Archive for Февраль, 2008

Выбор пути

Воскресенье, Февраль 24th, 2008

У каждого народа должен быть, помимо всего прочего, свой наркотик, который суть ядро, равное по значению богам — например, Пушкину, Достоевскому и Толстому. Народный напиток. Меняется наркотик — меняется народ. Тот народ, который пил мёды, может быть и назывался русским, но был совсем не тем народом, который пьёт водку и курит табак, а этот народ, современный, спитый водкой и спаянный никотином, не тот народ, который будет в основном потреблять пиво, хотя он тоже будет откликаться на русского. Выбор наркотика — выбор национального пути. Отсюда непримиримая борьба против конопли и морфинов и терпимое отношение к пиву. Выбор сделан. Конопля — это Восток. Пиво — это Запад. Против восточных влияний у нас есть хоть какое-то противоядие — сила, а против западного влияния — никакого. Вино — это баловство. До глобального потепления, когда виноградники покроют склоны Приполярного Урала, латинский путь развития — фазенды, патио, сиесты, фиесты, — нам не грозит. Естественно, за ядром надо следить, его развитие надо контролировать, как, например, надо контролировать наиболее дерзкие проявления национализма, но пытаться извести его, уничтожить, отменить или, как предлагают санитарные врачи, унизить и оскорбить, — смерти подобно. Запрет национального напитка привёл к распаду Советского Союза и не из-за того, что перестал наполняться бюджет, а из-за того, что народ потерял путеводную нить — то есть, водку прежде всего, и обратился к антирусским по своему существу веществам — к клею «Момент», к бензину и к конопле. Люди, которые радуются распространению в России пивной заразы, должны спросить себя: а этот новый, пивной народ, он удержит в своих руках большую часть Евразии, как это делал и продолжает делать народ водочный и табачный? Вот эти пузатые мужики удержат, когда они привязаны к писсуарам, как каторжники к колодкам? Заметьте, точно такие же пузаны потеряли Британскую и Германскую империи. Дай им волю, они и Россию просадят: так и будут сидеть по пивнушкам, пока не придут любители рисовой водки и не вломят им по-простецки. Конечно, за счастье пития и курения надо платить. И не деньгами, а жизнями. Но назовите мне что-нибудь, что даётся в этой жизни за так и продолжим обсуждение.

Читаю того, который читал

Воскресенье, Февраль 24th, 2008

Читаю роман «Старик, который читал любовные романы» Луиса Сепульведы. Я как всегда на самом острие читательских интересов: роман издали на всех языках мира, на своём родном — чилийском — переиздавали бесчётное количество раз, начиная с 1988-го года, на русском опубликовали аж четыре года назад в Санкт-Петербурге, — «Амфора» постаралась. И вот, наконец, появляюсь я с чувством первооткрывателя, если и не Америки целиком, то уж точно Эквадора, реки Нангаритцы и чилийской литературы, из которой я никого не знаю, кроме Пабло Неруды. Однажды в детстве я узнал, что то, что написано в книгах — это неправда. Ну, в буквалистском смысле неправда, вы понимаете. «Вы что, хотите сказать, что и кино — это тоже неправда?» Неправда. Я так расстроился, что не читал, наверное, дней пять. И в кино не ходил. Но я наконец понял, почему оператор позволил утонуть Чапаеву! Я знал, конечно, что кино снимают на плёнку. Ясно. Но почему оператор не спас Чапаева, он же плыл рядом, он мог протянуть руку. Оказывается, это была постановка! Чапаев не утонул, а только нырнул, а потом вынырнул в другом месте. И пошёл бить беляков. Понятно стало и вот что: почему снаряд взрывается, все умирают, а оператор как ни в чём ни бывало продолжает снимать. Потом я немного успокоился по поводу неправды. Но когда я вижу общий план съёмочной площадки, на которой, например, целая толпа работников со всякими приборами сгрудилась вокруг разворошённой постели — «Джек, пусть это будет нашей маленькой тайной» — мне бывает досадно. Так вот, читал Сепульведу и примерно на странице 81-й — до слов «Огромные машины вгрызались в толщу сельвы, нанося ей страшные раны и вырывая из неё целые куски» — поймал себя на мысли, что хочу, очень хочу, чтобы эта книга была правдой — в самом примитивном значении этого слова: чтобы в Эквадоре на реке Нангаритца в посёлке Эль-Идилио жил, на самом деле жил, этот самый старик, охотник и друг шуаров, чтобы именно так он и говорил, именно тогда и именно при таких обстоятельствах. Луис Сепульведа начал писать этот роман в Югославии в каком-то местечке, называемом Артаторе, в 1987-м году, а закончил в Гамбурге в 1988-м. Прошло двадцать лет ровно. Похоже, эта книга должна что-то сказать мне о сегодняшнем дне, иначе зачем я потратил на неё пятьдесят пять кровных нефтегазовых рублей.

Английская месть

Суббота, Февраль 23rd, 2008

Джентельмены самым зверским образом отомстили сборной Хорватии за то, что она не позволила англичанам поехать на чемпионат Европы. Мартин Тейлор сломал хорватского нападающего Эдуардо да Силву. «Нападающий «Арсенала» и сборной Хорватии Эдуардо да Силва получил тяжелый перелом голеностопа во время матча чемпионата Англии против «Бирмингема» (2:2). Уже на третьей минуте встречи натурализованного бразильца прямой ногой атаковал капитан «Бирмингема» Мартин Тейлор, который за свое нарушение сразу был удален с поля… Врачи «Арсенала» примерно восемь минут оказывали первую помощь нападающему, после чего футболист был немедленно отправлен в больницу. В ближайшее время ему предстоит перенести операцию. Телеканал Sky tv, который вел прямой репортаж о матче, не стал показывать повтор нарушения правил, чтобы не травмировать психику телезрителей. По предварительной информации, лидер нападения сборной Хорватии выбыл до конца нынешнего года. Это означает, что Эдуардо да Силва не сыграет на чемпионате Европы, который летом пройдет в Австрии и Швейцарии. О степени тяжести травмы форварда «Арсенала» новой информации пока нет, но агентство pa Sport включило инцидент в десятку самых страшных травм в истории английского футбола». А теперь представьте себе, на что они готовы пойти, чтобы сохранить долю какого-нибудь Бритиш Педролиум в каком-нибудь нефтегазовом проекте на каком-нибудь Сахалине. Следи за вентилем, товарищ!

Оружие массового усыпления

Суббота, Февраль 23rd, 2008

Необходимо разработать оружие, которое бы усыпляло военного противника на, примерно, шесть месяцев и незаметно. Естественно, применять его в глубокой тайне. Встаёт вопрос о питании усыплённых, но если сложнейший вопрос о тотальном усыплении целых народов будет решён в научно-техническом, а затем — и в военно-политическом отношении, то уж вопрос о питании усыплённых, пусть при помощи распыления питательных аэрозолей или применения жиро-углеводных или белково-витаминных бомбардировок можно будет решить наверняка. Цель усыпления, естественно, — грабёж и насилие. Среди спящих, в первую очередь, разыскать каких-нибудь чудаков, вроде тех, которые принимали решение о бомбардировке Белграда, и дать им в нос. Музеи грабить, заводы вывозить, золото-валютные резервы присваивать. Грабёж сопровождать подделкой межгосударственных соглашений о безвозмездной передаче в нашу пользу национальных богатств и святынь. Женщин насиловать. За шесть месяцев можно любое спящее государство вычистить, вымести и вылюбить. Маяковский, вообще, обещал в три часа «и умыть и причесать» такую страну как Латвия. А здесь полгода. После усыпления, на территорию противника должны вводится специальные войска, которые, аккуратно и деликатно исполнят работу. Через полгода уснувшие — немцы, например, — проснутся, а кругом полный голяк, нация обложена кабальными договорами, а все женщины на шестом месяце беременности. Естественно, упорный народ тут же примется за работу, создаст новые богатства, вместо устаревших, нами вывезенных, заводов построит новые, воспитает наших детей, а мы его лет через десять снова усыпим. В общем, обустроим свою, лучше европейскую, высокотехнологичную пасеку. Слышу вопрос: почему усыпление, а не, скажем, окончательное решение какого-нибудь национального вопроса? А потому, что дойную корову не режут. А пчёл не бьют мухобойкой: только окуривают. И из гуманизма, само собой. Разработать.

Любил, люблю и буду любить

Суббота, Февраль 23rd, 2008

Как теперь любить «Deep Purple», если его любит сам Третий президент России Д.А. Медведев? Разве моя любовь сравнится с его любовью? Моя любовь меленькая, маленькая, серенькая, тихонькая. Его любовь огромная, громкая, яркая, всероссийская. Разве можно любить рядом с такой любовью? Любить рядом с такой любовью — это то же самое, что рядом с огромным пластиковым самотыком размахивать своим сморщенным недоразумением, пусть и натуральным. От его любви все остальные любови чахнут. А пригласить пурпурных к себе на день рождения я и помыслить не могу. Раньше этих лохматых стариканов было любить не легко, — зарплата равнялась цене одной их пластинки, — а теперь и подавно. Теперь я свою любовь припрячу. Может быть, Третий президент Д.А.Медведев когда-нибудь разлюбит их и моя любовь снова приобретёт какое-то значение. А пока я её припрячу. Буду любить Тома Уэйтса, может быть, Третий президент о нём ещё не слышал. А как любить «Зенит»? Скажешь, что его болельщик — и вот уже кто-то понимающе ухмыляется. Да, конечно. Не можешь поцеловать в жопу, так поцелуй в жопу того, кто целует в жопу, а не можешь и этого, так соверши целование символическое. И вот уже оправдываешься: да я, типа, слушал Дееп Пурпле, когда Третий президент Д.А.Медведев под стол пешком ходил. Да я болел за «Зенит», когда… Всегда! И вдруг начинаешь ценить начальников, которые не выпячивают свои художественные предпочтения. Не из-за их отсутствия, а по причине душевной тонкости и чуткости: великим позволены исключительно отрицательные отзывы — как, например, Никите Сергеевичу Хрущёву о живописи или Андрею Александровичу Жданову о поэзии, — на этих отзывах пухнут целые художественные школы. А похвалить… Да ничего с «Deep Purple»  не сделается. Наушники, водка и нет никакого Третьего президента.

Снова праздник

Пятница, Февраль 22nd, 2008

Прокатился пятьсот километров за рулём. Маленькие девочки с ясными взорами забывают раз-другой щёлкнуть мышкой, а ты едешь пятьсот километров и ничего не можешь девочкам сказать: во-первых, они маленькие девочки с ясным взором; во-вторых, они хотели тебя поздравить по случаю праздника 23-го февраля, а ты… ; в-третьих, едешь и таки благодаришь маленьких девочек с ясным взором за это удовольствие ехать и ехать сквозь метель. Да когда бы ты ещё отважился? Да когда бы ещё нашёл время? На трассах относительный порядок, а в городе полный кавардак: защитники Отечества приняли уже свой фронтовой литр и за руль. Да, а что? Придёт война, насмерть будем стоять за ваш дом инвалидов. И ни одной машины гаи: личный состав сидит за корпоративным праздничным столом. Тоже считают себя защитниками Отечества, почему бы и нет? Главное — пить, а за что пить не важно. На салат оливье ещё нельзя спокойно посмотреть, а уже наливай по новой. Народ с таким энтузиазмом пьёт по любому поводу, что, кажется, назначь им какой-нибудь фестиваль на День благодарения или на День Французской революции, глазом не моргнут и рука не дрогнет: ну, за День благодарения! Ну, за Робеспьера! И то верно: лучше пить, чем строем ходить. Вернулся, а возлюбленная уже приготовила подарок — трусы. Вероятный противник вместо того, чтобы окопы рыть, трусы мне пошил. И без намёков понятно, что я должен буду защищать в первую очередь в случае вооружённого конфликта. А завтра праздник! Какое счастье, что есть на свете аспирин.

Метель

Четверг, Февраль 21st, 2008

Протёк кран на кухне. Хорошо, что вовремя заметил. Соседей снизу вижу один раз в три года и исключительно по поводу протечек. Перемело все дороги. От дома до работы — два часа в унылых пробках. На любой едва заметной горке буксуют автомобили. «Мы стали как пиндосы, — говорит собеседник, — снег идёт едва второй день, а уже катастрофа». Постеснялся узнать, кто такие пиндосы. Стащило на обочину, никто не хотел помочь. Только о себе думаете, гады! Нашёлся один добрый человек — выдернул за деньги. Таможня не дала добро: кто в такую погоду даст добро? Не позже понедельника буду трансклютирован разъярёнными покупателями. Чтоб они упились на 23-е февраля! Но эти сволочи, — наверное, дезертиры». Буду смотреть на вас из космоса. Главный бухгалтер бросила курить: атакует всё живое и неживое со степлером в руках. А ещё метель. Да, закури ж ты, дура, не слушай никого. Сначала испортит всем настроение, а только потом закурит. Горькие, но справедливые слова. Надеюсь, она их сейчас читает. У многих в ветренную погоду уносит мозг. Езда медленная, медитативная: о многом можно переговорить. «А знаешь, что Англию скоро затопит?» «Как не знать». «А знаешь, зачем им Косово?» «Зачем?» «Это плацдарм для отступления. Там же горы!» «Не понял».»Ну, как… Англию же затопит!»А-а-а! Ты это сам придумал?» «Не-а, в сети нашёл». Я думал предложить британцам охранять китайскую границу, но раз Косово — пусть будет Косово. Интересно, куда они денут косоваров? Метёт, а завтра опять ехать и далеко. Как какой-нибудь природный катаклизм, так куча дел. Метеозависимые создают суету, что на дорогах, что на работе — вот в чём дело. И пусть!Завтра утром встану, выгляну в окно — мир будет белый-белый. Совсем белый. Таможня? Бухгалтер? Заносы? Покупатели? Соседи? Да пошли они на фиг!

О независимом государстве летнего типа

Среда, Февраль 20th, 2008

Действия косовских сепаратистов, взбудоражившие весь мир, несомненно будут тщательно изучены монгольскими сурками-тарбаганами после того, как они проснутся. К счастью для нас всех, сурки-тарбаганы пока спят, и у нас есть время поразмыслить над своим будущим. На некоторых территориях тарбаганы спят больше полугода, до восьми месяцев, и если бы мы хоть в небольшой степени обладали чувством ответственности перед будущим, мы могли бы за восемь месяцев что-нибудь да придумать. Теперь нам придётся думать в условиях жёсткого политического цейтнота. Дипломатическое выражение «будут тщательно изучены» не должно никого вводить в заблуждение, — косовские решения будут изучены и применены на практике. В ближайшее время мы станем свидетелями появления на карте независимого Тарбаганистана. Не надо тешить себя иллюзиями. Пусть даже у грядущего Тарбаганистана есть одна проблема, которая состоит в том, что тарбаганы спят по нескольку месяцев кряду. Трудно представить себе государство, население которого засыпало бы целиком даже на несколько минут: всегда есть граждане, стоящие на страже. Но мы стоим на его пороге. У тарбаганов засыпают все. Поэтому независимость, объявленная тарбаганами, будет объявлена на срок — до, примерно, августа месяца, а потом тарбаганы возьмут перерыв. Возможно, мы столкнёмся с первым в истории сезонным государством, в нашем случае — летним. Но огромные пространства от Камчатки до альпийских лугов и от Чукотки до Гималаев не смогут пустовать в зимний период. Кому будут принадлежать эти территории зимой? Сегодня видятся несколько кандидатов на зимнее время, но, скорее всего, первыми окажутся какие-нибудь любители поспать летом, какие-нибудь пустынные тушканчики. Кроме того, нельзя упускать вопрос и о квазигосударственных образованиях демисезонного или межсезонного типа. А здесь мы подходим к острой проблеме не только территориальной, но и временной целостности государственных образований. Государства возникают и гибнут во времени. (далее…)

Без шуток

Вторник, Февраль 19th, 2008

Хорошие новости: Британский Совет не вернётся. «Объяснив периодические ссоры с Лондоном тем, что Великобритания традиционно стремится быть «владычицей морей», (Третий президент России Д.А.) Медведев повторил утверждения кремлевских твердолобых, что бс служил прикрытием для агентов тайных служб. «Раз вас пустили в дом, ведите себя прилично… Ведь известно, что финансируемые государством структуры типа Британского совета помимо общественно-просветительской функции выполняют массу других задач, не столь широко афишируемых. В том числе занимаются сбором информации, ведут разведывательную деятельность». Ну и что Британский Совет? Казалось бы, отвечай просто: нет, массу других задач не выполняем, сбором информации не занимаемся, разведовательную деятельность не ведём. Все вместе посмеёмся и всё — мы же понимаем, что это тонкий английский юмор. И давайте, работайте опять. Нет, пишется статья, в которой поминаются: кризис в российско-британских отношениях, Второй президент России В.В.Путин, его помощник, его преемник, «формальная процедура выборов», Санкт-Петербург, Екатеринбург, «кремлёвские твердолобые», «владычица морей», «агрессивный курс», кгб, «подлинные противники не допущены к выборам» и так далее. Скажи просто: Британский Совет не ведёт сбора разведывательной информации. Смешно, конечно, но скажи. Или: и никогда не вёл. Ну, давай посмеёмся, чё там! Или: и нигде! Шутка, особенно английская шутка, она лёд растопит. Пошутил и вот оно — взаимопонимание. Нет, не шутят. А таких невесёлых и выгнать не жалко.

Боюсь бояться

Вторник, Февраль 19th, 2008

Боюсь бояться. Испугаешься, а зря. Напугают, а потом — отбой. Ужаснусь, а это сон. Фу, сон. Бред. Вздрогну и успокоят. Успокоят, а потом вздрогну. Сон, а ужаснусь. Расслабишься, а вот уже снова пугают. Вроде бы думаешь, что зря пугают, а уже испугался. Бояться боюсь, а боюсь бояться ещё больше. Побоишься и испугаешься. Испугаешься, а зачем? Без пользы испугался, бесплатно. Напрасный испуг хуже ненужного спокойствия. Испуг, он — ресурсоёмкий: испугался, вспотел — принимай душ, поливай себя духами и обрызгивай спреями. А спокойствие: сидишь, — не потеешь, ровно дышишь, ничто тебя не тревожит. Одеколоны тебе не нужны. Одеколонная промышленность чахнет, внешнеторговый оборот падает, безработица. Ты: пойду поработаю — а нету работы. Вздрогнул. Вспотел. Одеколонная промышленность повела носом: что такое? Кажется, пот! Внешнеторговый оборот дёрнулся. Одеколонному заводу требуются на постоянную (не смешите) работу одеколонщики, колпашники, закрутчики, мойщики бутылок, наклейщики наклеек, директора завода. Устроился и потеешь, пашешь. Одеколонная промышленность того пуще пухнет. Ты тоже: вальяжный такой становишься, из ворот завода вразвалку выходишь. Спокойный. Одеколонная промышленность: что-то мне худо. Занемогла. Возвращаешься назад — завод на замке. Работы нет. Страшно. Один день страшно, два дня. Потом привыкаешь. Нравится даже. Потом даже и не хочется страшиться. Заставляют, а не хочется. Надоело. Буду не бояться! И тоже надоедает.