынешнего населения». Годом позже Соединённые Штаты приняли Ограничительный акт, подписанный президентом Калвином Кулиджем, гласивший: «Америка должна остаться американской». Эмиграция из Восточной и Южной Европы была фактически прекращена вплоть до начала Второй мировой, что обрекло многих на бедствия войны и Холокост». Элиот Уайнбергер. Водопады. Из книги «Бумажные тигры». Страницы 236-я и 237-я. Издательство Ивана Лимбаха. Санкт-Петербург. 2007-й год. Интеллектуальная ситуация, однако, разительно поменялась к концу двадцатого века: «…в 1994 году в бестселлере «Колокольная кривая» профессор Гарвардского университета Ричард Хернштейн и профессор Принстонского университета Чарльз Мюррей доказали, что, согласно iq-тестам, евреи-ашкенази являются самыми умными людьми на Земле». Страница 237-я. Прекрасное, изящное извинение, избавляющее американские социологию, психологию и антропологию от звания подручных национал-социализма, а возможно, и от многомиллиардных исков. Как бы это использовать? «Профессор такой-то такого-то университета на основании того-то и того-то пришёл к выводу что польские солдаты и офицеры, бойцы Армии Крайовой и сотрудники польских спецслужб являются самыми мужественными людьми на Земле». Или — преамбула та же: «…грузинские крестьяне являются самыми щедрыми, гостеприимными и весёлыми людьми на Земле». Извлекать уроки из преступлений американской науки!