Archive for Апрель, 2008

Счастье в зоне бедствия

Среда, Апрель 30th, 2008

Мои подозрения подтвердились: людям в кайф жить в опасных местах. Житель Нового Орлеана Ланселот Эндрюс Эймар говорит: «Я, вообще-то, был бы рад, если налетит ураган. Они мне всегда нравились. Большинству людей они нравятся, хотя в этом мало кто признаётся, я думаю, даже всем они нравятся, ну, кроме разве что очень немногих действительного здравых личностей…» Мне кажется, человеку, которому нравятся ураганы, сложнее получить страховку. Ланселот, рассказчик и главный герой романа Уокера Перси «Ланселот». Он новоорлеанец. Не роман, а Ланселот. Роман издан в городе Москва-Санкт-Петербург в 2004-м году. Ланселот живёт в городе, который время от времени уносит в море или в небо. Время от времени его объявляют зоной национального бедствия. А люди живут. Двести пятьдесят человек живут в Чернобыльской зоне. Наиболее населённые страны одновременно и самые сейсмоопасные. Русские туристы устремляются на цунамиопасные курорты. Нет такой снежной лавины, которая не унесла бы в пропасть этническую или туристическую группу. Грязевые потоки смывают города. Но проходит время и на месте унесённого в залив Нового Орлеана или смытого в пустыню Горного Бадахшана возникает ещё более новый Орлеан и ещё более горный Бадахшан. Почему? Людям нравится. «Были у меня одни знакомые…» — рассказывает Ланселот, — «Когда налетал ураган, они садились в своём доме на Крисчен-пасс, ставили на стол бутылку виски и в полном довольстве и просветлении беседовали радостно и откровенно, смеялись, шутили, пили и даже занимались любовью. Чистое безумие. Почему люди чувствуют себя несчастными в хорошую погоду и счастливыми в плохую?» Страница 163-я романа «Ланселот». Значит, плохая погода, говорите? Да вы просто счастливы!

Вывел основной закон геополитики

Вторник, Апрель 29th, 2008

Я сижу за большим белым столом как какой-нибудь стратег. Перед моим белым столом находится ещё один белый стол — за ним пока никого нет. Дальше, на стене за тем столом, висит «Политическая карта мира»: висит для красоты и для того, чтобы мечтать. Геополитически. Вчера я обнаружил неизвестное мне островное государство северо-восточнее Мадагаскара, правда, уже забыл название. Не Коморские острова, нет. На карте огромный шмат России — сочный, аппетитный, привлекательный. По краям немного обгрызенный, обструганный, обрубленный, покоцанный. Но Россия на карте всё равно зрелище: не уступит ни Гренландии, ни Австралии. Игры картографов: может быть, в Израиле выпускают карты, на которых Израиль огромен, как Антарктида. Может быть, на полинезийских картах весь мир — архипелаг, состоящий из маленьких островков. Россия не сгруппированная —  расхристанная, растрёпанная и разбросанная. Подставляется в Приморье, на Северном Кавказе, в Карелии. Искушение для соседей: — А можно мы вот этот кусочек откусим? — Спрашивайте у командующего рвсн! Советский Союз, не смотря на размеры, выглядел компактным и собранным, Россия — нет. Видно, как её рвали. Страна не должна быть такой. Страна должна быть более сбитой. Как сша без Аляски. Как Украина без Крыма. Как Англия без Шотландии. Как фрг без гдр. И если речь о России, то страна должна быть круглой, как Земной шар. Округляться — основной закон геополитики. Дайте же премию, хотя бы Нобелевскую!

Не миллиардер, а раздал миллиард

Вторник, Апрель 29th, 2008

Миллиардеры, по крайней мере, из первой десятки, из тех кто мельтешит, выглядят, как люди, которым нельзя доверить и десяти рублей. Если бы кто-нибудь из них подошёл ко мне на вокзале и попросил: — дай десять рублей, я тебе через полчаса мороженого принесу, — я, наверное, отказался бы. Очень подозрительно, правда? Миллиардер, а на вокзале мороженым банчит. Конечно, во мне говорят психо-социально-экономические комплексы: я завидую. Я тоже хочу быть миллиардером — не получается. А ещё я хочу быть быть бессмертным и уметь левитировать. Но ничего не делаю для того, чтобы получалось. (Это я о миллиардах продолжаю говорить). Точно могу сказать: главный шанс для того, чтобы стать миллиардером я упустил — не родился в достойной семье. А добрые и любящие мама и папа — это же не наследство. Это так — для души. А что касается остальных шансов, то я даже и не знаю, в чём они состоят. Самый главный либерал (либерал-лейтенант) в начале контрреволюции уверял, что надо больше работать. Я тогда поверил и устроился на три работы, а миллиардером не стал. Странно. Мы с главным либералом, по-видимому, по-разному понимаем слово «больше» и слово «работать». Может быть, «меньше не работать»? Не знаю. Не знаю как бы я выглядел будь у меня миллиард. Вот сейчас у меня в кармане двести девяносто пять рублей и несколько копеек. Поставим эксперимент: посмотрим на себя в зеркало. Да… Миллиард здесь уже ничего не изменит. Да и потратил я уже свой будущий (возможный) миллиард. Всё раздал хорошим людям. Всё, до цента.

«У русских первых леди красивые хиджабы»

Понедельник, Апрель 28th, 2008

«У русских первых леди красивые хиджабы», — подумал я, глядя на русских первых леди в церкви. На самом деле красивые. Купил книгу Александра Проханова «Хроника пикирующего времени», изданную УльтраКультурой в Екатеринбурге в 2005-м году — это сборник статей, опубликованных в газете «Завтра». За 103 рубля: успели — уценили. Естественно, прочту. Купил альбом Marc Anthony Sigo Siendo Yo — латино-северо-американская (us latino) вечеринка: если слушать небольшими кусочками, то ничего себе вечеринка, а целиком — достала. Без текилы, понимаешь, слушал. Вот и достала. Увидел вчера после долгого перерыва молдавское вино и взял бутылочку: да, действительно, молдавское. А хорватского нет, как нет. Что сделали для России молдаване? Подставили русских чиновников в 1903-м году со своим антисемитским погромом — вот и все заслуги. А вино — молдавское. А хорваты… Да что говорить — несправедливо мир устроен. У милиционеров теперь форма от Юдашкина. Видел: милиционер шёл и грыз семечки. Форма, тьфу, от Юдашкина, тьфу, а лицо, тьфу, от мамы с папой, тьфу. Да, видно, хороший парень, но от подсолнухов не откажется, хоть в скафандр его наряди. А чем семечки хуже жвачки? Мусора больше? Зато они полезнее для организма и для зубов. Что ещё было вчера? Слушал «Калинов мост» — «Травень». Заглядывал в «Кота без дураков» Терри Прэтчетта и посмеялся, особенно (похохотал) над «ласками третьей степени» и «лучшим способом приобрести кота». Из-за «Травня» и «Кота» осталось чувство, будто провёл насыщенный в духовном, интеллектуальном и душевном отношении день. И это правда.

Ланселот может

Воскресенье, Апрель 27th, 2008

Ланселот таки — Барак Обама. Речь о романе Уокера Перси «Ланселот», который с Божьей помощью издали в «Лимбус Пресс» в 2004-м году на пути из Москвы в Петербург или обратно: а что, так указано в выходных данных. Ланселот рассказчик, Парсифаль слушатель. Но это поверхность: они спорят. Иногда прорывается: — Нет? Ты не согласен? Они дискутируют. За стеной Анна — униженная и оскорблённая матросами женщина. Не важно кем, пусть даже президентом сша, — важно, что униженная и оскорблённая. Одно из имён Парсифаля — Джон: подозрительно, правда? Джон Маккейн?! Парсифаль дискутирует с Ланселотом, а Джон Маккейн с Бараком Обамой? Больше никаких улик против Ланселота не было до страницы 156-й. «Дело в том, что мой прапрадед был смуглым, как Жан Лафит. …его мать, очень белая креольская леди поддерживала отношения с негром». Похоже на Обаму? В роду Ланселота — негры, а Парсифаль — Джон! Даже паспорт не надо показывать, мы всё про них знаем. На страницах 156-162-й Ланселот излагает свою политическую программу. «…что касается будущего, нового миропорядка и своей дальнейшей жизни, я знаю всё в точности. Новый миропорядок не будет опираться ни на католицизм, ни на коммунизм, ни на фашизм, ни на либерализм, ни на капитализм, ни вообще на какой-нибудь «изм», а лишь на главную ценность нового человека — суровую нравственность, установление которой не обойдётся без насилия. Мы не будем мириться с этой эпохой. И не надо говорить мне о христианской любви». Страницы 159-160. «Я говорю о качествах, присущих кому угодно — евреям и гоям, грекам и римлянам, рабам и свободным, белым и чёрным, — о кодексе чести, уважении к женщине, нетерпимости к свинству и, самое главное, о готовности действовать, и действовать, если надо, в одиночку — это чрезвычайно важно, потому что на сегодняшний день ни один из двухсот миллионов американцев не готов действовать, опираясь только на собственный рассудок и свободу». Страница 158-я. Сильно. Безнравственные персы дрожат. Он может стать президентом сша.

Счастливчики

Суббота, Апрель 26th, 2008

Хиддинк Счастливчик или, точнее, Счастливый. А его соотечественник Адвокаат (я так специально написал — не Адвокат, а Адвокаат, — чтобы русское «оо» окликнуло голландское «аа») тоже Счастливчик или, точнее, Счастливый. Тот, кто видел позавчера разгром «Баварии» «Зенитом» со счётом 1:1, согласится со мной. Счастливый Счастливчик. Какой-то натовский или около того деятель говорит, что русские никогда ещё не жили так хорошо, как сегодня. Хорошо — это, значит, счастливо? Если не счастливо, то какое уж тут хорошо. Деятель, естественно, голландец. В отношении меня деятель не прав: каждый день я жил так хорошо, как никогда раньше. И раньше я жил так хорошо, как никогда до того. Я ещё не обрёл вечной молодости и левитации, но обрету. Или правительство выделит. Про остальных русских ничего не могу сказать: может, голландец и прав. Но сами-то голландцы… Из них известны два человека и оба — счастливчики. И этот натовский деятель такой же: вы живёте хорошо. Ищет родственные души, выглядывает счастливчиков. А живут ниже уровня моря — чего уж тут радоваться? Представьте себе любого нашего властителя дум на их месте. Мы живём ниже уровня моря: мы несчастные, мы отсталые, вся Европа, весь мир живёт выше уровня моря, а мы одни — ниже, народ безмолствует подобно рыбам… Что делать среди кораллов? Бесы моря. На дне двести лет вместе. Муму эмигрировала в Бельгию. Страна-Китеж. Хиддинк и Адвокаат поставили нам прививку от несчастий.

Детские обиды

Суббота, Апрель 26th, 2008

Вспомнил то, — старое и свободное, — телевидение: 23 часа пятьдесят девять минут сорок восемь секунд оно вещало о войне в Чечне, а двенадцать секунд о спорте: спортивный прыщик на лице свободы и демократии. Конечно, надо быть на стороне бьющегося за независимость чеченского народа, но очень хотелось спортивных новостей. Не было денег на то, чтобы путешествовать с чемпионата на чемпионат, да что там — на тарелку (не щей) денег не было, а новостей хотелось. Спорта было очень мало. Войны было очень много. Через сутки (без двенадцати секунд) объявлялись спортивные новости и скороговоркой сообщалось: крикет, сквош, бейсбол, гольф. Я такой, как помню, говорю себе: ни фига себе! А где этот, как его, ну, ногами ещё играют, ворота, двадцать два дурака за одним мячом, пенальти, самая популярная игра, народная команда, подкат, нога поехала, девятка, штанга, порвал мениск, прямо в голеностоп, судью — на мыло, в недодачу, перепахал всю бровку, отмахнулся — перелом носа, жёлтая карточка — красная карточка, не лежи — замёрзнешь, накрутил двух защитников, через себя ножницами, отдал пас в свободную зону, аут и так далее? Сквош! Бейсбол! Крикет! Я не хочу крикет — я от него седею. Нет, уж извините, у нас первое блюдо — война, второе — крикет. Вот и обида. Детская, конечно, обида. Депутаты задумали закрывать газеты за клевету без суда. За хулу — закрывать, за хвалу — открывать. Ну и что? Окинул мысленным взором ближайший газетный киоск. Закроют всех — будет жалко две-три газетки, потому что и на них у меня обида. И не в голеностопе дело — с ним порядок. Не для меня они работают — вот причина.

История ВВС США и Любовь

Суббота, Апрель 26th, 2008

Купил роман Тонино Бенаквисты «Мясорубка для маленьких девочек» в надежде на то, что это подлинная история ввс сша за 153 рубля, изданный ид «Флюид» из Москвы в 2006-м году. Но, похоже, ошибся. И приобрёл новеллу Карен Бликсен «Пир Бабетты», которой меня обрадовало издательство «Независимая газета» ещё в 2002-м году, а я и не знал. Карен Бликсен обошлась мне в 32 рубля: если у вас есть хоть немного терпения переждать, например, шесть лет, лучшие плоды человеческого разума будут отдаваться вам за гроши. Карен Бликсен за 32 рубля! Бог ты мой, я даже не могу смеяться от счастья. Я читал её роман «Из Африки». Роман о любви, в котором ни  разу не встречается слово «любовь»: птицы, животные, хозяйство, взаимоотношения племён и отдельных людей, горы, самолёты, а читаешь и думаешь: о любви. Так и в жизни: тебе может что-то не нравиться или нравиться, но ты не обязательно твердишь себе: не нравится, не нравится. Нет, спокойно живёшь, ходишь на работу, веселишься, покупаешь книги, а оно — не нравится! А когда ты написал бы о себе книгу, тогда тот, кто её прочёл бы, воскликнул: как же ему не нравится оно, хотя ты оно не разу не назвал. Но, возможно, я что-то перепутал и к Карен Бликсен мои воспоминания не имеют отношения. Тонино Бенаквисту я тоже читал и недавно — роман «Малавита», — он мне не глянулся, но запомнился. Лучшие книги те, которые лучше запоминаются, не так ли? Я не хотел её покупать, я хотел что-нибудь Раймона Кено, но название… «Мясорубка для маленьких девочек». Сегодня Тонино Бенаквиста был круче всех. Вот успокоятся гормоны, перестанут трубить олени, я дочитаю «Ланселота» Уокера Перси и «Опиум» Максанса Фермина и немедленно, немедленно усядусь (улягусь) за Карен Бликсен и Бенаквисту. У меня дрожат от нетерпения зрачки.

Молчание сурков

Пятница, Апрель 25th, 2008

Грызуны зажигают по всей Евразии от Скандинавии до Дальнего Востока. В Стокгольме крыса обесточила Центральный вокзал: запуталась в проводах и конец. В Швеции, видно, провода принято как попало разбрасывать и где попало. Крыса, к сожалению, погибла. В Благовещенске  крыса забралась в подстанцию и тоже перегрызла провода. Прекратите производить съедобную изоляцию! Два микрорайона остались без света. Сама крыса от высокого напряжения погибла. Крысы-герои. В Озёрске бобр разгромил винный отдел продуктового магазина. Бобр остался жив. Да что там продуктовый магазин! Бобры задрали Эстонию — целое незвисимое государство. Завезённые сюда из Белоруссии в самый разгар реального социализма, они расплодились и скоро утопят страну без всякой помощи глобального потепления. 19 000 бобров против 1 324 333 эстонцев. Судьба эстонцев вызывает беспокойство. Где же бомбардировщики нато? Грызуны — ньюсмейкеры: если провод не перегрызут, то чем-нибудь приболеют, если не приболеют, то провод перегрызут. В Англии умерла крыса-художник по имени Тони Блэр. Даже из факта собственной смерти они умеют сделать сенсацию. Однако на фоне всеобщей суеты и понятного желания грызунов заработать и прославиться, удивляет, восхищает и поражает молчание сурков, а особенно сурков тарбаганов. Никаких новостей, ничего. От инопланетян больше известий, чем от них. Кларисса Старлинг, если не сошла ещё с ума, слышит, конечно, как они кричат. Информационные агентства — нет.

«…найдите ему еврея!»

Четверг, Апрель 24th, 2008

Поутру прочёл несколько страниц из книги забытого мной Уокера Перси «Ланселот». Эта книга была издана «Лимбус Пресс» (можно сказать: «Лимбусом Прессом или Лимбус Прессой»?) или в Москве или Санкт-Петербурге (тут указаны два города, чтобы удобнее было бегать от полиции нравов, как я себе представляю). Ланселоты, кстати, мне стали попадаться на каждом шагу: на днях видел салат «Ланселот», а сегодня — предприятие «Ланцелот». Чем они там, интересно, занимаются? Боги напоминают мне, что негоже бросать книги недочитанными. На странице 142-й Ланселот обсуждает с молодым афроамериканцем Элджином возможность устроить в своей усадьбе тайную кино или видеосъёмку. У Ланселота есть основания сомневаться в верности своей жены. Кроме того, мы произвольно, ради поиска истины, приписали Ланселоту свойства Барака Обамы. Того самого Барака Обамы. Но Элджина тоже нельзя сбрасывать со счетов как потенциального президента сша. «…ничто не меняется, даже Элджин, хотя он и превратился из маленького негритёнка в звезду Эм-Ай-Ти. Потому что даже в этом, — пойми меня правильно, в этом, а вовсе не в том, что он для меня искал решение моей проблемы, — он в некотором смысле всё равно остался «моим ниггером», к тому же то, что я теперь смотрел на него и ждал его решения, тоже входит в старый стереотип приписывания «им» поразительных способностей, если они — «наши» негры… вообще их ум, благодаря какому-то божьему промыслу или в силу нашей беспомощности и бездеятельности, позволяет нам на них полагаться не только в выискивании дичи, но и во всём: что им по плечу будет не только Эм-Ай-Ти (но и Белый дом — это я добавил), что они станут умными, умнее нас, умными, как евреи, нет, умнее евреев. Я так и слышу, как мой дед говорит: готов посморить, этот Элджин хоть сейчас переплюнет еврея, любого еврея. Эй, кто-нибудь, найдите ему еврея!» Неужели ещё не нашли? Но если президентом станет Элджин, тогда кто такой Ланселот? Не исключено, что он руководящая и направляющая надпрезидентская сила нашей эпохи. С женщинами в этом предвыборном романе, кстати, очень плохо: из трёх самых важных — две умерли, а одну унизили и оскорбили. Таки, Элджин?