Archive for Ноябрь, 2007

Памяти немецких шахтёров

Вторник, Ноябрь 27th, 2007

Katastrofa v shahte

Ганс Грундиг. Катастрофа в шахте. Мансфельд. Графюра на линолиуме. 1930. Из книги: Либман М.Я. Ганс Грундиг. Москва, «Искусство», 1974

ОАО «Роспреемник» — Венесуэле

Вторник, Ноябрь 27th, 2007

Правительство России окажет срочную помощь правительству Венесуэлы, которое попало в сложное положение в результате внешне-политического и экономического давления: президент Венесуэлы Уго Чавес потерял, но не может найти своего преемника. Как нам заявили в отделе по борьбе с общественным мнением  ОАО «Роспреемник», в среду в Венесуэлу вылетит пробная партия — десять полных комплектов лучших российских преемников, способных действовать не менее пяти-семи лет в условиях тропического политического режима без подзарядки. В течение декабря 2007-го года — января 2008-го года ОАО «Роспреемник» поставит в Венесуэлу дополнительно четыре партии преемников с тем расчётом, чтобы достичь к марту следующего года численности российских преемников в Венесуэле около ста десяти полных комплектов. Стоимость контракта составит не менее четырёх с половиной миллиардов американских долларов. Кроме того, преемники потребуют поставки расходных материалов, систем обеспечения жизнедеятельности, инженерно-технического сопровождения, которое принесёт ОАО «Роспреемник» ещё два миллиарда долларов. Сто десять российских преемников способны обеспечить премственность власти в Венесуэле в течение ближайших пятисот-шестисот лет.  (далее…)

По пище

Вторник, Ноябрь 27th, 2007

Теперь по пище. Только что был в продуктовом магазине, рядом с домом, перевёл через терминал остатки долга Международному валютному фонду, и слышал, как одна бабушка ворчала: «Скоро нас совсем отучат исть!» Хорошо сказала, бабушка!  Крепко! Надо слушать, что народ говорит! А ведь сколько времени мы до сих пор тратим на пищу, хотя проводим реформы, считай, уже не менее двадцати лет, — этого умом не постигнуть: на приготовление, на мысли о ней, на пережаривание, на переваривание, на, в конце концов, испражнение. На обсуждение. А если б не тратить, не исть, как бабушка говорит? Посмотрите сколько кругом разинутых жадных ртов: дай инвестиций, дай инвестиций! Мы не можем их дать — мы их про-е-да-ем! Мы их прожираем! Народ давно схватил проблему: надо уходить от пищевой зависимости. Надо разорвать эту позорную пищевую цепочку. Надо разрушить пищевую пирамиду, доставшуюся нам в наследство от тоталитаризма. Аскетизм, голодовки, диеты, посты, — это всё проявления стихийного сопротивления пищевому гнёту. Тайная антипищевая пугачёвщина. А элиты молчат! Не хотят обсуждать никаких вопросов бытия. Уходят от вопросов. Мы не можем пустить процесс обезпищевления на самотёк. Здесь ненароком можно задеть такие острые проблемы, что рады не будем. Отказ от американских окорочков едва не вызвал третью мировую войну, а мы говорим о полном отказе от пищи. (далее…)

Буш, динго, кенгуру

Понедельник, Ноябрь 26th, 2007

Анатолий Софронов пишет в предисловии к сборнику «Современная австралийская новелла», который издал «Прогресс» в 1980-м году в Москве на странице 9-й: «Австралийцы любят природу, любят свой буш, динго и кенгуру». Олимпиада Олимпиадой, а литературная жизнь не затихала ни на секунду. Укреплялись культурные связи между Советским Союзом и зелёным, на тот момент, континентом. «Сторонников их защиты от безжалостного истребления под знаменем буржуазного прогресса с каждым днём становится всё больше и больше». Ну хорошо же, правда? Ну, скажите, что хорошо! Сторонников их защиты под знаменем буржуазного прогресса. Безжалостного истребления становится с каждым днём всё больше и больше. «Эта проблема занимает не только Питера Кауэна в рассказе «Трактор»…» Какая проблема, блин? «Появление в литературе Австралии первого писателя-аборигена Биримбира Вонгара вызвало у нас серьёзный интерес к его творчеству». Да уж… Жило-было творчество писателя-аборигена, но никому оно не было интересно у нас. А вот в других странах им шибко интересовались. Но когда появился сам писатель-абориген Биримбир, оно вызвало серьёзный интерес. Только объединившись, писатель и творчество могут вызвать интерес, если же каждый из них идёт своим путём — интерес не придёт. В это же время сэр Малькольм Брэдбери пишет выдающийся роман «Обменные курсы». А кто ему запретит? Софронов? Социалистическая Австралия. Первомайские лозунги: «Австралийцы, любите свой буш, динго и кенгуру! Защищайте сторонников буржуазного прогресса от безжалостного истребления!» Жаль, не состоялось. Но в каждом уголке Земли советский писатель находил Общество дружбы с ссср, а во главе общества обязательно стоял какой-нибудь выдающийся писатель. В Австралии, например, это был Алан Маршалл. Золотое было времечко. Кончилось. — Бушь, динго, кенгуру? — Буду.

Загадочная англо-саксонская душа

Понедельник, Ноябрь 26th, 2007

Буш посмотрел в глаза Путину и увидел всё. Путин посмотрел в глаза Буша и ничего не увидел — тьма. Вчера купил сборник «Современная австралийская новелла», 1980-го года издания, — это отличился «Прогресс» из Москвы, у которого ещё такой классный значок был — развёрнутая книга: на левой стороне первый советский спутник, — шарик с рожками, — на правой — буква П, — купил и немедленно прочитал рассказ Питера Кэри «На западе — ветряная мельница». Потом они этого значка застеснялись. Короче, где-то в какой-то бесплодной пустыне у Австралии и Соединённых Штатов есть общая сухопутная граница. Что это за пустыня Питер Кэри не говорит — тайна. Для её охраны прибыл старый вояка прямо из Вашингтона. Старый, опытный, но, к сожалению, в его вагончике полетел кондиционер и по жаре солдатова крыша тут же уехала: он перестал понимать, с какой стороны границы находится — с австралийской или с американской. И всё. Осталось только дождаться посадки аварийного одноместного самолёта и расстрелять пилота. Потом, правда, пришлось  рыть яму, чтобы закопать самолёт. Вначале рассказа один раз упоминаются повара, но, наверное, солдат ещё до пилота их съел. Но это детали. Мораль: в условиях глобального потепления и в случае военного конфликта с англо-саксами, первым делом следует развернуть полевые психиатрические госпитали, а вторым — нанести удар по кондиционерам. Спасибо, Питер! Ты выдал главный, может быть, секрет загадачной англо-саксонской души. Всё — в сопровождении вокально-инструментального ансамбля Brazzaville «Welcom to… Brazzaville». Лучшее. Под неё не очень легко пишется, но так легко засыпается. Вчера убедился. Рекомендую.

Нелёгкие ответы

Понедельник, Ноябрь 26th, 2007

Не хочется возвращаться с седьмого неба, на которое меня поместили хорваты, на эту грешную землю, а приходится. Земное тяготение, сила его, напоминает о себе с каждым часом всё настойчивее, гнетут нелёгкие вопросы. Вопросы, да. Но особенно гнетут ответы. Похоже, у Романа Абрамовича яхта лучше, чем у меня. Мне кажется, она длиннее и шире. Мне кажется, она лучше выдерживает бортовую качку. Ну и пусть. Мне то что? А гнетёт. Не пойму свою ненависть к сыроварам. Кажется, они сделали для меня не меньше, чем виноделы, но виноделов я ненавижу значительно меньше, чем сыроваров. Неравномерное распределение моей ненависти по отраслям промышленности требует объяснения, но его всё нет и нет. Второго декабря иду на выборы. Не надо смеятся. Что тут такого? Чем старше я становлюсь, тем делаюсь мудрее и опытнее. Голосовать надо, иначе всем каюк. Так, по-моему, говорил товарищ Сталин. Но при этом сильно волнуюсь: смогу ли осчастливить одиннадцать партий, которые так собачатся из-за меня? Грустно. Друзья, прошу вас,  не надо, не ссорьтесь. Не то будете ссориться — я, вообще, не приду. Да и всё равно. «Единая Россия» преодолеет семипроцентный барьер, а остальные — нет. В парламент попадут четыре партии, потому что одна партия — некрасиво. А самое важное — это красота. Пора любоваться жизнью. Посмотрите, русские спецслужбы провели ещё одну блистательную операцию — Хорватия оказалась в одной отборочной группе с Англией. Теперь они будут биться за путёвку на чемпионат мира. Для полного кайфа чекисты добавили к ним Украину. Спасибо! В такие минуты понимаешь, зачем нам фсб и свр. При одном слове «Хорватия» ко мне возвращается радость и лёгкость. Хорватия! Хорватия! Хорватия! Много ли человеку надо для счастья? Только чуда и только.

Стоп, сэр!

Воскресенье, Ноябрь 25th, 2007

Короче, вчера сильно переоценил свою терпимость, своё любопытство, свой внутренний, в общем, неплохо развитый, мультикультурализм. Всему есть предел. Я отказываюсь читать роман сэра Малькольма Брэдбери «Обменные курсы», который издали на моё горе три кита русского книжного бизнеса — аст, аст-Москва и Хранитель. Я купил эту книгу вчера за сто сорок кровных рублей, которые мог бы с куда как большей пользой вложить в нефтегазовую промышленность и отечественный военно-промышленный комплекс. Нет, я не собираюсь вчинять иск английской литературе и русской переводческой школе, но я совершил ошибку. На самом деле я искал что-нибудь хорватское. Надо было узнать, не совершил ли я ошибку — вот я её и купил. Четыреста страниц унылой антисоветской и антиславянской ахинеи, которые каждые, примерно, двадцать страниц прерываются шуткой тонкого английского юмора. На 47-й странице главный герой сидит в кресле, дожидаясь, когда мимо него пройдут слакские военные. «…холодная сталь автомата легонько задевает ладонь Петворта». Ладонь — это внутренняя сторона кисти руки. Как нужно сидеть в кресле, чтобы автомат пограничника задел вашу ладонь? На шестидесятой странице, между прочим, главный герой ещё не вышел из аэропорта под предлогом борьбы с бюрократией. Ладно, вернулась толика терпения: отказываюсь читать эту книгу сплошь, последовательно, страница за страницей, но оставляю за собой право заглядывать в неё на любой произвольно выбранной странице и читать ту строку, на которую глаз упадёт. Имена господ Хомски, Лайонса, Чэтмена и Фоулера, которые мелькают на страницах романа, указывают на то, что, возможно, я чего-то не понял. Ну и хрен с ними.

Футбол, ты — мир!

Воскресенье, Ноябрь 25th, 2007

В целях дальнейшей популяризации футбола, уефа может создать специальную группу смерти на чемпионате Европы в составе сборных Хорватии, России, Голландии и Англии. Если может, то создаст. А для тех, кто думает, что футбол — бирюльки, детская забава, ничего не значащая для жизни игра: посмотрите, что происходит. Стоило только Англии пролететь мимо чемпионата Европы, как парламент Великобритании опубликовал доклад, в котором рекомендовал «…правительству предпринять необходимые шаги для улучшения отношений с Россией, но сохранить при этом добрые отношения с сша». Штаты здесь левые. Биться теперь не из-за чего, можно тихонько остыть и до следующего отборочного турнира с Россией примириться. Конечно, с таким предложением парламент выступил бы и в том случае, если бы англичане вышли из группы, а русские — нет, но оговорено это было бы большим количеством условий. Хорваты сделали для России большое дело и, я думаю, сейчас влиятельные русские в Загребе уже обсуждают с местными, как отдариться. Речь не о «мерседесах», естественно. Часть военных трофеев, которые наши срубят на Британских островах, попадёт напрямую братьям-славянам. Одновременно президент Польши заявил, что отношения с Россией можно уладить в течение двадцати четырёх часов. Никто и не сомневался: поляки тоже вышли из группы. (далее…)

Антисоветчик Морозов

Воскресенье, Ноябрь 25th, 2007

Советские религиозные культы имели зачастую антисоветскую направленность. Например, культ Павлика Морозова. Его смысл: будешь стучать на отца своего — зарежут. В современных условиях он приобретает и антидемократическую, и даже националистическую составляющую, обращаясь против тех народов, которые культивируют стукачество, как основу своей безопасности и счастливой жизни. Воспитанные на почитании Павлика Морозова, советские дети даже не помышляли, а бывшие советские не помышляют, о повторении его подвига. Святым — святость, несвятым — радость. То же самое и с христианскими святыми: по морозу босиком, да в рванье, да в веригах — это довольно интересно, но самим как-то не хочется. Холодно, и простыть можно. Западнее Бреста всё по-другому. Нации стукачей никогда не принимают религиозный культ, в котором социо-благо-деяние столь беспощадно наказывается. Несчастного здесь Павлика Морозова, донёсшего на неплательщика налогов, в Европе ждали бы хэппи-энд и прижизненное воздаяние. Примечание: вспомнил о Павлике Морозове потому, что вспомнил о Петере Эстерхази и его повести «Исправленное издание», в которой он рассказывает всё-всё о своём отце, осведомителе венгерских спецслужб времён Венгерской Народной республики. А почему вспомнил о Венгерской Народной республике — не помню.

Спасибо, товарищ!

Воскресенье, Ноябрь 25th, 2007

Вернулся из небольшого победоносного похода в книжные магазины. «Современная австралийская новелла», сборник,  изданный «Прогрессом» аж в 1980 году мизерным тиражом в сто тысяч экземпляров, — знать, поэтому я до сих пор его и не встречал, — мною успешно приобретён за 35 рублей. Очень нравятся мне такие вот советские сборники, неожиданные и как-будто с секретом. В этом же есть рассказ молодого Питера Кэри, того самого, который написал роман «Моя жизнь как фальшивка». На сборник романов Пера Валё и Мая Шеваля, в который включена «Гибель 31-го отдела», изданный тем же «Прогрессом» в 1988 году, ушло 50 рублей. А ведь это Пер Валё! А ведь это Май Шеваль! Тираж, между прочим, пятьсот тысяч экземпляров! И я бы не мог его купить ни при каких обстоятельствах в том 1988-м году. «Исповедь сына века» Альфреда де Мюссе, издание 1958-го года с рисунками Бехтерева В.,  далась мне за те же фантастические 50 рублей. А тираж её составлял двести двадцать пять тысяч экземпляров. Читающая страна — это миф, как я где-то недавно слышал. Добрый товарищ привёз из Новосибирска ещё пять книг. Видно, в Новосибирске книг уже не покупают вовсе — их просто печатают и дарят друг другу, не требуя благодарности. Но я так не могу. — Кафка из «Мастеров современной прозы», год 1989-й. — Спасибо, товарищ. — Села из тех же «Мастеров», год 1970-й. — Спасибо, товарищ! — Льоса оттуда же, год 1971-й. — Спасибо, товарищ. — Ким Цын Сон. «Пылающие листья», стихи, изданные в Новосибрске «Свиньиным и сыновьями» и там же увидевшие свет «Слуху приятные строфы: лирика VI Далай-ламы (1683-1706)» Цаньяна Чжамцо. — Спасибо, товарищ. (Как будет товарищ по корейски и по тибетски?) А теперь закрыть шторы, двери, отключить все источники бесперебойного питания информацией и читать, читать, читать роман Малькольма Брэдбери «Обменные курсы». Хорваты выиграли, а англы свой товар всё равно пропихнули. Для торгового народа все страны — колонии.