Archive for Август, 2008

Ждёте Олимпиаду в Лондоне? Не ждите её там. Вообще, не ждите. Нигде

Вторник, Август 26th, 2008

Друзья мои, Международное Олимпийское движение — это движение религиозное. Не случайно Игры часто описываются в терминах, связанных с фанатизмом, исступлённостью или самопожертвованием — послушайте спортивных комментаторов. Олимпийские игры в Древней Греции были приношением Зевсу Олимпийцу. В наше время, во второе своё пришествие, они таковым приношением и остались, хотя современное десакрализованное и секуляризированное (это не ругательство) общество сделало всё для того, чтобы установить санитарный кордон между приношением и Зевсом: приношение как бы есть, а Зевс как бы отсутствует — он как бы выдумка древних и на этом почивает. Для кого тогда это приношение? Наше сознание не смиряется с тем, что может существовать нечто, замыкающееся само на себе, что не выходит за свои границы, вроде искусства для искусства, например, но в отношении спорта оно дало себя убедить в том, что существует спорт для спорта, молодость для молодости, скорость для скорости, сила для силы. Тяжело бывает признавать даже те интересы, которые имеют в спорте фармацевтическая промышленность, политика или финансы. Тем более тяжело признать, хотя это факт из очевиднейших, интересы Зевса Олимпийского — это его Игры, если кто не в курсе. Присутствие Зевса, однако, скрыто только для нас простодушных, но никак не для конкурирующих религиозных движений: посмотрите на озлобленных американских христиан-фундаменталистов, которые используют любую внешнюю причину, чтобы Игры опорочить или запретить; посмотрите на иудеев и мусульман, которые сделали Мюнхенскую Олимпиаду местом своих кровавых ближневосточных разборок; посмотрите на тибетских буддистов, которые сегодня извлекли максимум из возможности попиариться на фоне Пекинской Олимпиады. Есть в дискредитации Олимпиады и огромная вина атеистического Советского Союза, который сделал Игры местом идеологической и, не в последнюю очередь, антиязычекой брани. Что делать нам? У меня есть проект Немейских игр, тоже посвящённых Зевсу, который, к сожалению, в мировом сообществе понимания не нашёл — я не получил ни одного отклика на него ни от одного государственного деятеля. Поэтому, по-видимому, придётся перестраивать существующие Игры. Главное: (далее…)

Из стола. Часть 3-я

Понедельник, Август 25th, 2008

«Если бы наша армия не ответила грузинам так, как она ответила, я бы, наверное, умер. И мне кажется, что люди, которые принимали решение отвечать именно так, думали и о том, чтобы моя смерть не повлияла на кривую смертности в стране, и о том, чтобы не умереть самим. Возможно, это метафора, но до конца я в этом не уверен. Во всемирно-историческом контексте люди, принимавшие решение, должны были бы подумать и о грузинских резервистах, об их мамах и невестах, и о грузинских бабушках, — они и подумали: ковровых бомбардировок не было, диоксином страну не поливали, авиабомбы, залетавшие в кухни и разбивавшие банки с фасолью, не в счёт, — но в первую очередь они должны были подумать обо мне, как это страшно и нелепо для кого-нибудь не звучит. Я ещё относительно молод, силён, умён, у меня, между прочим, ещё не закончился репродуктивный период, я военнообязанный, я работаю и, если Родине надо, могу работать на тяжёлой физически работе, на рытье окопов, на лесововале, и в офисе могу бумажки подписывать, и многое другое мне до сих пор по силам. В конце концов, у меня есть разные увлечения, я люблю читать книжки, слушать, пусть и нечасто, музыку, и даже грузинскую, толковать с потомками, поэтому умервщлять меня при помощи медлительности и нерешительности, неопределённости и невнятности, мне кажется, было бы недальновидно и негуманно. Если бы началось долгое-долгое собирание войск, а то и споры о том, надо ли, и стоит ли, а потом началось бы медленное и мучительное выдвижение с бесконечными небоевыми потерями по дороге, и газетные расследования этих потерь и многое другое, что мы уже проходили, а главнокомандующий, как это бывало, хотя кажется, что это бывало в страшном сне, вдруг бы оказался нетрезв, а какой-нибудь авторитетный деятель вдруг бы занялся челночной дипломатией, привозя время от времени из плена выкупленных наших срочников, а премьер-министр кричал бы в трубку: «Шамиль Басаев! Шамиль Басаев! С Вами говорит премьер-министр Российской Федерации». Этот телефонный разговор, который, как говорят, спас сотни людей, на самом деле убил, наверное, десятки тысяч. На этот раз его не было и я остался жив. И остались живы миллионы людей — опять метафора, конечно, но это ещё та метафора. (далее…)

Из стола. Часть 2-я

Понедельник, Август 25th, 2008

«Будь я на месте русского правительства, я бы сейчас совершил что-нибудь из ряда вон выходящее… не то чтобы дал своим недругам и всему остальному миру ассиметричный ответ, но задал бы им и ему ассиметричный вопрос. Например, — называю самые невинные варианты ассиметричного вопрошания, — объявил бы Германию частью России. В качестве упреждающего удара. А то Далай-лама уже собрался присоединить нас к Нато: очень хочется, чтобы Нато было поближе к Тибету. И нам счастье — таскать невоенные грузы не только для Афганистана, но и для Далай-ламы. Безвинные, типа, политики и затаскивают нас в самые грязные авантюры. И не только бы объявил, — это я про Германию, — но и реально бы присоединил Германию к России. Как? Объявил бы всех граждан Германии, Австрии и Швецарии — Большой Германии — полноправными гражданами России. Не важно, хотят они этого или нет. Задушил бы их в объятиях. Зацеловал бы их до полуобморока. Пусть они остаются гражданами своих стран, пусть у них остаются их родные паспорта, но пусть эти же паспорта делают их гражданами нашей страны, то есть они получают все права, которые имеем счастливые мы. И именно без всяких надежд на взаимность. Собственность, занятие государственных должностей любых, выборы, социальные пособия, земля, служба в армии, всё. При этом каждый немец может сам решать, какие права использовать, а от каких обязанностей отказаться. Например, в армии служить буду, а прописка не нужна — ладно; избирателем буду, а депутом нет — ладно; в Сибири поселюсь, а нефтегаз меня не интересует — любо. Чудаков много, пусть они что хотят, то и делают. То же самое можно проделать и в отношении Сша, но так — без предварительных объяснений, согласований, как обухом их по голове. Резко и со свистом: вы граждане России! Как это?! По рождению! В отношении граждан Грузии это тоже можно было бы сделать. Не глядя на обидные слова их философов и художников. Ввести в школах два новых обязательных для всех предмета (германский случай) — немецкий и турецкий язык, как язык меньшинства немцев. Если немцы захотят нас полюбить ответно — пусть вводят обязательный русский и татарский. (далее…)

Из стола. Часть 1-я.

Понедельник, Август 25th, 2008

У меня самый невезучий провайдер на Земле: сначала на него обрушились парламентские выборы и ему пришлось отключать меня за нарушение закона о выбрах, потом грянула война в Южной Осетии и он, по-моему, перебрал с трафиком, а у всех безлимитка, а теперь в него попала молния. Нельзя смеяться над убогими, а смеюсь. Грешен, каюсь. Просидел целые сутки без сети — лучше бы я куда-нибудь уехал. Писал в стол, как в лучшие времена тоталитаризма. Сегодня из стола буду доставать. Вот № 1. «Прихожу в себя после войны: вчера уже читал биографию Кнута Гамсуна, написанную Натальей Будур, а изданную «Молодой гвардией» в этом году в серии «Жзл». Кнут Гамсун развёлся со своей первой женой, написал кучу романов, пока мы тут воевали; распалась шведско-норвежская уния; Кнут женился во второй раз. Удивительно, но развод Гамсуна с женой и развод Норвегии со Швецией пришлись на один и тот же год — 1905-й. Два равновеликих события для одной страны в одно время, как вынести? Но Кнут развёлся и женился — нашёл в себе силы, а Норвегия со Швецией развелись и так и остались сами по себе. Разводиться надо сторожко, с оглядкой, а то вот Норвегия… а то вот Швеция… Послушал «Финляндию» опус 26-й Яна Сибелиуса и его же Третью симфонию опус 52-й. Для меня теперь Сибелиус, как канарейка в шахте — не сдохла и поёт, значит будем жить. Хотя время над канарейкой поработало… Пошла какая-то скандинавская волна — подозрительно: всё ли там у них в порядке? Никто не собирается ни распадаться, ни присоединиться к Российской Федерации? Нет? А то я волнуюсь… мы хотя и сами угро-финны на треть и варяги на четверть, но с такими бухариками объединяться — надо ещё хорошо подумать. Будь я водочный король, назвал бы водку «Опус 26-й»: и типа «Финляндия», и типа не придерёшься. Или — «Сибелиус». Но это было бы уж совсем безнравственно… и уже есть, наверное. А то заняться водочным бизнесом? Займусь, как только угаснет ностальгия по советским временам и возникнет ностальгия по девяностым годам. Для новой ностальгии придумал бренд, который, я уверен, будет действовать безотказно — «Палёнка». И под этот бренд загоню все товары — товары будут самого высокого качества, конечно, — но, может быть, для полноты ощущений в каждую пятисотую бутылку водки буду добавлять метилового спирту (далее…)

Олигарх минус

Суббота, Август 23rd, 2008

Вот так возвращаешься из горячей точки, идёшь погулять по городу, выходишь на пешеходный переход, а на тебя со всей своей дурью летит «Хаммер». Опа-на, одним олигархом стало меньше. Можно ли достигнуть подлинного мира и спокойствия в стране, когда по улицам ездят «Хаммеры»? Это даже круче «меринов» первой половины девяностых: там был сильнейший социально-криминальный мотив, к которому в итоге мы как-то притерпелись. А с другой стороны, что значит притерпелись? Пристрелялись — вот и притерпелись. Если ежедневно видишь автомобили определённого типа в кровавой уголовной хронике, то к их владельцам перестаёшь испытывать глубокую ненависть. Массовое заклание «мерседесов» вместе с их начинкой было одним из факторов, которые очень многих людей примирили с существующей страшной действительностью — со свободой, с демократией, с открытостью, с толерантностью. К счастью, жертва «мерседесов» была обществом принята. Жалость движет русским народом, жалость. А с «Хаммерами» вообще серьёзная проблема возникает: мало того, что дорогие автомобили, как и раньше, покрыты патиной криминала и имущественного неравенства, так ещё возникает и военно-политическая тема — ария потенциального гостя, ой… потенциального противника. Я, между прочим, «Хаммеров» не вижу с начала грузинской компании: владельцы, видно, соображают что к чему. Ясное дело: владелец «Хаммера» и дурак — понятия не очень совместимые, если только дураку сильно повезёт, но и повезёт-то строго в соответствии с законами свободного рынка, так ведь? Я как-то излагал свои взгляды на золотой унитаз — я, в общем, сторонник золотых унитазов. Не должен, ведь, я их ненавидеть, только потому, что они мне не доступны. Мне и Рембрандт недоступен, и Матисс, и Кандинский. Нравится мне и «Хаммер»: будь я богат, ездил бы именно на нём — есть в нём какая-то жестокая красота, как есть она в железобетонной плите, в двутавровой балке, в танке. Но в танке-то нельзя по улицам, если только это не Прага, не Будапешт, не Багдад. Но это я размышляю — любомудр, эстет, гурман и сибарит, а вернётся человек из горячей точки… а на него «Хаммер» летит… а он один на пешеходном переходе… а в руках у него бутылка пива — коктейль Молотофф-Тинькофф… Олигарх минус.

Англосааксошвили должны ответить за книги-сироты и за пустоту чтения

Суббота, Август 23rd, 2008

Англосаксы не договорились с грузинами о терминах. Они просили грузин не делать глупостей, но забыли им объяснить, что это такое. У англосаксов свои представления о глупостях, у грузин свои, у нас свои — вот вам и столкновение цивилизаций: чистый Хантингтон. Короче, простой русский человек, — я имею в виду себя самого, — должен отдуваться за англосаксо-грузинскую терминологическую неурядицу: прошло уже больше двух недель (!!!), как я начал читать небольшую в общем биографию Кнута Гамсуна, написанную Натальей Будур, и вышедшую в серии Жзл в «Молодой гвардии» в этом году, да ещё и в Москве, а прочесть не могу. Все мысли мои о войне, ею полностью заняты, как будто я командующий 58-й армией. Кто виноват? Кто будет отвечать за мою частную милитаризацию? Грузины оторвали меня от моих мирных занятий. Они? А их друзья, раз они не хотят взвешивать на своих беспристрастных весах детские осетинские слезинки, должны будут учесть хотя бы эту непрочитанную книгу, которая была непрочитана из-за их педагогической профнепригодности? Но не одна же эта книга была непрочитана: непрочитанных книг миллионы, все они — сироты. Книги-вдовы, книги-бобыли. Подпольные организации книголюбов и книгочеев поставят галочку в своих гроссбухах — на память: кое с кого причитается должок. Как будем взимать? Очень просто: как только представится возможность, скорее всего, — не будем тешить себя иными, несбыточными мечтами, — при помощи армии, авиации и флота обяжем своих должников прочитать непрочитанные в первой половине августа 2008-го года русские книги. Плюс все непрочитанные книги на языках народов России, если кто-то будет артачиться. А если не будет: пусть читает англосакские опусы, переведённые на русский. Или на языки народов России. Но это не всё: помимо книг-сирот, книг-вдов и книг-бобылей, война оставила книги-пустышки, книги, из которых ушли смысл, дух и сила. А они там были. Конечно, в большинство книг и ум, и сила, и дух вернутся, но пройдёт время и это время пройдёт напрасно. Оно могло бы полниться новой силой, а оно будет лишь восстанавливать прежнюю. За это должен кто-то ответить тоже. Необходимо будет ум, дух и силу переложить из книг англосаксов и отчасти грузин в книги русские и книги других народов нашей страны. Необходимо будет так же обязать англосаксов через международный трибунал построить приюты для русских книг-сирот. Да, это жестоко, но справедливо. Хороший урок и для бесталанного учителя и для нерадивого ученика.

Вкусная, внятная, вменяемая война

Пятница, Август 22nd, 2008

Вкусная — потому что на Кавказе. Однажды я открыл книгу Похлёбкина «Кухня наших народов» в надежде побаловать себя небольшим, но необычным обедом. Я остановился на супе харчо, на лобио и на хачапури. Тогда Окруашвили ещё не вылез со своими фекалиями, поэтому была и бутылка грузинского вина, какого — не помню. К моему удивлению в магазинах можно было найти все ингредиенты для аутентичного харчо, для подлинного лобио и настоящих хачапури. В строгом соответствии с шедевром Похлёбкина. Хачапури, правда, я в итоге купил в кулинарии: не хватило мастерства. Но мой харчо меня удивил: и цвет, и запах, и консистенция — всё это было совершенно, удивительно и не похоже ни на мои представления о супе, ни на ресторанные изделия. В ресторанных харчо, оказывается, пасту ткемали или соус ткемали заменяют томатами: как я ненавижу этот мир дешёвых поделок! Мир подделок, мир контрафактной продукции, мир фастфудов. Подлинный харчо, подлинный Пиросмани, подлинный «Майбах», а то и Рембрандт — разве не ими мы должны обладать? Вкус моего харчо оказался ясным, чистым и всеобъемлющим, в нём не было ни зияний, ни пустот, ни трещин. Я насладился его аутентичностью. Но вот с лобио вышла незадача: вроде бы я выполнил все указания Похлёбкина, но то ли ингредиенты оказались не те, что положено использовать, то ли я пропустил какой-то важный этап готовки, но между фасолью и специями образовалось широкое пустое пространство, разделяющее их на две не враждующие, но самостоятельные части. В фасоли было слишком много крахмала, в специях — уксуса. Но две раздельные половины всё-таки давали какое-то представление об идеальном лобио, как мне показалось, дарили надежду и поощряли жить. Разве на Кавказе может быть война безвкусной? Внятная война — потому что в ней всё было очевидным, чётким и явным: очевидная угроза, чёткий ответ и явный отход — это с нашей стороны. И то же самое со стороны грузинской — нападение, бегство, плач. Вменяемая — потому что таки обошлось без Герник, Хиросим, Дрезденов и Сребрениц. Конечно, люди погибли, но в основном это люди неправильной национальности — под геноцид их тяжело подвести, под Холокост —  невозможно. Без них война даже красивее — вкусная, внятная, вменяемая. Спасибо.  

Благодарности-4, или Век энциклопедистов

Пятница, Август 22nd, 2008

Похоже, вокруг любого предмета, явления или одного единственного человека можно построить энциклопедию. Каждый из нас, каждый из кирпичей и каждый из облак может энциклопедию о себе легко вызвать к жизни. Или, наоборот, стать автором её: некоторое количество глины, знание Каббалы и толика смелости — вот вы и граф Д’Аламбер. Ну, может быть, и не граф и не Д’Аламбер… Я имел в виду того француза, который известен как первый энциклопедист, но если это не он, то вы всё-равно понимаете, о ком идёт речь. Изобилие энциклопедий я открыл совсем недавно — я подозревал, что где-то есть земля обетованная, но не настолько же обетованная, — открыл, когда стал получать комментарии к своим постам от энциклопедистов. Они чуют и понимают родственную душу! Короче, у Арины есть большой-пребольшой справочник по бухгалтерскому учёту и налогам. Единственный недостаток, нет рекомендаций по двойной и тройной бухгалтерии, но это мелочи — при нашей всеобщей открытости и честности это не актуально. О! Вывел новый закон бухгалтерского учёта и налогообложения: чем выше уровень честности в обществе, тем выше налоги. Посмотрите на честных шведов и немцев. Гы-гы-гы! На дураках воду возят! Короче, всем читать энциклопедию Арины, но с поравкой на некоторые реальности… Лина (Мягкова) создала Странопедию, состоящую из кратких историко-географических заметок об отдельных странах, с добавлением некоторых обобщённых исторических и политических сведений. Странопедия, между прочим, растёт. Короче, всем читать Странопедию пока не поздно, а то скоро на глобализированной Земле останутся только два-три государства и школьная политическая география умрёт. Злой — это имя — написал Энциклопедию страхования. Оказывается всё можно застраховать, всё. Или почти всё. Я к страховщикам отношусь очень хорошо —  они меня ни разу не подводили, а вот я их подводил. Поэтому и отношусь хорошо. Бросайте всё и пока не поздно читайте всё о страховании. А энциклопедист Andruha создал сайт «Всё о сварке». Знаете, я потрясён… Я мог предполагать сложность бухучёта, разнообразие видов страхования и стран, но разнообразие видов, типов и подвидов сварки… нет, такого я не мог предположить. Пока не поздно, пока не случилось худшего читайте энциклопедию сварки от Andruha — от графа D’Andruha.

«Белое снадобье»: химико-геополитический аспект

Пятница, Август 22nd, 2008

В приёмной всем известного Джона Маккейна обнаружилось два конверта с белым порошком, который вскоре стопроцентно назовут спорами сибирской язвы: придумали себе сильные мира отмазку — если белый порошок, то обязательно споры. А вот если белый порошок будет найден в приёмной какого-нибудь слесаря-инструментальщика, то бесспорно это будет героин. Наркокартели предупреждают Джона Маккейна, чтобы он в своём альцгеймере не напорол какой-нибудь ерунды — не поставил бы под вопрос надёжность транспортировки грузов невоенного назначения в Афганистан и из Афганистана через территорию третьих стран. Не груби третьим странам — вот смысл порошкового письма (по аналогии с узелковым). А в третьих странах, интересно, кто-нибудь следит за тем, что за невоенные грузы летят над ними? А где летят грузы военного назначения? Если они не летят над третьими странами, то как они попадают в Афганистан? А если они попадают в Афганистан через четвёртые страны, то почему бы невоенным грузам не летать там же вместе с военными? А есть ведь ещё грузы просто мирные: например, мука — белый порошок, ванильная пудра — белый порошок, детские присыпки — белый порошок. Вот Маккейн и получил белую метку. Вчера в книжном магазине заглянул в книгу. Название книги не запомнил, но автора кличут Питер Наварра. Так этот Наварра называет британское правительство первым (по времени) на Земле наркокартелем, которому принадлежит честь организации массового производства опия в Бенгалии, честь создания системы его сбыта посредством Ост-Индской компании и честь начала первой нарковойны — Первой опиумной, — в результате которой британцы заставили китайцев не препятствовать наркотрафику. Все приоритеты у них. У американского правительства тоже есть отличная компания, которая занимается поставками дури по всему миру — цру. Извините, занималась, занималась, всё в прошлом, но старая любовь не забывается, верно? Вот, значит, Джон Маккейн и получил предупреждение — поменьше трепать языком: думаю, в ближайшие дни он забудет про третьи страны, про войну в Осетии и сосредоточится исключительно на внутренних вопросах. Никому не хочется стать новым Джоном Кеннеди. А победить — он и так победит: нормальный мужик, всё при нём. Я на него поставил, а это дорогого стоит.   

Благодарности-3

Четверг, Август 21st, 2008

Короче, армянская почти история. Однажды в суровую, зимнюю и ночную пору много лет уже назад мне пришлось подвезти трёх довольно подозрительных личностей, которые, как я теперь понимаю, собирались срочно зарезать какого-то своего недруга. Слава Богу, недруга они не нашли и вернулись не солоно хлебавши. Со второй попытки, может быть, и зарезали, но в их делах я уже не участвовал. Так вот, сели они в машину и начали оживлённо говорить на каком-то красивом довольно, как-будто детском языке. «- Что за язык? — спросил я. — Армянский, — ответили подозрительные личности. — Красивый, — сказал я то, что и думал. — Ага, — согласились они». И стал думать, чтобы им ещё приятного сказать — личности-то подозрительные. «- А как по-армянски будет «хорошо»? — спрашиваю. — А зачем тебе? — спрашивают они. — Красивый же язык, — отвечаю. — Лачо, — тогда отвечают они». Красиво, думаю. «- А деньги? Они отвечают: — Сталя». Ага, красиво, думаю опять, деньги — и то красиво. Ничего армяне придумали себе язык, нормальный. Ну вот, едем дальше и вдруг я вспоминаю, что и до этих подозрительных личностей знал одно армянское слово и это слово, к сожалению, грязь. Я вспомнил «Уроки Армении» Андрея Битова, короче. Там он рассуждает о созвучиях русских и армянских слов. Но в нужное время и в нужном месте обязательно вспомнишь какую-нибудь дрянь — «грязь» — по-армянски «цех». Так меня уверял Андрей Битов, но если я что-то и перепутал — не важно. Спрашиваю подозрительных личностей: — А как по-армянски будет грязь? — Они: — Блата! Я про себя: — Ни фига себе! Битов обманул! — Точно «блата»? — Ну, есть ещё «малалыпэ», но в другом смысле… — Битов обманул, блин! Ну и всё, едем дальше — скоро будем резать недруга. А что меня задело, не знаю, — то ли мои представления об армянах, какие никакие, а они были, то ли я уже где-то слышал эти лачо, блата, — не знаю. Но вспомнился вдруг мне цыган из рассказов Василия Белова «Воспитание по доктору Споку» и его крик «Хасиям!», когда он пописал на неисправный электродвигатель. Я своих подозрительных армян спрашиваю: — А что такое «хасиям»? Они отвечают: — Ну, типа, «я пропал»! Ага, подумал я, и мы переехали оживлённую улицу на красный свет. Короче, Sedrak Mkrtchyan со своим блогом, посвящённым армянским делам. Аутентичным армянским делам, заметьте. Много всего интересного и на русском языке.