Archive for Сентябрь, 2008

Возьми свои слова обратно!

Вторник, Сентябрь 30th, 2008

Первую книгу Салмана Рушди, а это был роман «Последний вздох Мавра», — не хочется сейчас лезть на полку, чтобы вспоминать выходные данные, — я купил много лет назад на книжной выставке-ярмарке. В тот момент, когда я протягивал руку за уже оплаченным мною Рушди, из толпы книгочеев и книгопокупателей вдруг вынырнул человек мужского полу и сходу, поскольку книгопродавцы были его знакомыми, воскликнул, кивая в сторону моей книги: «Кто только таких мудаков читает!» Он был на две головы ниже меня, весу в нём была треть от моего, лет он был пятидесяти, он не выглядел человеком, который долго и упорно занимался гиревым спортом, в нём не было блатной расхлябанности или напротив же подчёркнутой блатной сдержанности, на его руках не было наколок, не было в нём ни военной выправки, ни спокойного солдатского безразличия — физически он не был опасен. Не был он ни грузчиком, ни кожемякой. Это был человек интеллигентского в общем склада, несомненно читатель, иначе здесь на ярмарке ему нечего было бы делать, человек небогатый, но живучий — девяностые годы подходили к концу, а он ещё жил, — может быть ранимый, но как часто бывает с людьми ранимыми и обидчивыми, из-за своего страха кого-нибудь обидеть и поранить, постоянно людей обижающий и ранящий. Впрочем, я воспринял его замечание не на свой счёт, а вообще, на счёт некоего класса свободных читателей, к которым я себя причислял, которые могут прочесть любую книгу ради того, чтобы иметь собственное о ней представление. Сейчас я себя свободным читателем уже не считаю, потому что на собственном горьком опыте убедился, насколько опасны бывают книги — по настоящему опасны, не в смысле метафоры, а в смысле опасности для отдельной человеческой жизни, и речь не об инструкциях по изготовлению рогаток, а о вполне себе художественной литературе — стишатах и рассказиках. Стишата страшнее всего. В общем, я и головы не повернул в сторону своего незванного оппонента, но он, на меня лишь раз взглянувши, тут же уткнулся упорным глазом в какую-то интересную ему книжку. Одного взгляда ему хватило для того, чтобы понять: среди читателей Салмана Рушди встречаются люди солидные, хорошо одетые, опрятные и в очках, а не только негодяи, мерзавцы и прочие отбросы общества. Роман «Последний вздох Мавра» я тогда немедленно прочёл, чтобы убедиться в никчемности негаданной критики. Теперь вот прочёл ещё один роман Рушди — «Клоун Шалимар» — точнее, крик и стон из англосакских застенков и репортаж с петлёй на шее. А тому критику, наверное, сейчас стыдно. Он, наверное, краснеет.

Звезда! Звезда! Я — Салман! Приём!

Вторник, Сентябрь 30th, 2008

Салман Рушди в романе «Клоун Шалимар» выдал самые секретные планы англосаксов в отношении России. Он совершил подвиг, сравнимый с подвигом Розенбергов. Не все его сообщения понятны, — пусть здесь разбираются специалисты в узких областях, — но не случайно то, что в роман без всякой связи с предыдущими событиями вплывают то воспоминания о Крымской войне, то намёк на священный день русской истории — 7-е ноября. Роман издан «Амфорой» в Санкт-Петербурге в 2008-м году. По мнению Рушди богиня Сита, республика Грузия и девочка, она же к концу книги кашмирская ведьма Бунньи Каул суть проявления одной и той же сущности, как эту сущность не называй. Супруг Ситы — бог Рама, супруг Грузии — Советский Союз Небесный (или Россия), супруг Бунньи Каул — клоун кашмирского театра, а впоследствии моджахед и наёмный убийца Шалимар. У каждого из этих мужчин множество имён и ликов, но и они все — проявления одной сущности. Их соперники и совратители их жён: ракшаса Равана, Соединённые Штаты и американский посол, он же мастер антитеррористической борьбы Максимилиан Офалс. У этих тоже сущность одна, а ликов множество. На странице 411-й Шалимар добирается до своей неверной и расчленяет её точно так же, как поступила Россия с неверной Грузией. Потом Шалимар пронзает ножом сердце Офалса (Россия разбивает сердце Соединённых Штатов), попадает в тюрьму и приговаривается к смертной казни (Россия оказывается в международной изоляции и на ней ставят крест), получает пять тысяч писем с угрозами (Россия подвергается набегу средств массовой информации), бежит из тюрьмы при помощи поднявшего бунт Короля (Король — это загадка) (Россия вырывается из вражеского окружения). Смертники в штате Калифорния могут выбрать себе казнь: инъекцию, газовую камеру или ракетно-бомбовый удар. Шалимар выбрал свободу. На последних страницах Шалимар вглядывается в полную тьму, пытаясь определить направление, с которого ему грозит опасность: ему противостоит самый загадочный персонаж книги — дочь Грузии и Соединённых Штатов Америки Кашмира Офалс. Она вооружена луком и стрелами (ракетным оружием) и прибором ночного видения (системой про). Какую роль сыграет в будущем эта женщина, долгие годы носившая имя Индии, а затем вернувшая себе имя, данное матерью в  честь сепаратисткой области на севере Индии — Рушди не объясняет. Но ясен план англосаксов: Россию будут кашмирить.

346-я, позорная страница британской литературы

Вторник, Сентябрь 30th, 2008

Меньше бы слушал Би-би-Си — больше бы любил Британию. Так я думаю. Вот британские судьи объявили, что их местный трон смогут теперь занимать не только англикане, но и католики. Подразумевается, что это решение — невиданное торжество демократии, естественно. Сейчас они начнут требовать от других монархий, чтобы и в них трон тоже могли бы занимать католики, ну и англикане заодно. Хорошее дело: католик — король ваххабитов! До этого года, значит, в отношении самой лакомой британской государственной должности вполне применялся принцип неравенства по религиозному признаку. И применяется: ни православным, ни мусульманам, ни свидетелям Иеговы, ни буддистам занять английский престол не удастся и впредь. Зачем иммигрировать в Англию, если ты никогда не сможешь стать английским королём? И твои потомки не смогут! Более того, ты не можешь об этом помыслить, а это самое тяжкое! Не сможешь тешить себя иллюзиями. Дискриминация вещь заразная: если она есть здесь, то скорее всего она доберётся и до каких-то других должностей, до каких-то иных институтов вплоть до пивнушек. Но если бы только Би-Би-Си… Страница 346-я романа Салмана Рушди «Клоун Шалимар», если иметь в виду амфоровское издание этого года. До неё было 345 страниц самой разнузданной, а может быть и настоящей прозы, когда не знаешь что и делать — то смеёшься, то разнюнишься, то дрожишь от страха за собственную жизнь — жизнь читателя Рушди, — то удивляешься авторским ходам, то своим открытиям, то злишься, то споришь, то соглашаешься, — а потом вдруг бац и наступает страница 346-я, на которой автор вдруг заявляет, что извините, мол, вы меня не так поняли. Как «не так»? Хорошо, не так поняли, бывает. Но ведь это говорит человек, который находится под надзором британских спецслужб — фактически под домашним арестом. Ему надо быть осторожнее с такими заявлениями — романы не прощают предательства. И верно, после 346-й от прозы мало что остаётся: идут сообщения информационных агентств, пересказы рассказов очевидцев и очевидцев рассказов очевидцев, что-то ему напели его охранники, что-то он прочёл в газетах. Досадно. Чтобы подумала Би-Би-Си, если бы, например, из советских застенков Александр Исаевич Солженицын вдруг начал уверять мир по поводу своего «Архипелага», что его неправильно поняли? Би-Би-Си подумала бы что-нибудь плохое: вот и я что-нибудь плохое подумаю. Свободу Салману!

Геополитический адюльтер и его всемирно-исторические последствия

Воскресенье, Сентябрь 28th, 2008

Грузия — это Бунньи Каул из романа Салмана Рушди «Клоун Шалимар»: она отождествляла себя и правильно с богиней Ситой — супругой Рамы. Рассматривая жизнь любой женщины из нашей цепочки — Грузия, Бунньи Каул, Сита — можно легко понимать и предугадывать судьбу остальных, как и судьбу их супругов — Советского Союза (России), клоуна Шалимара и бога Рамы. Салман Рушди, по-видимому, упустил это непредвиденное обстоятельство и спохватился лишь на странице 346-й амфоровского издания этого года. Наверное, Форин офис сделал ему внушение. С Бунньи Каул, вдруг уверяет он, «всё складывалось совсем не так, как с Ситой из древнего сказа». И указывает на второстепенные детали. «…современная Сита — Бунньи — по своей воле сбежала к своему Раване — американцу, стала его возлюбленной и понесла от него. И её Рама — клоун-мусульманин Шалимар — тоже отклонился от старинного сценария и не стал её отвоёвывать». Чушь! Пусть, это чушь во спасение. Сита добровольно разрешила ракшасе Раване переступить черту, как и Бунньи Каул послу Офалсу. Была ли Сита возлюбленной Раваны неизвестно, понесла ли она от него — неизвестно тоже. Просто, когда Сита и Бунньи Каул вернулись к своим супругам, их детей с ними уже не было — это известно достоверно. Когда Грузия вернётся к своему супругу Советскому Союзу с ней по-видимому тоже не будет её дитя, зачатого от Соединённых Штатов. Что это за дитя, пока не ясно, но если верить истории Бунньи Каул, изложенной Салманом Рушди, сейчас оно находится на воспитании где-то возле Лондона. Неверно трактует Салман Рушди и действия клоуна Шалимара: тот не оставил мыслей об отвоевании своей супруги, но речь не о её теле — там отвоёвывать действительно нечего, — но о духовном отвоевании, о мусульманской реконкисте, применительно к Кашмиру, а действие формально вертится вокруг Кашмира, — об азади, или освобождении. Шалимар поклялся достать кукловодов, которые «живут далеко», и среди прочих посла Офалса. Заперев неверных жён своих в лесной избушке, и клоун Шалимар, и Рама отправились воевать — ещё одно удивительное совпадение, — а значит, это должен сделать и Советский Союз (Россия). «…война для него — способ выжидания: он будет убивать прочих врагов, рубить головы другим противникам до тех пор, пока… он вернётся и возьмёт её опозоренную жизнь». Подцензурная попытка Салмана Рушди выбраться из мира, в котором параллельные прямые  — судьбы Грузии, Ситы и Бунньи — пересеклись, закончилась неудачей. Он слишком поздно понял, что его очень внимательно читают в русских аналитических центрах, в том числе и здесь, на «Тарбагане».

Салман Рушди и мысли о всеобщем счастье

Воскресенье, Сентябрь 28th, 2008

В благодарность Салману Рушди за его роман «Клоун Шалимар», изданный «Амфорой» в городе Санкт-Петербурге в этом, 2008-м году общей эры, купил книгу рассказов нашего британского смертника «Восток-Запад», изданную, как ни удивительно, той же самой «Амфорой» из того же самого города, но только пораньше — в 2006-м. 99 рублей 00 копеек наличными. Не перестаю удивляться ценам, за которые предлагаются на рынке самые сливки человеческого духа, самый сок человеческого разума, самое мясо человеческой цивилизации, самый смак англосаксонской литературы. Я этому рад, рад, рад, но меня это и тревожит: не потерял бы человек жаждать денег, работы, успеха, ведь сокровища так дёшевы. Не потерял бы он жаждать жизни. Любой человек, получающий самую нищенскую зарплату сегодня в состоянии приобрести на неё такое количество духовных и интеллектуальных богатств, которые он не сможет переработать во всю свою жизнь: это касается музыки и литературы в первую очередь. Не бросит ли человек работать тяжело и упорно, как он сейчас работает, не устроится ли он на какой-нибудь скамейке в каком-нибудь парке и не примется ли он за чтение какой-нибудь потрёпанной книги среди осеннего листопада? А лучше бы он и дальше зарабатывал себе геморрой: в конце концов хочется иногда и покушать и поспать в тепле и безопасности. Истоки этой дешевизны сокровищ мне не вполне понятны. Не всё дёшево, естественно, а дёшево фрагментами: диск с концертами Арама Хачатуряна стоит в десять раз меньше диска Карлхайнца Штокхаузена. От произведений Штокхаузена можно получить удовольствие в десять раз большее, чем от концертов Хачатуряна? Возможно, это результат победы одной культурной империи над другой: побеждённый распродаёт свои драгоценности по бросовым ценам. Но вот Салман Рушди обошёлся мне в 99 рублей: он не принадлежит к проигравшим. А роман его соотечественника Герберта Рида «Зелёное дитя», изданный Бсг-прессом в 2004-м году в Москве, мне посчастливилось купить сегодня и вовсе за 69 рублей 00 копеек! В связке с Ридом фигурирует Грэм Грин — вот и купил. И там, где купил Рида, есть ещё множество книг, ждущих своего ненаглядного читателя. Боль которую причиняет их сиротство, склоняет меня к тому, чтобы покупать каждую книгу не в одном, а в нескольких экземлярах, а, может быть, даже целыми тиражами. Кабы мировой финансовый кризис увеличил мои доходы, как многих я смог бы сделать счастливыми!

Чей язык — того и правда

Суббота, Сентябрь 27th, 2008

Монгольский агитпроп зажигает. «Средства массовой информации Монголии, освещая события в Южной Осетии, разделились на две части. Одна часть утверждает, что русские хотят войны, а другая часть говорит, что они не хотят войны. Задаешься вопросом: сложились ли у них столь разные мнения по международному положению? Нет. Причина такого разделения очень проста. Телевизионные дежурные-редакторы по международной информации работают через день. Одни из них со знанием русского языка переводят информацию российских Сми и ругают американцев. На следующий день приходят другие с английским языком и начинают защищать Грузию». Со знанием монгольского языка журналистов в Монголии не нашлось — вот объективной картины миры и не сложилось.

Разговор с клещём

Суббота, Сентябрь 27th, 2008

С книгой всё в порядке, если она откликается на события жизни её читателя, то есть вступает в разговор: даёт какие-то советы, что-то там комментирует, посмеивается над читателем, поддерживает его, одобряет или, всякое бывает, осуждает, в общем ведёт себя как живое диалогическое существо. Говорящие книги — это самое то! Конечно, технику безопасности и с ними надо соблюдать, чтобы не сделаться рабом их: люди одной книги — люди неприятные, но не запрещать же из-за них Чтение? Вчера пытался медитировать над стихотворением Гюнтера Грасса «Диана, или Предметы» в сборнике «Из современной поэзии Фрг. Выпуск второй» 1988-го года издания. «…Я вечно уклоняюсь, чтобы / не имеющая тени идея не ранила моё / роняющее тень тело. / Но ты, Диана, для меня / с луком твоим вполне предметна / и отвечать должна за действия свои». А сегодня в романе Салмана Рушди «Клоун Шалимар» прочёл историю о том, как кашмирские партизаны собирают деньги на борьбу за свободу: в общем, ничего особенного — рэкет или, может быть, ростки будущей налоговой полиции независимого Кашмира. Но налогоплатильщик говорит партизанам кроме всего прочего: «Здесь имеется весьма ценное собрание европейской живописи, особый интерес в нём представляет полотно с изображением Дианы-охотницы» Страницы 335-336. Мелочь? Нет-нет, напротив, было сказано что-то очень важное, раз одна книга решила откликнуться на стихи другой. Или вдруг клоун Шалимар говорит, перечисляя своих врагов: «Самые же страшные — это те, кого мы не видим, те, которые дёргают нас, словно кукол, за невидимые нитки. Вот с этим невидимым врагом, который сидит незнамо где у себя в дальней стране, я и хочу встретиться лицом к лицу, и если для этого придётся прорубать себе дорогу через всех остальных, я готов». Страница 328-я. Клоун Шалимар откликнулся на моё послание долбанным кукловодам. Правда, я имел в виду всего лишь неумелых политтехнологов — дёргали бы за нитки нормально, по-человечески, а то дёргают как придурки. Но у Шалимара другое — у него очень серьёзные фундаментальные проблемы с Соединёнными Штатами Америки. Но отклик — вот что главное для меня. Если отбросить в сторону нравственные соображения, то видно становится, как роман Салмана Рушди вцепляется в мою жизнь. Как клещ.

Не скулить! На корейских рынках за одну монгольскую женщину дают до 41000$

Суббота, Сентябрь 27th, 2008

Из Монголии пишут. «В Южной Корее, где господствует патриархат в семейных отношениях нарушен половой баланс. С 80-х годов прошлого века «благодаря» компьютерам, которые могли различать пол ребенка еще задолго до его рождения родители стали отказываться от рождения ребёнка нежелательного пола. Это и стало причиной полового дисбаланса. Поэтому мужчины-граждане этой страны стали брать себе в жёны иностранок. И это поощряется и поддерживается правительством. Сегодня 11% семейных женаты на иностранках. Причём большинство из них женщины из стран Юго-Восточной Азии. 40% этих женщин живут в сельских районах и среди них немало монголок. Из фактов следует, что большинство монголок вышли замуж за корейцев, используя посреднические услуги и заплатив при этом больше деньги. По южнокорейским законам посреднические фирмы за свои услуги не берут с клиента более чем 1000 долларов США. А в Монголии посреднические фирмы и частные лица берут у корейцев за услуги от 10000 до 40000 долларов США. И при этом посредники зачастую не оставляют клиенту возможности выбора. …По официальным фактам сейчас 2236 монгольских женщин замужем за корейцами и из них 12% получили южнокорейское гражданство. В последнее время возросло число корейцев, желающих жениться на монголках, так как Вьетнам, Камбоджа, Китай повысили условия корейцам при выборе жен. Это связано с тем, что гражданки этих стран, особенно женщины из Вьетнама и Филиппины зачастую подвергаются семейному насилию. …Проблема торговли людьми, в том числе насильственное принуждение девушек и женщин к занятию проституцией стало и головной болью Тайланда. В этой стране процветает секстуризм. …К сожалению, возможно, что за последние годы много монгольских девушек проданы в эту страну». А вы скулите! Вот вы что скулите, словно чукотские золотопромышленники? Вы все женаты на прекрасных русских женщинах и женаты, заметьте, бесплатно! Вы считаете вам от Господа обломилось? Нет, это мы сами все вместе считаем в отличие от убогих корейцев рождение девочки счастьем. Не перестанете скулить — женщин у вас изымут, а скулилку сломают. Будете монголок покупать по сорок тысяч баксов за штуку.

Подлинное устройство северокорейского государства

Суббота, Сентябрь 27th, 2008

Североамериканская разведка выкрала юбилейного, десятитысячного Ким Чен Ира, а тот опять оказался двойником. Я пришёл к выводу об очередной внешнеполитической неудаче Сша на основе тщательного анализа сообщений мировой прессы о болезни северокорейского лидера. И мудрено ли? Северокорейцы сильно друг на друга похожи: можно сказать, они все друг другу двойники, тройники, четверики и так далее — до последнего северокорейца. Сообщения о том, что на самом деле северокорейцы друг на друга не похожи — ложь, работа профессиональных североамериканских дезинформаторов, — они не только похожи, у них одинаковые отпечатки пальцев, у них абсолютно одинаковая форма ушных раковин и одинаковая радужная оболочка глаз. Они полностью взаимозаменяемы. Ким Чен Ир — это не столько человек, сколько должность — её по очереди занимают все северокорейцы. Или точнее, каждый северокореец является в каждый момент времени и в каждой точке пространства и самим собой и всеми прочими северокорейцами, в том числе и Ким Чен Иром. Надеюсь, меня не засудят за разглашение северокорейско-североамериканской тайны? Среди похищенных севроамериканцами северокорейцев есть дети и женщины, что понятно: пол и возраст Ким Чен Ира такой же, как и у всех остальных северокорейцев. Отсюда можно сделать ложный вывод, что существует всего лишь один северокореец и этот северокореец Ким Чен Ир, но остальные северокорейцы тоже существуют — нравится нам это или нет. Абсолютно похожи друг на друга не только живые северокорейцы на живых северокорейцев, но и живые на мёртвых, мёртвые на живых, а так же мёртвые на мёртвых и все они вместе взятые похожи на всех ещё не рождённых северокорейцев. Люди, склонные к поспешным выводам, могли бы сказать, что северокорейцы — покойники или, что среди северокорейцев есть только и исключительно живые, но это было бы известным преувеличением. Каждый северокореец одновременно и жив и мёртв, и не жив и не мёртв, и ещё не рождён. Ким Чен Ир умер, но будет жить; живёт, но уже умер; он умер, но ещё не рождён. Наша родная формула «Ленин жив, Ленин жил, Ленин будет жить» для них — детский лепет. (далее…)

Проблемы с камикадзе

Пятница, Сентябрь 26th, 2008

Короче, вчера поздно вечером и позарез надо было вспомнить одно японское слово. Слово «камикадзе», как выяснилось впоследствии. Стал вспоминать: Мицубиси — харакири — Хирохито? Нет, не то. Марубэни — Пирл-Харбор — нава шибари? Нет, не то. Аригато — Кэндзабуро — Нагасаки? Нет, не то! Акутагава — Танидзаки — Сэй-Сёнагон? Нет. Мицуи? Нет. И так не вспомнил. Сегодня утром за чашкой кофе слово «камикадзе» само выпрыгнуло из памяти: камикадзе же, Бог ты мой! Камикадзе! Это же второе японское слово, которое я узнал в жизни! Ещё в детстве. Первое было «харакири». Японская культура, да? Первыми словами, которыми она одарила русского мальчишку, были слова «самоубийство» и «самоубийца». Но утром я обрадовался харакири, как брату, и тут же начал вспоминать, зачем оно мне вчера было нужно: Мицубиси — харакири — Акихито? Нет, не то. К чему я его хотел пристроить-то? Оно было вчера так мне необходимо, а сегодня уже и не знаю зачем. Вместе с «камикадзе» не мог вспомнить Ивана Сусанина. За камикадзе не очень-то и стыдно, — дело это моё личное — знать или не знать японские слова, а вот Сусанин — это другое дело. Это дело государственное! Думал, что при помощи ассоциаций вытащу его на свет белый. Лес — поляки — заблудиться? Нет, не появился. Заблудиться — Кремль — Лжедмитрий Первый? Нет, даже близко ничего нет. Лжедмитрий Второй? Нет. Кострома — Марина Мнишек — Пожарский? Нет, хоть ты тресни! Нет, нет и нет. Сегодня утром за чашкой кофе… сам нашёлся! Поляков заморозил, а сам явился! Молодец! Теперь следующий вопрос: зачем он был мне нужен? Зачем обычному человеку, сидящему за обычным компьютером в обычной квартире, нужен Иван Сусанин? И камикадзе. Почему они объединились — Сусанин и камикадзе — понятно: они оба камикадзе. Но зачем они мне?! Вчера мне были нужны два камикадзе и срочно. А сейчас новый вечер, я сижу и вспоминаю: зачем? Стиральная машина — телевизор — стул? Нет, не то. Умывальник — вешалка — светильник? Нет, с ними вроде бы всё в порядке. Лоджия — гипсокартон — монитор? Нет, не вспоминается. Подожду утреннего кофе. Ждать! Опять ждать! А вдруг они были мне не нужны?