Archive for Сентябрь, 2008

Вспомнил о «несжатой полоске одной» Н.А.Некрасова, растрогался и написал этот пост

Пятница, Сентябрь 26th, 2008

Хорошо, сказал я себе, дальше это не может продолжаться так, как продолжалось до сих пор. Надо менять жизнь. Надо устроить какую-нибудь революцию. Пусть оранжевую, какая разница? Зелёную? А то и зелёную. Ошибка всех революционеров заключается в том, что они стремятся к тому, чтобы совершить переворот в понедельник, а надо — в пятницу, пока евреи спят, а русские на даче. И те и другие — известные консерваторы и контрреволюционеры: надо, чтобы они были чем-то увлечены в тот момент, когда вы будете брать телеграф: евреи — Иеговой, русские — картошкой. Да, переворот! И пошёл в магазин культурных ценностей и купил два концерта Арама Хачатуряна — один для фортепьяно, а другой для скрипки. Издательство «Аквариус». Арам Хачатурян на лейбле «Аквариус» — это звучит гордо. 109 рублей 00 копеек. Кроме того, купил роман Норберта Грштайна «Британец», изданный на лейбле «Симпозиума» из города Санкт-Петербурга в серии «О» с умляутом — с двумя точками над гласной, то есть. Именно из-за этих точек и купил: австрийская литература, ё-моё! 99 рублей 00 копеек. Да, задёшево! Советская симфоническая музыка и австрийская проза катастрофически недооценены! У них невероятный потенциал роста. Фантастический! И те, кто сейчас вкладывается в автопром и нефтегаз, о своём решении ещё пожалеют, когда увидят, какие барыши ушли у них из-под носа. Я увёл. Есть, правда, на рынке уценённой литературы и свои сложности: практически не падает в цене современная поэзия. Если однажды кто-нибудь выставит стихотворный сборник за триста рублей, то так и стоять он будет сто лет и не упадёт. А то и подрастёт. Величайшие культурные достижения человечества доступны, как чипсы. Почему вот так же нельзя заходить в магазины и покупать акции голубых фишек: прилавки, полки, на них стопки акций; подходишь, листаешь; на акциях чипы против воров; девушки-консультанты топ-лесс; тут же скупка антикварных акций и ценных бумаг; кофе; полка с новинками; хит сезона — акции, напечатанные на туалетной бумаге; знаменитый автор акций «Галактиканефтегаз» проводит автограф-сессию для почитателей своего таланта… Почему не так? Может быть, сегодня я не Хачатуряна с Грштайном, а Абрамовича с Дерипаской с базара бы понёс… Вот такой Некрасов.

Не понимаю-17

Четверг, Сентябрь 25th, 2008

Афганского мужика судят за то, что он бросил гранату в американских солдат и ранил их. Метнул в Афганистане, а судят его на базе Гуантанамо. Чудеса! В чудеса я, кстати, верю и их принимаю сердцем. Но вот чего я не принимаю и не понимаю: у нас что, уже нельзя бросать гранаты в завоевателей? Если, значит, сейчас здесь объявятся какие-нибудь немецко-фашисткие захватчики, французские гренадёры или польские паны, мне что, нельзя будет в них метнуть гранату, что ли? Нельзя? И в тевтонских рыцарей даже? И в белочехов? А как тогда с ними бороться? Цветочки что ли в дула вставлять и лобызать их в уста? Бросить в них гранату — статья, выстрелить в какого-нибудь эсэсовца — статья, подорвать паровоз — статья, косо посмотреть — штраф. Знаете что? С таким уголовным кодексом никакого национально-освободительного движения не поднимешь и никакого подвига не совершишь — в тюрьму только попадёшь. Уркой беззубым станешь и всё.  Подводник Маринеско — нарушение правил судоходства, убийство одного и более человек, покушение на убийство, порча личного и государственного имущества, загрязнение акватории водоёмов вредными и ядовитыми веществами. Пожизненное заключение. Лётчик Гастелло — нарушение правил безопасности полётов, причинение тяжкого вреда здоровью, терроризм, загрязнение воздушного бассейна ядовитыми веществами, порча государственного имущества. Пожизненное заключение. Снайпер Зайцев — этноцид, то есть массовые убийства по этническому признаку. Убивал-то он исключительно захватчиков. Пожизненное заключение. Пехотинец Морозов — воспрепятствование должностному лицу (немецко-фашисткому пулемётчику) находящемуся при исполнении его служебных обязанностей и повлекшее за собой тяжкие последствия. Десять лет. Ну и что? Пошли в партизаны? Вставай страна огромная? Вставай на смертный бой? Да ну её! Чё-то не хочется. Одно дело, подвиг и медаль на грудь, а другое — гоп-стоп и на нары. Вон афганец, всего-навсего гранату метнул, а уже несколько лет мурыжат. А суда ещё даже не было. И зачем нам такой уголовный кодекс придумали? Не понимаю.

Код Салмана да Рушди

Четверг, Сентябрь 25th, 2008

Бунньи Каул, она же богиня Сита, она же Республика Грузия оказалась наложницей Максимилиана Офалса, он же американский посол в Индии, он же посол Сша в Дели. Действие части романа Салмана Рушди «Клоун Шалимар» пусть и формально происходит в Индии, а она — страна мистических перевоплощений. Страна метемпсихоза, извините. Поэтому мы не можем отвергать того, может быть, неожиданного предположения, что Бунньи Каул одновременно суть Салман Рушди, находящийся сегодня в заточении у англосаксов. Недавно, например, англосаксы без всяких объяснений бросили в концлагерь в Баграме канадского журналиста Жаведа Ахмада, то есть одного из богов современного мира, продержали его за колючей проволокой чуть меньше года, немного попытали и только после многочисленных протестов выпустили. Журналиста!!! А уж романистов они имеют, как хотят. Вот как наш гений описывает своё, то есть Бунньи Каул жилище: «Не квартира, а бункер в грязно-сером бетонном блоке (панельном доме, то есть) к югу от центра города». Чем не концлагерь? Но это мелочи. Главное другое, на странице 264-й Салман Рушди передаёт нам тот способ чтения его романа, о котором мы, собственно говоря, уже догадались: «…она никак не могла выбросить из головы своего одураченного мужа (в случае Бунньи Каул — это Шалимар, в случае Ситы — это Рама, в случае Грузии — это Россия, то есть Советский Союз), а поскольку говорить с любовником-американцем о чём-либо важном лично для неё не представлялась возможным, она вместо этого стала говорить с ним о Кашмире. …о его горах, его долинах, его садах, его ручьях, его цветах, его рыбе». …его нефти, его газе, его вооружённых силах, его авторитарности, его недемократичности, его тоталитарности. Ещё на странице 262-й Каул-Сита-Грузия заскучала о своём возлюбленном Советском Союзе: «Сердце говорило ей, что она всё перепутала: то, что она считала тюрьмой (тюрьмой народов), на самом деле было свободой, а так называемая обретённая свобода стала ничем иным, как позолоченной клеткой». В нашем случае — просто клеткой. Бункеры, тюрьмы, клетки, концлагеря — печальная история интеллектуала в современном мире, где правят чистоган и англосаксы. Но Салману Рушди повезло — он хотя бы может пересылать на волю малявы.

Тс-с-с. Тайная дипломатия

Среда, Сентябрь 24th, 2008

Полковнику Хаммеру нисколько не обломилось от красот кашмирки Бунньи Каул. Теперь малолетку обхаживает посол Сша в Индии Максимилиан Офалс. Бунньи Каул видит себя богиней Ситой, а Ситу мы идентифицировали как Грузию. Если кто не в курсе, речь о романе Салмана Рушди «Клоун Шалимар» и всё такое. Вся подноготная современной тайной дипломатии в одном не очень толстом томе. Здесь есть всё, о чём вы хотели спросить и страшно боялись, потому что речь не о сексе, а о Любви. Пусть никого не вводит в заблуждение беллетристический антураж и репутация автора — писателя романов, — просто надо уметь читать подцензурную англосакскую прозу. Давным-давно Рушди рассорился с аятоллой Хомейни: теперь настал черёд России из-за оскорбительного упоминания толстой задницы некоей Ольги Семёновны, затем к преследованиям свободной мысли должен подключится «Моссад» из-за издевательств Рушди над священной еврейской мифологией и, кажется ещё, если он на ближайших страницах не перестанет разглашать секреты американо-грузинских переговоров, то.. даже не знаю что. Думаю, ему придётся в своём бункере спуститься на несколько уровней поглубже. Салман Рушди — автор совершенно отчаянный, азартный, отпетый и отвязанный: вопреки привычке своих восточноевропейских собратьев по перу оставлять себе лазейку на случай непредвиденных обстоятельств, Рушди всё едино…  Страница 257-я. Требования Грузии: «…я хочу стать большой танцовщицей…» Стала. «…я хочу большого учителя…» Он не за горами. «…я хочу получить образование по самому высшему разряду…» Получила. «Гарантией прочности любых соглашений между сторонами всегда является их взаимная заинтересованность. …страстная вера Бунньи, что эта связь — её единственный шанс добиться цели, служила надёжной гарантией её стараний, её серьёзности и её молчания». «А что я получу взамен?» — спросил Макс Офалс, представляющий здесь интересы Соединённых Штатов. Бунньи Каул ответила: «…я буду делать всё, что вы пожелаете, когда бы вы этого ни пожелали. …я буду с радостью исполнять все ваши приказы, — ответила она по-английски без единой запинки». Страница 258-я. Салман, пора уходить на минус десятый этаж.

«Я не нацист, потому что я американский посол, потому что я джентльмен, потому что я еврей!»

Среда, Сентябрь 24th, 2008

Начиная со страницы 65-й и до страницы 185-й романа Салмана (салмана-романа) Рушди «Клоун Шалимар», который, как всем известно, был издан «Амфорой» в Санкт-Петербурге в 2008-м году Общей (у Рушди взял) эры, автор потчевал меня индийским кино, включающим в себя непробиваемых злодеев, несчастных влюблённых, преодолевающих этнические, социальные и классовые предрассудки, а также любящих родителей, злобных дальних родственников, верных подруг и даже музыкальные номера. «И тут на главной улице показался Шившанкар по прозвищу Шарга. Подчиняясь внезапному порыву, он стал петь густым и звучным голосом одну песню за другой. …Растворялись двери, в домах зажигались светильники, стали собираться люди, устроившиеся на ночлег в полях и плодовых садах. Абдулла и Пьярелал, встретившись возле пеца, крепко обнялись». Страница 156-я и 167-я. На этом месте я начал ржать, хотя посмеивался уже со слов «Даже и не думай!» на странице 113-й, которые выкрикнула своему благоверному Абдулле его жена Фирдоус. Но думал при этом, что вот опять героями трагикомедии сделались бедные и несчастные жители всепланетной глубинки, а не какие-нибудь русские нефтяники. Я думал, что у Рушди кишка тонка посмеяться над русскими нефтяниками. Однако на странице 185-й началась такая пародия на расхожую еврейскую мифологию, что я ржать перестал. Парень достанет и нефтяников. «В городе Страсбурге с его прелестными кварталами… вблизи прелестного парка… в самом сердце прелестного района, населённого прелестными, во всех отношениях достойнейшими людьми, стоял солидный и, безусловно, прелестный особняк… где в просвещённом семействе евреев-ашкенази родился и возрос посол Максимилиан Офолс…» — жёсткая пародия и всё — на фоне холокоста. О чём Рушди там думает в своём бункере? Кроме покойного Хомейни есть ещё и «Моссад» далеко не покойный, который, как известно, не только Институт, но и Трибунал. Главный герой книги Макс Офалс сидит в Кашмире, смотрит на танцующую девочку и вспоминает такую же в нацистском борделе: «Но я же не нацист, — подумал он. — Я американский посол, можно сказать рыцарь и джентльмен. Я сам, между прочим, из евреев». Она ещё раз повела бедром — и Макс перестал думать вообще». Страница 190-я. Дружеский и бесплатный совет: покупайте и читайте, пока вам не запретили.

Рушди: полковнику Хаммеру ничего не светит

Понедельник, Сентябрь 22nd, 2008

Не осталось никаких сомнений: да, Салман Рушди на самом деле был информирован о будущей пятидневной кавказской войне за три года до её начала. Значит, три года назад эта война была англосаксами разработана и во всех подробностях. Детали обсуждались. События его романа «Клоун Шалимар», которые по звучанию своему, а то и прямо по сути совпадают с августовскими военными событиями в Закавказье не поддаются исчислению. На странице 129-й звучит тема, перекликающаяся с газетной темой трофейных «Хаммеров»: «Себе он тоже придумал имя, переделав своё, Хамир, на английский манер — Хаммер — молот, решив, что он для него подходит больше. Он даже примерял его на себя, оставаясь один: «Полковник Хаммер Качхваха прибыл в ваше распоряжение, сэр или: «Бросьте, старина, можете звать меня просто Хаммер». Вообще, полковник Качхваха — это отдельная тема. Он выпусник какой-то там британской военной академии. На странице 141-й возникает его «дикий англо-сринагарский выговор» — англо-грузинский? «Он хрипло лаял, как английский бульдог» на странице 136-й. Что-то наш Рушди здесь разошёлся — начал уже обзываться — лишится охраны-то. Полковник Хаммер мыслит в координатах «признание-непризнание»: «ключевым …являлось слово «неотъемлемый», «целостность следовало уважать, и потому любые выпады против целостности нации следовало считать оскорблением её чести», «раскол порождает дальнейший раскол» и так далее. Видимо, в подземных бункерах, где Салман Рушди скрывается от правосудия, полемизировали и по поводу целостности маленькой горной страны, населённой пятью миллионами добрых и мирных людей самых разных национальностей и вероисповеданий, научившихся за столетия совместной жизни худо-бедно находить взаимопонимание друг с другом. «Почему армия вдруг остановилась?» — эта тема тоже здесь. На странице 139-й англоговорящего полковника Хаммера жестоко отшивает кашмирская девчонка Бунньи Каул, которая несколькими страницами ранее отождествляла себя с супругой Рамы Ситой, а Сита, как мы установили в результате объективного научного исследования — это Грузия. Грузия отшивает полковника Хаммера! Вот так: Рушди — он и в застенке Рушди.

Музыка Шостаковича противопоказана семейному счастью

Понедельник, Сентябрь 22nd, 2008

Люблю говорящие книги — не аудиокниги, — говорящие книги, магические. Вошёл в книжный магазин, открыл первую приглянувшуюся книгу, прочёл первую попавшуюся строку: «- Наконец-то имярек (называется моя фамилия) пришёл! — крикнул другой имярек». Фамилий не называю, чтобы не порушить волшебство. Со мной говорят птицы, не меньше. Купил два тома других — «Ливию, или Погребённую заживо» и «Констанс, или Одинокие пути» — из «Авиньонского квинтета» Лоренса Даррела — величайшего, естественно, романиста двадцатого века и знаменитого британского разведчика, который когда-то присматривал, по-видимому, за беспутным своим дружком Генри Миллером и сделал всё для того, чтобы тот не свалил в Советскую Россию и по глупости своей не написал какой-нибудь прокоммунистической ерунды. Купил, хотя мне хватило прочитанного когда-то «Александрийского квартета», но 69 (опять 69!) рублей за том! Кто мог бы устоять, видя рядом старую зачёркнутую цену — 220 рублей 00 копеек? Москва, Бсг-Пресс, 2005-й год. За каких-то три года цена рухнула в три раза: фондовый рынок не пережил бы, а книжный жив и здоров. Заглядывал в другие книги и везде находил что-то необычайное, требующее немедленного прочтения, без чего жизнь, в общем, на Земле невозможна, но отложил на будущее. В субботу позвонил прекрасный мой товарищ и уверил меня в том, что мне обязательно надо слушать Сметану. Обычно я бегу симфонической и тем более камерной музыки, но Сметана был как стопка подшитому. Эх, где наша не пропадала! 2-я Симфония Эшпая, маленькие кантаты Свиридова «Деревянная Русь» и «Снег идёт» и — понеслось — его же «Время, вперёд», и его же вокальные циклы, и дальше уже ничего не разбирая — смешивал Хачатуряна с Хренниковым; на ночь глядя принял 10-ю Шостаковича. После Шостаковича можно было уходить из дома и не возвращаться. А знал ведь, что Шостакович — это лишнее. Утром, ещё во мне гремели заключительные аккорды 10-й симфонии, получил от возлюбленной указание — и в грубой форме — заняться ремонтом стула, а потом ещё одного; потом ходил по магазинам — не книжным — вёл себя очень хорошо, выполнял все команды и только в виду ночи был прощён. Ждановщина какая!

Геополитическая шаланда

Воскресенье, Сентябрь 21st, 2008

Салман Рушди команду себе набрал: наёмные убийцы, колдуньи, толстозадые восточноевропейские тётки, отставные оскандалившиеся американские послы, местечковые индуистские и мусульманские лидеры, кашмирская ребятня, изгои, аутсайдеры, неудачники, диссиденты — просто полный вперёд! И с этой командой он хочет делать нормальный геополитический роман. Шаланда — не роман. На «Клоуне Шалимаре» дисциплина аховская! Герои косячат, автор бегает за ними, затирает. Боцман Ольга Семёновна как последняя дура набросилась на гомосексуалистов. Рушди дезавуировал её заявления при помощи указания на её толстый зад и её же нижневолжское происхождение. Юнга разболтала секреты про красную линию. Рушди опять обращается к телесному низу: «Давай, как всегда, поласкаем друг друга в пяти дозволенных местах, давай будем целоваться семью способами и попробуем все девять позиций, но не будем переступать черту«. Надеюсь, европейские политики прислушиваются к своим мыслителям? Девять позиций и отвалите. На странице 92-й благодаря штурману по имени Сгинь, недобрый глаз вдруг во весь голос зазвучала грузинская тема — легенда о переселении гуджаров из Гуджарии, то есть из Грузии в Кашмир в неведомые времена. Автор не знает что делать: то ли плакать, то ли стреляться. К телу ниже пояса уже неудобно как-то обращаться, а делать нечего: «…особый дар предотвращать малые, незначительные неприятности посредством добрых предсказаний открылся у ней с наступлением половой зрелости». И понеслась половая зрелость прочь от переселения грузин в Кашмир. Да, не знаю куда наш Рушди вырулит в конце романа. Не потонет ли его шаланда вовсе. Хотя с другой стороны, понятно — ещё один слой романа понятен: сидит он в железобетонном бункере со своими охранниками. О чём поговорить? Ну, половая зрелость. Ну, гомосексуалисты. Ну, Кавказ. Жизнь под присмотром спецслужб многое дала Рушди: например, теперь он знает, что самое опасное место для охраняемого субъекта между автомобилем и входной дверью дома. Здесь всё обычно и происходит. Но чтобы это узнать, можно было с Хомейни и не ссориться. Вот такой наш Рушди мореход. Пока, правда, не утонул.

Ещё в 2005-м году Салман Рушди знал всё о войне в Южной Осетии

Воскресенье, Сентябрь 21st, 2008

В романе «Клоун Шалимар» Салман Рушди пересказывает историю из «Рамаяны»: скептики могут возразить, что, мол, ещё древние знали о войне в Южной Осетии, но важен контекст. Здесь упоминаются Ингушетия и Турция на странице 14-й, вообще Восточная Европа на странице 17-й, грузинский и узбекский языки на странице 18-й, русские, Волга и Каспийское море на странице 20-й и далее везде, русский рубль на странице 21-й. Балканская тема всплывает многократно, а она образец для Кавказа. Контекст более чем прозрачный. «В тот день (день в мифологии может длиться годами) Рама с братом своим Лакшманой (Россия и брат его — Советский Союз Небесный) отправились в погоню за демонами. Ситу (Грузию) оставили одну, однако Лакшмана… провёл перед входом в скромную обитель магическую черту и предупредил, чтобы она не переступала черту сама и не позволяла этого никому из чужих. (Помните, как в европейской полемике всё время всплывала тема красной линии, которую кто-то переступил, но потом эту тему благоразумно замяли, иначе демонам, которые правят миром, пришлось бы показать нам свой истинный облик). …Однако едва Лакшмана скрылся из виду, появился владыка всех демонов Равана (могущественный ракшаса — Сша). С неумеренной пылкостью он стал превозносить по очереди необыкновенно гладкую кожу Ситы (характер народа), цвет лица… (самобытность), её благовония (кухню), волосы (религию), груди (горы) и талию (искусства). Про ноги (трубопроводы) он говорить не стал. …(если бы он начал говорить о них) его скрытая подлая сущность была бы разоблачена немедленно». В общем, Сита сдалась на речи и разрешила Сша переступить черту. «Равана мгновенно явил свой подлинный облик чудовища о тысяче голов, насильно увлёк Ситу в летающую колесницу, запряжённую зелёными буйволами (баксами), и помчал в своё царство, на Ланку (в Нато)» Ну и всё: «поиски похищенной», «реки пролитой крови», «горы мёртвых тел», которые, возможно, ещё впереди. И вся вина за это почему-то возложена на одну только Ситу (на Грузию), на верную супругу Рамы (России), хотя всю бучу затеял Равана. Всё на страницах 72-73-й романа Салмана Рушди «Клоун Шалимар», изданного «Амфорой» в этом году. Проверяйте. На английском роман увидел свет три года назад — в 2005-м. И ещё вопрос: а что это за свобода такая и демократия, в которой даже гениям приходится прибегать к иносказаниям, к эзопову языку, чтобы выразить мысли, которые их тревожат. Хорошо, что есть «Рамаяна».

Симметрия? Асимметрия? Советский Союз!

Суббота, Сентябрь 20th, 2008

Плохая репутация — это свобода, хорошая — оковы. Свободный человек не может быть хорошим, только раб хорош. Это верно не только для отдельных людей, но для стран и народов тоже. У моей Родины репутация тоталитаристки, авторитаристки и милитаристки в одной крынке, то есть репутация свободной страны. Казалось бы, пользуйся! Плохая репутация — это очевидное преимущество: чтобы ты ни сделал, хуже уже не будет. Как же это преимущество использует наше правительство? А никак. Мы опять стремимся в вто, мы хотели бы снизить накал всеевропейской риторики, никто не загонит нас за железный занавес, американские цыплята не так уж и плохи, как считалось две недели назад. Удушающая, мертвящая симметрия в каждом слове, на каждом шагу. Ни грана асимметрии. А от нас ждут совсем другого. В романе «Клоун Шалимар» Салмана Рушди есть русская тётка Ольга Семёновна. И естественно, что именно она произносит неполиткорректный монолог на странице 57-й против гомосексуалистов. «Здесь вся округа сплошные гайчики …поганцы, имеют друг дружку собачьим манером…» Монолог настолько ей удаётся, что Салману Рушди приходится немного поправлять его при помощи умиротворяющих комментариев: «…наигранное пуританство Ольги Семёновны… Широта взглядов …русской домоправительницы могла соперничать только с объёмистой задницей этой дамы, и её ритуальные громы и молнии по поводу безнравственности всегда бывали сдобрены здоровой долей иронии». Страницы 57-58. На самом деле, уверяет Салман Рушди, никакие совокупления Ольгу Семёновну не волновали, её волновало только слово «любовь». Что сказать, Рушди — гений, он мог бы спокойно получить Нобелевскую премию по адвокатуре: на полусотне страниц не такого уж убористого текста он расколол русскую бабу как какой-нибудь узбекский фундук. Любовь — вот оно ядро! А над остальным можно посмеяться. Салман Рушди ждёт от Ольги-Волги каких-то привычных слов и действий, с его точки зрения ей соприродных, а то и симметричных. Но с нашей точки зрения они и есть асимметрия и она не проходит. Привет из Зазеркалья! Значит тогда симметрия? То есть гомосексуализм? В отличие от двух различных половинок, составляющих гетеросексуальную пару, он-то вполне симметричен. Ну, не знаю… Элиты, вроде бы, согласны. А по мне лучше Советский Союз.