Archive for Июль, 2008

Повестка дня

Среда, Июль 30th, 2008

Сегодня я на работу не пойду. Рано утром я встречу на железнодорожном вокзале своего друга, который едет ко мне в гости со своим сыном-подростком. Мы позавтракаем у меня дома, потом заедем в магазин, наберём птиц, рыб, колбас, яиц и водки и отправимся в путешествие. Около полудня мы приедем в маленький городок, на окраине которого нас будет ждать домик, а в нём добрые и внимательные люди, которым мы оставим почти все наши припасы, возьмём с собой только то, что пригодится для восьмичасовой прогулки, и поедем дальше. И будем ехать столько, сколько сможет проехать автомобиль, а когда он ехать не сможет больше, мы выйдем из него и пойдём пешком. Мы пойдём вдоль красивейшей реки, по её возвышенному берегу, будем заглядывать в пещеры, в карстовые воронки, будем забираться на скалы, будем осматривать древние наскальные рисунки, будем переходить реку и её притоки по шатким подвесным мостикам, будем с криком слетать с одной стороны реки на другую по тарзанке, и будем беспрерывно фотографировать, как японцы, всё, что хоть немного покажется нам интересным. Мы искупаемся в чистой речной воде и, может быть, рискнём подплыть к устью подземных рек и почувствуем ток  освобождённых из-под спуда вод. На краю обрывистого, известнякового берега, на виду у сказочно прекрасной долины мы съедим по бутерброду с колбасой и яйцом. Потом мы сделаем небольшой крюк, выйдем к медным штольням и примем участие, если повезёт, в выплавке меди по старинным русским рецептам. Потом  вернёмся в городок. Нас будет ждать баня, шашлык из птицы и рыбы, нами же оставленная для охлаждения водка и весёлые, почти  деревенские новости: кто кого зарезал, кого посадили, кто умер, кто воскрес, кто купил себе автомобиль, а кто его уже разбил, у кого кто родился, кто женился и так далее, всего не переслушаешь. Откуда там берутся новости, не понятно: телевизор вроде бы смотрят беспрерывно, а успевают жить полнокровной жизнью. Потом мы уснём, а когда проснёмся, то поедем в противоположную сторону, чтобы осмотреть башни и церкви, гранитные останцы на вершине гор, попробуем что-нибудь слепить из глины в деревне гончаров, а к вечеру, в новом уже городке, заберёмся на возвышенное место и полюбуемся изумительным индустриальным пейзажем, полном дыма, лязга и огненных сполохов. Поздно вечером мы войдём в дом ещё одного нашего доброго товарища, уложим спать подростка, а сами сядем за стол, выпьем и поговорим.

Расстрелять!

Вторник, Июль 29th, 2008

Кнут Гамсун писал: «У меня могли бы быть достаточно веские основания, чтобы поддержать дружбу с Россией, из этой страны я получил больше «вознаграждений», чем когда-либо получу из Германии». Цитирую по книге Натальи Будур «Кнут Гамсун. Мистерия жизни», «Молодая гвардия», Москва, 2008-й год, страницы 126-127. При этом он не «считал для себя возможным поддерживать Россию в её союзе с Англией». Он видел, что «неестественный альянс между Англией и Россией скоро прекратит своё существование». Речь о Первой мировой войне. А ради чего мы рассорились с немцами, кстати? Из-за проливов? Скажешь и сделается смешно. Другие причины — тоже смехотворные. Веками с немцами сплетались, свивались, роднились и вдруг — резня. Пятнадцать процентов немецких фамилий — славянские по происхождению. Огромное количество немецких фамилий — это кальки славянских: они записывались на немецкий лад при выдаче документов. Немцы, германцы то есть, в огромной своей части славяне. Я уж не говорю об Австро-Венгрии — здесь славянский элемент на самом виду. И огромное количество русских — это немцы: и переселенцы разного времени из Германии, и немцы прибалтийские. Германским и австро-венгерским славянам пришлось сражаться против русских славян, — брат на брата пошёл, — а русским немцам против немецких немцев. Империалистическая война была междуусобицей, гражданской войной, которая началась не в 1918-м, а в 1914-м году, и развязали её не большевики с эсерами, а императоры русский, австро-венгерский и германский. Не говорю об англичанах, потому что они в этой гражданской войне не участвовали — у них не было ни широкого славянского, ни немецкого слоя населения, — они участвовали в войне империалистической. Но начни мы с немцами воевать против англо-саксов и смогли бы избежать всеславянского и всенемецкого братоубийства и, самое главное, у нас появились бы великие цели. Что можно было бы взять с немцев в случае нашей победы? Ничего? Что, например, взяли, победившие Германию союзники? Ничего. Помучили немного немецкий народ и бросили. А что можно было бы сдёрнуть с англосаксов? Австралию, Канаду, Аляску, Калифорнию, Южную Африку, Индию, и кучу морских проливов, а не только смешные Дарданеллы. Наша дореволюционная элита совершила самое страшное преступление из всех возможных — не сумела поставить перед народом великие цели, но ограничилась кровавой и бессмысленной грызнёй с братскими немецкими народами. Расстрелять!

Наш праздник

Понедельник, Июль 28th, 2008

Завтра, как вы вы уже все знаете, норвежцы отметят День короля Олафа II Святого, он же Олаф Толстый. Национальный праздник Норвегии, если здесь не врут, конечно. «…день гибели в битве при Стиклестаде 29 июля 1030 г. короля Олафа II Святого… – объединителя государства и Святого покровителя Норвегии. С его именем связано введение в стране христианства. Святой благоверный Олаф II Харальдссон, король Норвегии (1015-1030), креститель и просветитель норвежцев, был в течение многих столетий одним из самых почитаемых святых Северной Европы. После гибели Олафа в битве с бондами у Стиклестада 29 июля 1030 года были отмечены многочисленные случаи чудотворения от его святых мощей, которые оказались нетленными». Но это не самое чудесное. «Святой Олаф является последним по времени западным святым, почитаемым также и на христианском Востоке. В России во имя святого Олафа были освящены храмы в Новгороде (где он жил несколько лет) и Старой Ладоге»… (где он был проездом у своего друга). «16 декабря 2004 года в посольстве Королевства Норвегии по инициативе …посла Норвегии в России …состоялся Чин освящения новонаписанной иконы святого благоверного Олафа, Небесного покровителя Норвегии. Освящение образа совершил архимандрит Марк (Головков)… Икона святого Олафа была написана в мастерской Свято-Троицкой Сергиевой Лавры иконописцем В.Федоровым на основании исторических сведений о жизни норвежского конунга. Теперь она заняла почетное место в парадной зале норвежского Посольства». Вот так вот! Наш праздник по сути дела! Невесту, дочь шведского короля Ингегерде, у него отбил сам Ярослав Мудрый. «…прибыли сваты от новгородского «Конунга Ярицлейва», шведский король выдал свою дочь за князя Ярослава (Мудрого), который княжил тогда в Новгороде…» Олаф женился на её сводной сестре, а потом, когда вынужден был бежать из страны, то нашёл приют в Новгороде у Ярослава и Ингегерде. Без обид. Наш человек, я ж говорю! Или мы его люди? Но случайно ли, именно в эти прекрасные дни я начал читать биографию другого норвежца, не святого, а, скорее, наоборот, но без сомнения великого — Кнута Гамсуна, — у которого долгое время тоже была настоящая взаимная любовь с Россией? Что-то происходит на небесах, раз здесь такие отголоски. Не удалось ли «Газпрому» купить весь норвежский газ по рыночной цене? Шутка, шутка — извините.

Успокоительное

Понедельник, Июль 28th, 2008

Здесь приводится список пятнадцати страшнейших случаев геноцида в истории человечества, двенадцать из которых были совершены странами, ныне входящими в самый миролюбивый в истории военный блок — в нато, — то есть были совершены странами в высшей степени цивилизованными, как они о себе любят говорить, имея в виду, наверное, тщательно подстриженные газоны и беспрерывную юридическую дрессуру населения: в тринадцатом веке французы вырезают катаров; европейцы, в основном англосаксы и испанцы, — и многие другие здесь подсуетились, — уничтожают индейцев обеих Америк; англосаксы изводят австралийских аборигенов; бельгийцы производят массовые убийства в Конго; немцы отстреливают хереро (гереро) и нама в Намибии; турки в течение четверти века уничтожают армян; они же планомерно убивают ассирийцев в 1914-1923-м годах; примерно в эти же годы они уничтожают понтийских греков; немцы решают и не так уж безуспешно еврейский вопрос; а хорватские усташи — сербский; плюс японцы зверствуют в юго-восточной Азии вообще и в Китае в частности — тоже цивилизаторы. При этом большая часть этих геноцидов была совершена только что — в прошлом веке. Даже пепел ещё не остыл. Он обжигает пальцы, если до него дотронуться. В этой связи вспоминаю шутку начала девяностых, а то и конца восьмидесятых: «Россия — это Верхняя Вольта с ракетами». Смешная шутка. Я сам над ней хохотал. Однако привожу пример Верхней Вольты без ракет: Афганистан. Вот нет у Афганистана ракет и что? И лезут в него все, кому не лень, и мы в том числе слазили, — но мы великие и можем себе позволить, — но лезут даже какие-то мелкие гадёныши, которые в отсутствие большого брата боятся собственной тени, вздрагивают от эха каких-нибудь битв тысячелетней давности, плачут из-за обид, которые им кто-нибудь причинил ещё в первом веке нашей эры, но увидев более слабого, чем они, обязательно сделают ему больно, обязательно кого-нибудь запытают или, на худой конец, подстрелят. При этом, заметьте, что ни у Афганистана, и вообще, ни у одного уничтоженного народа не было ни ракетного, ни, тем более, ядерного оружия. Такое вот наблюдение. Теперь о личном: почему-то с мыслью о летящем над Атлантикой Ту-160 легче засыпать и веселее просыпаться. Казалось бы, шум! Ан нет, лежишь, спокойно посапываешь.

О добром отношении американцев ко мне, к моей маме, к моему деду и к Кнуту Гамсуну

Воскресенье, Июль 27th, 2008

Кнут Гамсун получил к странице 69-й своей биографии «Кнут Гамсун. Мистерия жизни», написанной Натальей Будур и изданной в этом году «Молодой гвардией» в серии «Жизнь замечательных людей», такое количество благодеяний от жителей Соединённых Штатов Америки, что получи эти благодеяния, например, я, из одного лишь чувства благодарности никогда, никогда бы я не посмел не точно бы слово сказать против Соединённых Штатов, но даже не посмел бы и помыслить об этом. Да я и не говорю. Я и не помышляю. К странице 69-й Кнут Гамсун дважды съездил в Северную Америку. Он получал там всё: работу на любой вкус, свободу творчества без границ, дружбу и любовь любые, человеческое участие какое угодно, деньги практически по первому требованию и что? Речь на самом деле не о продажности, а о благодарности. Свою порцию благодеяний, между прочим, от Сша  получил и я, если даже не считать за таковые книги Эрнеста Хемингуэя, Чарльза Буковски или Джона Чивера, и многие другие, а считать только материальные благодеяния. В начале девяностых годов мне выписали пятилитровую банку сухого молока со складов нато — стыдную, блядскую банку, но полезную. Спасибо. Об этом имелась запись в моём старом советском паспорте. Во время Войны моя мама получила от народа Соединённых Штатов пальто, ботинки на толстой подошве и несколько банок консервированной колбасы. Дело было в Архангельске, где она находилась в эвакуации со своей семьёй. Толстые подошвы произвели на неё самое сильное впечатление, сильнее колбасы. Она помнила о них всю жизнь. Её отец часть Войны провёл за рулём «студебеккера». «Студебеккер» в военном контексте — это самое важное. И как тут быть неблагодарным, скажите на милость? Конечно, у меня есть вопросы… нет, нет, скорее, недоумения. Например, как народ, давший мне Хемингуэя и, в каком-то смысле, даже мою маму, ибо где бы я сейчас был без тех американских ботинок и колбасы, как этот же народ может сейчас испепелять и дефрагментировать каких-нибудь афганских и иракских ребятишек? Может быть, кто-то объяснит? Может быть, это расовая проблема? Не знаю. А вот антиамериканизм Кнута Гамсуна — свинство.

Кнут Гамсун, я и англосаксы

Воскресенье, Июль 27th, 2008

Единственное, что в моих глазах оправдывает существование англосаксов (спорю с англосаксофобией Кнута Гамсуна, как она подаётся в книги Натальи Будур «Кнут Гамсун. Мистерия жизни», Москва, 2008-й год) — это их страсть к большим пространствам: к широкому простору, к открытым горизонтам, к счастью ехать днями и неделями, а если на реактивном самолёте лететь — то десятками часов, и всюду слышать родную речь, находить понимание таких же людей, как и ты, и везде чувствовать защиту своего государства. А ещё лучше — чтобы над твоей страной никогда не заходило солнце. Страсть к широким горизонтам возникла и укрепилась в них, по-видимому, ещё в пятом веке нашей эры, когда англы решили поменять свой уютный, но тесный уголок в Ютландии (Уютландии) на бесконечные пространства Британских островов. И страсть эта так сильно захватила их, что из Ютландии они уехали все от мала до велика — снялись с места и исчезли. Земли, ими оставленные здесь, долгое время пустовали, а это означает, что бежали они не от врагов, а ушли по зову души. Порыв к горизонтам — в немецкой терминологии «к жизненному пространству» — был невероятно успешным: из шести самых больших государств мира, существующих сегодня, три англосаксонские — Австралия, Канада и Сша. При этом в Австралии и Канаде плотность населения значительно ниже, чем в России — 2,5 и 3,4 человека на квадратный километр соответственно против наших 8,6, — то есть территории приобретены с запасом, с расчётом на будущие поколения. Молодцы, англосаксонцы! Однако мы можем порадоваться и тому, что такие страны, как Индия и Китай, не стали странами чисто англосаксонскими — видимо, резня китайцев и индийцев оказалась делом более сложным в техническом отношении, чем тасманийцев. Порадоваться за китайцев и индийцев, я имею в виду. Любовь к пространствам — это то, что сближает нас и англосаксов больше, чем нас и любые народы маленьких стран. Человек, предки которого захватили Австралию, мне ближе и понятнее, чем тот, кто при виде географической карты Костромской области падает в обморок. А наш Кнут Гамсун, между прочим, родом из маленькой, тихой, уютной скандинавской страны.

Возможно ли облегчить страдания больных англосаксофобией

Суббота, Июль 26th, 2008

«В «гамсуноведении» считается совершенно доказанным, что отрицательное отношение Гамсуна к Англии, сыгравшее в его судьбе громадную роль, сложилось в детстве — и во многом благодаря книгам по истории, которые имелись в библиотеке Ханса Ульсена», — пишет Наталья Будур в книге «Кнут Гамсун. Мистерия жизни», которую я, вчера приобрёл за 422 рубля, а ведь мог бы их пропить, и не забивать себе голову историями полуторовековой давности. Издательство «Молодая гвардия», серия «Жизнь замечательных людей», 2008-й год. Ханс Ульсен — дядя героя, садист и ханжа, которому Кнут Гамсун был отдан в рабство на страшные пять лет своими родителями за долги. Две книжных истории произвели на юного Кнута самое сильное впечатление — о них рассказывает Наталья Будур. В 1818 году норвежское правительство арестовало имущество какой-то английской фирмы за мошенничество. Через три года англичане, — их правительство принимало в этих событиях самое деятельное участие, — добились от Норвегии компенсации за понесённый ущерб, а ещё несколько лет спустя выяснилось, что все документы, которыми англичане размахивали перед норвежцами, были фальшивками. Дело пересматривать, естественно, не стали. «Вторым ужаснувшим мальчика фактом стал обстрел Англией Копенгагена в течение 72 часов во время наполеоновских войн». Страница 16-я. Было ему видение разбомбленного Дрездена, в общем. Гамсун ненавидел Англию всю жизнь, но мне кажется две этих истории мало что объясняют, если не иметь в виду фон. А фон — это ясноликая, прекрасная, неподкупная, человеколюбивая, честная, благородная Англия. Будь на её месте что-нибудь в струпьях и язвах Гамсун не стал бы англофобом — ну и мошенничество, ну и обстрел городов? Ну и что? Делами такими занимаются самые последние народы, ничего удивительного. Но если что-нибудь гуманное, либеральное, свободолюбивое возьмёт и разбомбит, например, подростков где-нибудь в Афганистане, которые с мотыгами на плече шли на прополку своих маковых полей, и будет уверять ещё, что подростки эти — не кто-нибудь, а сами талибы, а мотыги их — гранатомёты, то и ненависть не заставит себя ждать даже среди сторонних, до поры до времени, наблюдателей. Защищайтесь, англосаксы, — выставляйте на погляд вонючие язвы свои.

Мой Гитлер всегда со мной

Суббота, Июль 26th, 2008

Захотелось вдруг купить сразу три биографии — Кнута Гамсуна, Александра Грина и Даниила Хармса, — бывает такое средоточье желаний в одном времени и в одном месте, — и что же? Пошёл в магазинчик — Гамсун есть, а Грина с Хармсом разобрали-с. Пошёл в другой магазинчик — Гамсун тут, а Грин с Хармсом ушли. Пошёл в третий магазинчин — Гамсун вот он, стоит, а Грин с Хармсом испарились: директора магазинчиков, понимаешь ли, Грина с Хармсом припрятали, будут их по нужным людям распространять, да в городскую администрацию надо отдать десяток, да в офис правящей партии, да участников слёта передовиков нефтегазовой промышленности тоже чем-то надо порадовать. Такое общество недоизобилия. Что ж, выбрал Гамсуна подешевле, за 422 рубля и стал осматриваться дальше: в метрах трёх-четырёх от Гамсуна устроился романчик «Клоун Шалимар» Салмана Рушди, издательство «Амфора», этот год, место издания Санкт-Петербург. Есть, между прочим, такие исторические названия — Санкт-Петербург, — об которых легко язык сломишь — красные вернутся, мы его снова русифицируем  энд коммунизируем, — а в ещё одном метре вглубь стеллажей — роман Филипа Рота «Мой муж — коммунист». У меня от одного названия дыхание спёрло, но взял себя в руки и припомнил себе, что указанного автора прочёл уже четыре — сказал «четыре», и вздрогнул, — его романа, а именно: «Болезнь Портного», «Профессор желания», «Прощай, Коламбус!» и «Людское клеймо». И сказав «четыре», спросил себя: — А что указанный автор может предложить нового? И книгу отложил, но зуд остался. А вот на Салмане Рушди предохранители сработали только по внесении в кассу 306 рублей 00 копеек. Читал, читал и этого, а купил: уважаю маркетинговые технологии. Про Гамсуна пишут, что «он всегда любил Германию и ненавидел Англию и Америку». Страница 6-я в книге Натальи Будур «Гамсун. Мистерия жизни», Москва, «Молодая гвардия», 2008-й год. И поплатился. А вот Салман Рушди напротив, всегда любил Англию и Америку, но поплатился тоже. Хотел было я воскликнуть по этому случаю «Любите же Россию!», да вспомнил про списки запрещённой экстремисткой литературы: если они так быстро будут пополняться, как сейчас, то скоро в них попадут и Кнут Гамсун и Салман Рушди. Надо бы поторопиться с чтением — тому, что прочитано, никакой суд уже не страшен. Мой Гитлер, например, всегда со мной.

Ненавижу буржуазный объективизм

Пятница, Июль 25th, 2008

Друзья мои, я ненавижу буржуазный объективизм, под которым понимаю паталогическую неспособность человека сказать слово доброе без подъёбки. В жизни буржуазный объективизм встречается редко, потому что жизнь буржуазного объективиста «трудна и неказиста», а вот в газетах и журналах он и они процветают. Рассказывается, например, что-нибудь очень интересное, очень важное и даже очень хорошее о чём-нибудь, о чём не рассказать хорошего невозможно, но в конце рассказа обязательно прилепляется присказка типа: а некто называет это дерьмом. Этого некто можно найти в любой психиатрической лечебнице, но объективизм. Недавно мне посчастливилось купить номер журнала «Афиша», а вместе с ним небольшую брошюру, посвящённую Пекинской Олимпиаде. Брошюра называется «13 слов Олимпиады». В самой её середине, там, где такого рода брошюры сами собой раскрываются, несколько фотографий на тему слова «бойкот». Впечатляет фотография в фотографии — демонстранты держат в руках изображение избитого, окровавленного и, наверное, мёртвого человека — видимо, мародёра, павшего за свободу Тибета. Человек впечатлительный, а я себя считаю именно таким, закрыв брошюрку, не вспомнит ничего, кроме крови. И получается, что слов вроде бы тринадцать, а на самом деле — одно. Хитро. И «Афишу» не остановить: когда она выпустит брошюрку, посвящённую Олимпиаде в Лондоне, то в середине её оттиснет фотографии дефрагментированных и обожжённых детских тел из Ирака и Афганистана, а к любой Олимпиаде в Сша приделает трупы расстрелянных школьников и студентов, а к Олимпиаде в Ванкувере — отрезанные ноги в кроссовках, которые там регулярно находят, а к Олимпиаде в Сочи… дух захватывает. Я, конечно, сторонник того, чтобы помнить зло — чтобы моя страна при любом удобном случае возвращала долги всем, которые что-нибудь когда-нибудь сделали против неё. Китай, который бойкотировал Московскую Олимпиаду, свой бойкот и свою порцию позора заслужил, но его не заслужили ни Олимпиада, ни Зевс Громовержец — вот, к сожалению, в чём дело. Бойкотировать надо было в момент выбора места проведения Олимпийских игр. А теперь: афишкину брошюрку в печь! Подбираем объективистское дерьмо и радуемся. Боги жаждут.  

Где похолодание?

Четверг, Июль 24th, 2008

Четыре недели жары. А в прошлом году дали Нобелевскую премию мира за борьбу против потепления… Где похолодание? Вот так они дают премии, вот так они их получают. Помните старый советский фильм «Премия»? Строительная бригада на своём собрании решала: получать или не получать незаслуженную, как некоторым бетонщикам показалось, надбавку к зарплате. Каменщики и стропали — как они мучились, как они изводили себя моральными вопросами. Святые советские люди! У наших современных героев с Нобелем нет проблем — получать, получать, получать. Хемингуэй отказался: видно, был не трезв. «Григорий Ефимович, тут рваную трешку дают, а мы рваные берём?!». «Берём, берём — всё берём». Возьмите, конечно, Григорий Ефимович, но представьте и результат своей ударной работы. За что вы получили премию? Где похолодание? Михаил Сергеевич Горбачёв получил Нобелевскую премию мира, так результат его работы налицо — взгляните на карту Европы и дайте ему премию ещё раз. Вообще, чтобы русскому получить Нобелевскую премию мира (а пуще — по литературе) нужно по крайней мере развалить свою страну, не меньше. Во всяком случае, как-то ей насолить. А остальные? Один отхватил её «за работу по запрещению и ликвидации противопехотных мин». Противопехотные мины запрещены? Нет. Премия? Получена. Другой — «за кропотливую работу в деле воссоединения Северной и Южной Кореи». Кореи объединились? Нет. Премия? Истрачена. Третий — «за многолетние усилия по запрещению ядерного оружия». Сейчас расхохочусь. Четвёртые — «за усилия по достижению мира на Ближнем Востоке». Где мир на Ближнем Востоке? Где премия? И так далее. К счастью в этой номинации, кроме Горбачёва, есть только один славянин — Лех Валенса, но и он сделал свою работу честно. И не стыдно за славянство. А есть ещё  премиальные дела, которые вообще проверить нельзя: «за усилия по созданию основ для социального и экономического развития», «за долгосрочный вклад в развитие демократии и мира», «за вклад в создание более организованного мира и укрепление мира во всем мире». Более организованный мир! И этих людей ставят нам в пример и показывают по телевизору!