Archive for Апрель, 2010

Как избежать призыва в Белую армию: случай Велимира Хлебникова

Пятница, Апрель 30th, 2010

В 1919-м году великий русский поэт Велимир Хлебников — паспортистам более известный под именем Виктора Владимировича Хлебникова — спасался от призыва в армию генерала Деникина в психиатрической больнице города Харькова. История эта известна мне из книги Софии Старкиной «Хлебников», вышедшей в 2007-м году в серии «жзл». Книги этой, к сожалению, сейчас у меня нет. Воспользуюсь биографией другого гения — Николая Глазкова, на которого Велимир Хлебников, повлиял не только в отношении письма, но и жизне-строительства. Ирина Винокурова. «Всего лишь гений…» Судьба Николая Глазкова. Москва, издательство «Время», 2006-й год. Во всяком случае на отношение к армейской службе и войне повлиял точно. Поэтому и способ, при помощи которого Велимир Хлебников избежал армии, здесь описан достаточно полно. «…результаты психиатрического обследования показали, что в случае поэта «всё ограничивалось врождённым уклонением от среднего уровня, которое, правда, приводило к некоторому внутреннему хаосу, но не лишённому богатого содержания». Страница 213-й. То есть, избегайте богатого содержания психической жизни! Иначе — армия. Велимир Хлебников, таким образом, согласно заключению был годен к контр-революционной деятельности в составе деникинской армии. Но профессор В.Я.Анфимов сделал «известную врачебную натяжку» и избавил гения от армейских тягот. Диагноз не называется — это военная тайна. Надо знать при этом, что из трёх армий, которые готовы были призвать Велимира Хлебникова на службу — царской, красной и белой — ему удалось полностью избавиться только от белой. Но её судьбе не позавидуешь: известно, что армия, которая не справилась с призывом, не справится и с противником. В 1916-м году знакомый психиатр уже выручал Велимира Хлебникова из запасного, то есть учебного, полка в Царицине. Фактически, конечно, выручил, — потянул время, избавил от фронта, — но не формально — помогла революция. В 1920-м году Велимир Хлебников в качестве лектора присоединился к Персидской красной армии, которая совершила военный поход в Иран. При этом каждый из военных или околовоенных периодов жизни Велимира Хлебникова был связан с творческим взлётом. Армейская служба, если исключить прямое попадание пули в лоб, не противоречит, а способствует поэтическому творчеству. Алгоритм избегания военной службы по Велимиру Хлебникову будет таким: 1. гениальность; 2. некоторый хаос внутренней жизни с нею связанный; 3. знакомые психиатры; 4. которые взялись не абы откуда, а стали следствием принадлежности семьи Хлебниковых к русскому чиновничьему и интеллигентскому классу. Пестуйте свою гениальность, лелейте внутренний хаос, заводите знакомства с психиатрами и рождайтесь в семьях, принадлежащих к высшему и среднему сословию. Другого выхода нет.

Как избежать призыва в Белую армию: случай Рюрика Ивнева

Пятница, Апрель 30th, 2010

В 1918-м году русский поэт Рюрик Ивнев — в миру известный как Михаил Александрович Ковалёв — оказался в городе Новороссийске, который на то время был захвачен деникинцами. За душой у него была работа в Народном комиссариате просвещения, зажигательные публикации в «Известиях» и дружба с Сергеем Есениным, то есть по всем канонам уголовного права — экстремистская деятельность. На восставшем против большевиков юге никто его, конечно, за это не похвалил бы, если бы знал. Но самое препротивное в его положении было то, что он подлежал немедленному военному призыву в Белую армию. В Новороссийске он никого не знал. Он оказался там проездом из Ялты в Батум. Отчаянное положение. Его мыслью было даже упасть в канаву и пуститься на её волю. Но едва ли не возле призывного пункт Рюрик Ивнев встречает знаменитого театрального режиссёра Всеволода Эмильевича Мейерхольда, своего знакомого. То есть, случай Рюрика Ивнева имеет значение исключительно для тех призывников в Белую армию, у которых среди близких есть фигуры сравнимые по значению с В.Э. Мейерхольдом. У В.Э.Мейерхольда в свою очередь был добрый товарищ Владимир Михайлович Алперс, а у того — врач-окулист, который, как на счастье, был членом призывной медицинской комиссии. Имя врача-окулиста нельзя раскрывать и спустя девяносто два года после описываемых событий. Кроме того, по совету великого режиссёра, на заседание медицинской комиссии Рюрик Ивнев явился «…обросшим, в помятых белых брюках, в старой косоворотке и в сандалиях на босу ногу». Если верить, конечно, его «Воспоминаниям о Всеволоде Мейерхольде», которые были напечатаны в его книге «Богема». Издательство «Вагриус», Москва, 2005-й год. В своём университетском образовании он не признался, чтобы не попасть даже в писари. «- Якое образование? — спросил он небрежно, рассматривая бумаги. -Два класса, ответил я, опуская глаза, чтобы не встретиться с ним взглядом». Страница 448-я. И получил белый билет. «Будьте здоровы-с», — напутствовали его юные деникинцы, ведшие делопроизводство в медкомиссии. Их потом будённовцы порубят. А Рюрик Ивнев отправился в Грузию, чтобы переждать бурный 1918-й год. Алгоритм избегания призыва в Белую армию по Рюрику Ивневу, следовательно, таков: 1. В.Э.Мейерхольд, великий человек; 2. В.М.Алперс, его друг; 3. Врач-окулист, его друг; 4. кроме того, призывнику следует иметь при себе театральные способности, близорукость, два класса образования, а так же ему надлежит быть сотрудником наркомпроса и поэтом. Русский поэтический ландшафт был бы совсем, совсем другим, если бы все поэты бежали записываться в Белую армию, а там требовали бы срочной отправки на фронт, чтобы где-нибудь под Воронежем сложить голову в бою с красными китайскими дьяволятами.

Ой, ты гой еси, Госиздатхудлит!

Четверг, Апрель 29th, 2010

В книжку заглянул, а там — эфедра двухколосковая! И «Ригведа»! И сома! Глазам не поверил. Двухтомник А.В.Ткачёва «Боги и демоны «Слова о полку Игореве» (в 2-х книгах). Москва. Издательство «Жизнь и Мысль». Серия «Библиотека мгпу». 2002-й год. Подано прямо к последним страницам романа Эрнста Юнгера «На мраморных утёсах». Вообще, складывается впечатление, что в основе каждого народа лежит некий наркотик. Народа без наркотика не бывает. Индо-арии пили сому. А славяне решили, что лучше другое растение — хмель. То есть не славяне, их не было, но какие-то люди стали отдавать предпочтение хмелю, и через время сделались славянами. А когда генуэзцы снабдили московский конгломерат славян, угро-финнов и татар спиртом, то тут и появились русские. Эрнст Юнгер экспериментировал с сомой — видимо, его немецкая оболочка его не устраивала. Память народная при этом хранит воспоминания о прошлых наркотизациях и, следовательно, этнических воплощениях. Например, русская сказка «Свет-Луна» содержит мотив «капель», «…какого-то зелья…», которое А.В.Ткачёв связывает именно с сомой. Следовательно, как только русские перестанут пить водку — они перестанут быть самими собой. Общества трезвости поэтому должны быть приравнены к подрывным организациям, которые покушаются на суть народа. И точно так же к ним должны быть отнесены организации, прививающие русским людям вкус к иным наркотикам, нежели алкоголь. На самом деле они прививают русским черенок от дерева других народов с надеждой, что берёзка сделается саксаулом. Отдал 337 рублей ассигнациями не задумываясь. Однако первой я увидел книгу А.А.Зализняка «Слово о полку Игореве»: взгляд лингвиста» — потом уже книгу А.В.Ткачёва. Издание третье, дополненное. Москва. Издательство «Рукописные памятники Древней Руси». 2008-й год. И понял, что всегда, как только услышал о проблеме аутентичности «Слова», хотел такую книгу прочесть. Более того, я хотел прочесть именно эту книгу, как только она появилась в первом издании. И ещё более того, я уже приготовил книгу А.А.Зимина «Слово о полку Игореве», — она как раз об этом — об аутентичности, — чтобы насладиться битвой русских титанов. И не прочёл… 331 рубль. А купи я её шесть лет назад, может быть обошёлся ста рублями. Да-с. Ещё скажу: шёл я и вовсе не за ней. Так бывает. Шёл я за сборником Эрнста Юнгера «Рискующее сердце». Санкт-Петербург, «Владимир Даль», 2010-й год. Перевод В.Б.Микушевича. 417 рублей. При имени Эрнста Юнгера я не испытываю сейчас ничего, кроме восторга. Я так же, как и он, презираю бюргеров, но… Но цены! Вернутся красные и все эти издательства, наживающиеся на народной жажде знаний и эстетических удовольствий, национализируют вместе с книжной торговлей.

О бедствиях любви

Среда, Апрель 28th, 2010

Великий и мудрый мавр Абу Мухаммад Али ибн Ахмад ибн Хазм писал: «…любви присущи многие бедствия, и первое из них — хулитель. Хулителей бывает несколько видов, и корень их всех — это друг, когда отброшена между ним и тобою забота об осторожности. Его порицания лучше многой помощи, и в них счастье и предостережение. …затем есть хулитель порицающий, который бранит, никогда не отдыхая. Это великая беда и тяжкая ноша… я видел людей, страсть которых так усилилась и увлечение настолько увеличилось, что упрёки стали им милее всего, так как могли они показать хулителю своё непослушание… одно из бедствий любви — соглядатай, и поистине, это скрытая горячка, и неотвязное воспаление, и угнетающая мысль. Соглядатаи делятся на несколько видов, и первый из них тот, кто надоедает без умысла, сидя в том месте, где встретился человек со своей возлюбленной… затем бывает соглядатай над любимой, — тут нет другой хитрости, как умилостивить его, и если сделаешь его довольным, то это предел наслаждения. …вот необычная разновидность соглядатаев. Я знаю двух возлюбленных, которые одинаково любили одну и ту же возлюбленную, и …каждый из них был соглядатаем над другим. …к бедствиям любви принадлежат и доносчики… нет среди всех людей никого хуже доносчика, то есть ябедников. Ябедничать — поистине свойство, указывающее на зловонный корень, испорченную ветвь, дурную природу и скверное воспитание, и тому, кто ябедничает, не избежать лжи. …всякий ябедник — лжец. …случается при любви и разглашение, и порицаемо оно среди явлений, из-за него возникающих. Разглашению есть много причин, и одна из них то, что совершающий такой поступок хочет нарядиться в наряд влюблённых и войти в их число. Это недопустимый обман, ненавистная наглость и притязание в любви легковесное. …я хорошо знал юношу из мужей благородных и знатных моих друзей, которого поразила любовь к одной девушке-затворнице. И потерял он из-за неё разум, и любовь к ней оторвала его от многих полезных дел, и стали ясны признаки его страсти всякому, кто обладает зрением, так что даже сама девушка упрекала его за то, что по нему видно, к чему ведёт страсть». Всё закавыченное можно раскавычить по изданию: Ибн Хазм. Ожерелье голубки. Москва, Издательство «Эврика», 1994-й год. Перевод М.А. Салье. Книге исполнилось уже тысячелетие. А как будто вчера написана. Мавританским хулителям, соглядатаям и ябедникам не хватало микрофонов, видеокамер и сети интернет. Пропускайте детали.

Путешествие, вызванное гербарием

Вторник, Апрель 27th, 2010

О всём, о чём угодно, только не о главном. Так можно назвать послесловие к роману Эрнста Юнгера «На мраморных утёсах», написанное Евгением Воропаевым, он же переводчик романа. Издательство «Ad marginem». Москва. 2009-й год. Английский критик Фойгт Ф.А. утверждал, что «…это произведение …дало поддержку и подействовало как средство согласования между теми, кто искал укрепления против угрозы или искушения тирании. …никто не сомневался в том, что в видениях этой книги было очевидно познание нашего собственного современного положения». Страница 253-я. Видно, что английские критики, подобно критикам советским, которых волновала в основном борьба трудящихся за свои права и её разновидности, навсегда увязли в борьбе с тиранией. И при этом они, конечно, правы: что-то есть здесь от борьбы с тиранией. И от борьбы за мир тоже. От борьбы за право трудящихся трудиться и распоряжаться плодами своего труда. От борьбы за право на поиск истины. Как и в любой другой книге. А кроме того, эта «…книга наполнена автобиографическими реминисценциями … «Мраморные утёсы» останутся языковым шедевром высшего уровня …кто может остаться равнодушным к рапсодическому зачину книги». Страница 253-я. Всё это верно в общем. Но вот я остался равнодушен к зачину: «…вам всем знакома щемящая грусть, которая охватывает нас при воспоминании о временах счастья…» Страница 254-я. Откуда нам знать о вашей грусти? А Эрнст Юнгер, между тем, много раз указал на то, что происходит на самом деле. И только человек политически ангажированный или цензурированный, как какой-нибудь запуганный рынком английский критик, не может видеть его указаний. Роман «На мраморных утёсах» есть наркотический трип. И язык, который использует Эрнст Юнгер нельзя назвать языком «магического реализма», но со спокойной совестью можно назвать языком «нарко-реализма». Два брата, главный герой и Ото, в одном укромном местечке в трудно определимой местности заняты составлением гербария. «…целью наших поисков всегда была одна совершенно обыкновенная травка; мы пытались, если можно так выразиться, в хаосе придерживаться чудесного труда Линнея, составляющего одну из опорных башен, с которых дух обозревает зоны дикой растительности. В этом смысле какое-нибудь маленькое растение, которое мы приносили, часто дарило нам неожиданно много». Страница 131-я. Чувство полёта, ужасные видения, сияния, отстранённость, отсутствие времени, лабиринты, деформации пространств и предметов, чудовища и прочие необыкновенные существа — всё это подарки маленького растения. О них говорит Эрнст Юнгер много, радостно и со знанием дела. «Лучшее боги дают нам даром», — уверяет он. Но речь не идёт  о каком-то равенстве — социальном или интеллектуальном. Лучшее уже в нас, — вот о чём речь, — а не о том, что маленькая травка бесплатно растёт на лугах. Правда: лучшее в нас никогда не равно лучшему в Эрнсте Юнгере. Горькая правда. Мы не равны даже перед травой.

«…по языческой пустоши…»

Понедельник, Апрель 26th, 2010

Старший Лесничий «…отмерял страх малыми дозами, которые постепенно увеличивал и целью которых был паралич сопротивления. Роль, которую он играл в этих беспорядках, очень тонко сплетавшихся в его лесах, была ролью наводящей порядок власти…» Цитата из романа Эрнста Юнгера «На мраморных утёсах». Москва. Издательство «Ad marginem». 2009-й год. Перевод Евгения Воропаева. Страница 81-я. Страна Лагуна. Лагуне грозит опасность подчиниться Лесам. Между Лагуной и Лесами расположена Степь. Обычные для каждой весны стычки пастухов неожиданно превратились в мятеж. Агенты Старшего Лесничего начали захватывать власть над Степью, а через неё, поскольку пастушьи роды были связаны родственными отношениями с городами Лагуны, и в городах. Партийная борьба переросла в кровавую междоусобицу. Старший Лесничий «…притворяясь нуждающимся в помощи …поручал им (лесным капитанам) и их лесным шайкам надзор за сельскими районами. И тогда, надев маску порядка, целиком воцарился ужас». Страница 83-я. Способы достижения целей вышли за все принятые в этой местности границы. «…лесничие …по-новому измеряли страну …они бродили по издревле распахиваемой земле, точно по языческой пустоши, не признавая ни дорог, ни границ. …Они не отдавали дани священным иконам. Видели, как они пересекают богатый край, словно невозделанную и неосвящённую глушь». Страницу 86-я. Языческая пустошь — это, по-видимому, что-то вроде «бескрайних русских равнин». Глушь, в которой всё можно. Эрнст Юнгер перечисляет, что именно можно. Можно сдирать с низших животных кожу. Можно использовать в политической борьбе женщин. Для Старшего Лесничего «…такие женщины служили …приманочными птицами самого изысканного свойства, где бы в мире он не втягивался в дела. Тот, кто приближался к этим обманчивым цветкам, выросшим на болоте, подпадал под обаяние, которое правит тёмной стороной жизни; и уже не раз мы в наши мавританские (мавританские — это иносказание) времена видели, как кто-то, кого ждала большая судьба, погибал — ибо в таких интригах запутывается в первую очередь высокий разум». Страница 94-я. Роман был опубликован в Германии в 1939-м году. Эрнст Юнгер уже командовал охранной ротой во Франции. Гранки он вычитывал на фронте. Фюрер уважал и доверял ему, хотя его репутация в отношении благонадёжности была не ахти какая. Старому немецкому солдату, видите ли, были не по душе некоторые изыски мавританской политической борьбы.

Не все советские боги равны друг другу

Воскресенье, Апрель 25th, 2010

Nos 4 Дело не только в варварах. У Педагога отбит нос, у Шахтёра — нос и долото, у Покровителя тяжёлой промышленности украдено имя. Дело Октября загублено, социалистическое Отечество распалось, собственность народа разграблена. Но памятник Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому находится в прекрасном состоянии. Даже с учётом того, что от времени, когда делалась эта фотография, до Ленинского коммунистического субботника оставалось несколько дней. Как и греческий бог Аполлон советский бог Ф.Э.Дзержинский был охранителем стад, покровителем народов и искусств, прорицателем, он участвовал в битвах с титанами и гигантами, иногда его стрелы поражали людей без всякого видимого повода, сдирал кожу с противников, ослеплял циклопов и спасал города от эпидемий. Ни маркоманы, ни вестготы не могут помыслить прикоснуться к нему. Чудо! Варвары не успеют и оглянуться, как он сделается покровителем и их диких королевств. В конце концов, поражать драконов он умел не хуже Аполлона. И не хуже св. Георгия Победоносца.

Ваше плодородие!

Воскресенье, Апрель 25th, 2010

Nos 5 Нижний Тагил. Древнесоветский Приап. Бог плодородия или, если приоткрыть тайну, бог тяжёлой промышленности. Подлинное имя его, отлитое в чугуне, варвары уже сдали в скупку металлов — так пусть же оно останется неизвестным. В Риме памятники  в виде гигантских фаллосов устанавливались везде, где были обширные окультуренные пространства вроде лугов, садов и парков, и пчёлы. Пчёлы — символы промышленного пролетариата.  Древнесоветский Приап не отличался расхожей, масс-медийной красотой, как и его порождения — рудники, металлургические комбинаты и сборочные цеха, но без него никуда: кто-то должен отвечать и за плодородие. Афродита уступала ему, но  бежала от него, как какая-нибудь активистка зелёного движения. Он обладал отличным, вечно эрегированным фаллосом, которым постоянно мерился, то с русской экономикой 1913-го года, то с заморскими себе подобными богами. Догоним и перегоним, да. Фаллос его и сгубил, а точнее абсолютизация его размеров. Уже в его время было известно, что фаллос не должен быть большим, не должен быть маленьким, но он он должен быть весёлым. Магическое вырастает из функционального. Не можешь земного, не сможешь божественного. Самое время Приапу мигрировать из богов-покровителей тяжёлой промышленности в бога чувственных наслаждений и шопинга. А то не ровен час, сделается простым металлоломом. По рублю за килограмм. Варвары ждут.

Бог Педагог

Суббота, Апрель 24th, 2010

Nos 2 И ему отбили нос. И его символически оскопили. Вообще, варварство — это удаление лишнего по второму кругу. Если художник берёт камень, удаляет из него лишнее и таким образом из массы создаёт, или точнее выводит из неё, выдвигает, идола, то варварство удаляет всё, что художник высвободил, возвращает идола в массу камня. Изощрённость скульптуры при этом не имеет значение: будь на месте Педагога Венера Милосская с руками, и ей отбили бы всё, что излишне, и вернули бы в изначальное природное состояние. Варвары не удовлетворятся носом — голова Педагога тоже находится под угрозой. Советский Педагог одно из частных проявлений Осириса, бога возрождающейся жизни. Педагог присматривал за жизнью от ростка до плодоношения. Но коварные заговорщики убили Осириса. Чтобы возродиться Осирису пришлось проглотить свой глаз, а Педагогу, по-видимому, свой нос. Осирис ушёл править подземным царством. Исида, обратившаяся соколицей, чудесным образом родила от мёртвого тела Осириса бога Гора. Будем ждать, когда Исида понесёт от мёртвого Педагога и родит нового правителя жизни — Педагора. Идол Педагога возле храма знаний номер девять в Нижнем Тагиле.

Униженный Шахтёр

Пятница, Апрель 23rd, 2010

Nos 1Пришли варвары и отбили идолу нос. Отломили долото отбойного молотка. Надругались. Раньше они предпочитали отламывать фаллосы. За что? Ведь Шахтёр — один из виднейших героев советского пантеона. Он символ вертикальной социальной мобильности. Хорошо работаешь в подземном аду — и вот ты уже заседаешь в президиуме слёта передовиков народного хозяйства; плохо заседаешь — и вот ты в аду, даёшь стране угля. Бросается в глаза сходство Шахтёра и Орфея. Отбойный молоток — золотая лира. С помощью золотой лиры Орфей мог приручать диких животных (Шахтёр — дикую природу вообще), двигать деревья и скалы. Орфей довёл количество струн на лире до девяти — он рационализатор и стахановец. Он спускался в подземное царство. Орфей был убит скорее всего молнией, но распространение, естественно, получила версия об убийстве его женщинами за то, что он обучил их мужей гомосексуальной любви. У слухов точно такие же законы, как и у остальных средств массовой информации. Всё это не удивительно. Скульптура Шахтёра до сих пор возвышается над городом Нижним Тагилом, но фаллические символы, которые она содержала, уничтожены. Безопасный, оскоплённый герой. Культ Шахтёра увял. Кажешься себе иногда римлянином последних дней: смотришь на униженных своих героев и богов и ничего не чувствуешь.