Archive for Февраль, 2008

Просьба

Четверг, Февраль 28th, 2008

Друзья! Как-то так складываются в последнее время обстоятельства, что в дни выборов любого уровня и любого значения я естественным образом отключаюсь от всемирной паутины. Какие-то возникают неполадки, протыри, нестроения, накладки. Трудно сказать, за что мне эта немилость, не знаю, но что есть, то есть. Возможно, я лох. И скорее всего. Девяносто девять процентов говорит за то, что я лох. И только один процент против. С девяносто девятью моими личными процентами ничего нельзя поделать: наследственность, воспитание, образование, социальное происхождение. Здесь уже ничего не изменишь. Я думаю об одном проценте. Я обращаюсь к тем, кто этим процентом управляет, будь они боги или просто пьяные электрики: не отключайте меня от паутины. Обещаю заранее оплатить все счета, не нарушать писаных и неписаных правил, обещаю не касаться темы выборов завтра, первого марта, второго марта и в последующие дни до того момента, когда услышу ясное и недвусмысленное разрешение коснуться. Обещаю не говориь о выборах ни прямо, ни вскользь, не намекать, не проводить параллелей, не отсылать, не ссылаться, не приводить мнений, не мониторить, не экзит-полить. Может быть, надёжнее, конечно, отключить, я понимаю. Но если вам дорого психическое здоровье нации, а я одно из её составляющих, то лучше не надо. Я без сети, как без пепси-колы. Обещаю писать на самые далёкие от выборов темы. Самые-самые. У меня есть на примете несколько безобидных переводов с иностранных языков, я буду их читать и о них же и писать. Возможно, в ближайшие часы там-сям проснутся мои ньюсмейкеры — сурки-тарбаганы, — а тогда, вообще, не должно быть никаких проблем. Друзья! По мере сил и возможностей, конечно, исключительно из человеколюбия и по медицинским показаниям, ради будущего и настоящего нашей страны, прошу вас. Ваш Т.

«Отчего же у Англии худая слава?»

Четверг, Февраль 28th, 2008

Сын-ирландец говорит с отцом-ирландцем. О том о сём и «…об удивительно свободной жизни в Лондоне. Последнее очень задело отца — потомка многих поколений республиканцев. — То есть как это жизнь там свободная? — Видишь ли, отец, просто в твою жизнь никто не вмешивается. Чем ты занимаешься — твоё личное дело, если только не нарушаешь порядка. Но отец смотрел на него с недоумением, и он попробовал выразить свою мысль с помощью понятий, привычных для старика. — Например, в «Набате» никому в голову не придёт спрашивать у тебя, католик ты или протестант, вкладывая в это такой смысл, как здесь. Если кто-нибудь и спросит, так просто потому, что ему интересно, какую религию ты исповедуешь, и только. — А тогда объясни мне, отчего же у Англии по всему свету такая худая слава? Разве она не душила свободу всюду, где ни появлялась? И в Африке, и у нас, на севере? — Видишь ли, отец, это ведь не настоящая Англия, а только правительство и господствующие классы. Настоящие англичане совсем другие, они сторонники свободы личности — живи и жить давай другим. Послушал бы ты их в Гайд-парке! — Значит, мне настоящий англичанин ни разу не встретился, — упрямо стоял на своём отец… — Может быть, у себя дома они и хорошие, — робко заметила мать». Поломанный Эдуарду да Силва, наверное, с нею не согласится. Разговор извлечён из только что приобретённой мною книги «Современная ирландская новелла», которую лучше было бы назвать «Современной антианглийской повестью». Москва, «Прогресс», 1975-й год. Всего-то 50 рублей, а антианглийской пропаганды здесь содержится рублей на сто сорок, не меньше. Выгодная книга.

Совершенно секретно: самые жестокие

Четверг, Февраль 28th, 2008

Список самых жестоких тиранов современности: 1. Президент Франции Н.Саркози; 2. Президент ссср И.Сталин; 3. Президент Ирака С.Хуссейн; 4. Президент Румынии Н.Чаушеску; 5. Президент (Второй) России В.В.Путин. Список самых жестоких женщин современности: 1. Первая жена президента Франции Н.Саркози; 2. Первая жена президента ссср И.Сталина; 3. Первая жена президента Ирака С.Хуссейна; 4. Первая жена президента Румынии Н.Чаушеску; 5. Первая жена президента (Второго) России В.В.Путина. Список самых жестоких детей современности: 1. Дети президента Франции Н.Саркози; 2. Дети президента ссср И.Сталина; 3. Дети президента Ирака С.Хуссейна; 4. Дети президента Румынии Н. Чаушеску; 5. Дети президента (Второго) России В.В.Путина. Список самых жестоких бабушек по материнской линии современности: 1. Бабушка по материнской линии президента Франции Н.Саркози; 2. Бабушка по материнской линии президента ссср И.Сталина; 3. Бабушка по материнской линии президента Ирака С.Хуссейна; 4. Бабушка по материнской линии президента Румынии Н.Чаушеску; 5. Бабушка по материнской линии президента  (Второго) России В.В.Путина. Список самых жестоких двоюродных племянников и племянниц современности: 1. Двоюродные племянники и племянницы президента Франции Н.Саркози; 2. Двоюродные племянники и племянницы президента ссср И.Сталина; 3. Двоюродные племянники и племянницы президента Ирака С.Хуссейна; 4. Двоюродные племянники и племянницы президента Румынии Н.Чаушеску; 5. Двоюродные племянники и племянницы президента (Второго) России В.В.Путина. Список самых жестоких лабрадоров современности: 1. Лабрадор президента Франции Н.Саркози; 2. Лабрадор президента ссср И.Сталина; 3. Лабрадор президента Ирака С.Хуссейна; 4. Лабрадор президента Румынии Н.Чаушеску; 5. Лабрадор президента (Второго) России В.В.Путина. Список самых жестоких признаний современности, сделанных самыми жестокими тиранами современности: (далее…)

Реклама обезьяньего мяса

Среда, Февраль 27th, 2008

Зарубежные авторы обязательно в своих произведениях наряду с духовно-эстетическими ценностями проталкивают какой-нибудь товарец. Обычно это книги своих же товарищей по цеху, кинофильмы, музыкальные произведение, но и что угодно другое: автомобили, самолёты, военно-экономические концепции, недвижимость в укромных уголках Британии… Да что угодно! А что может предложить заевшемуся русскому читателю чилиец, действие романа которого происходит где-то на границе между Эквадором, Перу и Бразилией, если у этих чертей есть общая граница. Речь о романе Луиса Сепульведы «Старик, который читал любовные романы», «Амфора», Санкт-Петербург, 2004-й год. Тростниковая водка — раз. А два что? «…обезьянье мясо …жёсткое и непривычно пахнущее мясо всеядного и самого высокоразвитого из животных куда богаче протеинами, чем плоть выкормленных одной растительной пищей и совершенно бестолковых свиней и коров. Было у обезьяньего мяса и другое достоинство: для того чтобы прожевать плотный, порой похожий на подмётку кусок, человек — особенно тому, кто не распологал полным набором здоровых, годных к службе зубов, — приходилось подолгу жевать его. Это быстрее давало утоление голода, а организм получал ровно столько пищи, сколько ему было необходимо, не перегружая при этом попусту желудок и всю пищеварительную систему». Страница 120-я. Важно: мясо запивается чашкой крепкого кофе. При должном отношении к проблеме, обезьяньи ресторанчики могли бы легко заменить суши-бары и пабы по всей территории страны. Я так думаю. «- Хибаро хороший зубы иметь! Хибаро много обезьяний мясо кушать!» Страница 18-я.

Русская триада минус

Среда, Февраль 27th, 2008

В латиноамериканских романах полностью отсутствует Россия и почти никого не тошнит — у Луиса Сепульведы в романе «Старик, который читал любовные романы» один раз блюёт спившаяся индианка, но романы и Россия от этого только выигрывают. Как представишь, что русских здесь могли бы полоскать, как каких-нибудь гринго, делается не очень хорошо. Ближайшее — в географическом смысле — приближение к нашей Родине связано с упоминанием Праги. Прага — это город, наиболее удобный для любви, наряду с Барселоной, Венецией, Парижем и Лондоном. Все Сепульведой упомянуты. Русские города для романтической любви не приспособлены. Из Праги при желании можно вывести всю русскую триаду целиком, — балет-Достоевский, военная мощь и женщины, — но тогда это значит, что её можно вывести из чего угодно: из эквадорской тростниковой водки, например, или из Лондона. Отсюда следует научно-художественный вывод: любую книгу латиноамериканского автора можно покупать не глядя и читать, в отличие от книг британских или французских, среди которых можно нарваться на какую угодно дрянь. Видимо, британскую и французскую литературу переводят сплошь, — чтобы ни наваяли британец или француз, их переведут под сурдинку с их великими соотечественниками. Какой-нибудь из Браунов наверняка был великим писателем, почему бы этим не воспользоваться? А вот латиносу, чтобы быть переведённым на русский, надо постараться. И очень. Так же, кстати, как немцу. В общем, существует искусство покупки книг. И им надо владеть, чтобы потом не размахивать в экстазе Законом о правах потребителя или цитатником Мао — тоже, между прочим, книги. Увидел неизвестного латиноамериканца — бери, не пожалеешь.

Пусть пишут карандашом

Вторник, Февраль 26th, 2008

Президенту сша Джорджу Бушу-младшему запретили вести дневник в жж за призыв бомбить Ирак. Бывшему президенту сша Джорджу Бушу-старшему запретили вести дневник в жж за поддержку Джорджа Буша-младшего. Государственному секретарю сша Кондолизе Райс запретили вести дневник в жж за призыв бомбить Афганистан. Бен Ладену запретили вести дневник в жж за призывы бомбить сша. Какому-то Йошке Фишеру запретили вести дневник в жж за призыв бомбить Белград. Президенту турции Абдуллаху Гюлю запретили вести дневник в жж за призыв бомбить Курдистан. Лидеру курдов Бахозу Эрдалу запретили вести свой дневник в жж за призыв бомбить Турцию. Президенту Израиля Шимону Пересу запретили вести дневник в жж за призыв бомбить Сектор Газа. Махмуду аз-Захару запретили вести дневник в жж за призыв бомбить Израиль. Президенту Судана Омару Хасану аль-Баширу запретили вести дневник в жж за призывы бомбить Дарфур. Восточно-тиморским повстанцам запретили вести дневник в жж за призыв бомбить резиденцию президента страны. Премьер-министру Австралии Кевину Радду запретили вести дневник в жж за призыв бомбить восточно-тиморских повстанцев. Максиму Кононенко запретили вести дневник в жж за призыв бомбить Великобританию. Буш-младший, Буш-старший, Райс, Бен Ладен, Фишер, Гюль, Эрдал, Перес, аз-Захар, аль-Башир, Радд, Кононенко — военные преступники. Таким не место в жж!

Книга книг

Вторник, Февраль 26th, 2008

Книга о человеке, который любил читать романы о любви, а его заставили охотиться на кошек. Книга о специалисте, который вынужден подчиняться неспециалистам. Книга о гринго, который нагадил в сельве, а подбирать за ним и умирать за него пришлось ни в чём не повинным людям. Книга о хищных муравьях. Книга о спившейся индианке, которая за бутылку, а то и за глоток водки готова пойти с кем угодно, но которую нельзя целовать в губы. Книга о женщинах, которые читают нараспев, когда сидят верхом на мужчине. Книга о негритянках, которые не потеют. Книга о дожде. Книга о лесе. Книга о каноэ. Книга о ловле попугаев на галлюциногенную смесь из папайи и корней яуаски. Книга о ловле обезьян на жадность. Книга об охоте на гигантских удавов. Книга о ловле гигантских сомов. Книга о способах отпугивать стаи пираний соком гевеи. Книга о ловле раков в сезон дождей. Книга о пользе обезьяньего мяса, печени и почек. Книга об обезьяньих бандах. Книга о людях, которые искали золото, а нашли смерть. Книга о людях, которые искали изумруды, а нашли смерть. Книга о людях, которые искали развлечений, а нашли смерть. Книга об индейских старейшинах, которые после смерти превращаются в бабочек. Книга о том, что враг должен быть убит строго определённым способом. Книга о поклонении черепам врагов. Книга о малярии. Книга об эквадорской водке. Книга о разрушенном рае. Книга о кошке, которую гринго заставили убивать людей. Книга Луиса Сепульведы «Старик, который читал любовные романы». «Амфора» и всё такое.

Равняйся на гринго, товарищ!

Понедельник, Февраль 25th, 2008

Нелюбовь латиноамериканцев к своим северным соседям потрясает. Казалось бы, великая демократия, только и пекущаяся о развитии народов, о свободе и о прочих благах, непрерывно списывающая долги и дающая добрые советы, всегда готовая придти на помощь в трудную минуту, а в ответ — стойкая, ничем не мотивированная неприязнь. Сужу по художественным произведениям. Вот Луис Сепульведа в своём романе «Старик, который читал любовные романы» ни одного раза не поместил американцев в положительный контекст, а я уже на странице 82-й. Казалось бы, на восьми десятках страниц можно было, хотя бы раз, упомянуть, например, пепси-колу, или «виндоус», или Чарльза Буковски, или «форд», или высадку на Луне, или Джексона Поллока, или Горди Хоу, или… да мало ли хорошего сделала Америка для человечества. Но нет! «…он не упускал возможности хорошенько обматерить и гринго, которые порой забирались в эти глухие уголки страны с нефтяных месторождений у побережья». Страница 11-12-я. Нефтегринго. На странице 20-й объявляется мёртвый гринго, который оказывается браконьером — убийцей котят ягуара, за что и поплатился. «…помочился на этого гринго не кот, а кошка…» Страница 35-я. «Какая же сволочь этот гринго!» Страница 40-я. Аура гринго: смерть, насилие, беззаконие, непечатная лексика, кошачья моча. И при этом гринго ещё и улыбаются, работают, что-то такое сочиняют и на чистом глазу утверждают, что они лучшие. Уважаю. Если бы всю кипящую непрязнь, которая выливается на гринго, например, за день, обрушить на какой-нибудь другой народ, к примеру, на французов, но за год, — это пример, а не, упаси господи, пожелание, — то французы растворятся. И ни что им не поможет — ни их великая литература, ни искусство, ни язык. А гринго, вот они — летят на геликоптере, сейчас будут насиловать маленьких иракских девочек, как будто нет ни Сепульведы, ни Фуэнтеса, ни Неруды. Хороший пример для нас: не хаять, а учиться у лучших стойкости, упорству и наглости. Вперёд!

«Ещё один слой шелухи»

Понедельник, Февраль 25th, 2008

«Под конец праздника он выпил несколько глотков натемы — сладкого галлюциногенного напитка, который индейцы готовят, долго отваривая на медленном огне корень яуаски,» — пишет Луис Сепульведа в романе «Старик, который читал любовные романы». Роман издан «Амфорой» в 2004-м году, а я отыскал его в книжном, естественно, магазине, на полке с надписью «Уценка». Однажды я видел французский фильм, в котором герой покупает потрёпанный томик прозы у уличного букиниста, эта проза его задевает, он ищет другие книги автора, а потом его жизнь идёт не так, как бы герою хотелось. У героя не было противоядия от художественной литературы. Читателю противоядие жизненно необходимо, но книготорговцы предпочитают об этом помалкивать. А то начнёшь, лёжа на кожаном диване, почитывать какую-нибудь невзрачную брошюрку вроде «Программы кпсс», а закончишь, стоя перед расстрельной либеральной командой. Прошепчешь: «Да здравствует коммунизм!» и всё — вот и всё чтение. «После этого (после нескольких глотков натемы) он не то во сне, не то наяву увидел себя неотъемлемой частью этого зелёного, вечно меняющегося и столь же неизменного мира. Он был будто ещё одним слоем шелухи на луковице невиданного по красоте растения. Он ощутил себя одним из шуар. Он думал, чувствовал и действовал, как рождённый в сельве индеец. Он увидел себя идущим по джунглям в почётном облачении лучшего охотника племени. Он шёл по следу зверя, и зверь этот не был обычным животным, на которых охотятся люди, живущие в амазонской сельве. Не было у этого зверя ни формы, ни размера, ни запаха, ни тени… Антонио Хосе Боливар Проаньо расценил это видение как приказ высших сил — оставаться там, куда его забросила судьба». Страница 73-я. И эту же натему индейцы используют в обряде эвтаназии. «Когда старейшины племени решали, что настал их час «уходить», в стойбище устраивали большой праздник. Старейшинам подносили всё ту же натему, но приготовленную по особому рецепту — с добавлением нескольких трав, которые считались очень ядовитыми. Под ритмичное чтение обрядовых заклинаний и под воздействием галлюциногенного отвара перед уходящим раскрывались двери в будущие жизни, в которых уже всё было предначертано богами». Страница 79-я. Такие дела. А водка им вредна.

Белград, Самора и Лоха

Понедельник, Февраль 25th, 2008

Импортные газеты уверяют, что сербы, теряющие Косово, немного попереживают и успокоятся: потеряли, мол, и потеряли, а теперь — шоппинг. Специально для импортных газет привожу слова Луиса Сепульведы, чилийского писателя, революционера, защитника амазонской сельвы, сказанные им вскользь в романе «Старик, который читал любовные романы» на страницах 58-й и 59-й. Роман издала «Амфора» в 2004-м году в переводе В.В.Правосудова. По неизвестной мне причине магазины продают этот роман по девяносто одному рублю, а я, так вообще, отхватил эксклюзивный экземпляр за пятьдесят пять рубей и до сих пор не могу понять, за что мне такое счастье. Ничего не понимаю в книжной торговле. Герой Луиса Сепульведы вместе с женой спускается с гор в сельву в надежде на счастье, обещанное правительством на новых землях, — это что-то вроде советской целины. Слова Сепульведы: «По дороге им пришлось побывать в городах со странными обычаями, таких, например, как Самора и Лоха, где индейцы из племени сарагуру из поколения в поколение носят лишь чёрную одежду в знак вечного траура и скорби по Атауальпе». А Атауальпа — это верховный инка, который был казнён испанцами аж в 1533-м году! Скоро будет пятьсот лет, как его казнили, а индейцы всё носят чёрную одежду. Они не забыли и не простили. И сто процентов, что испанцы сначала обещали верховному инке шоппинг. А только потом казнили. И кто-то надеется, что сербы забудут.