Archive for Октябрь, 2007

Проблемы французских писателей

Среда, Октябрь 31st, 2007

У французских писателей какая-то проблема с жёнами своих главных героев. Продолжаю читать роман Венсана Равалека «Ностальгия по чёрной магии», Москва, «Иностранка», 2004 год. «Марианна легально работала по вызову, по вечерам, три раза в неделю, есть такие типы, хотят, чтобы их связывали и били хлыстом, она говорит, обычно им ничего большего не нужно, то есть не совсем шлюха (что это такое — не совсем шлюха?), просто несколько ударов плёткой да пара наручников». (Страница 17) Герой же — побирушка (да уж, побирушка — грабитель бабушек и дедушек) и свободный художник. Надеюсь, мы узнаём о нём другие подробности. Отыгрываю назад в ближайшее прошлое: героини Зебальда В.Г. — певица, библиотекарь, исследовательница, сиделка; героини Йозефа Винклера крестьянки, а среди них даже одна русская — Варвара Васильевна; а у Доминика Ногеза — опять проститутка и опять садо-мазо. Чуть-чуть, само собой. Роман, между тем, просто переполнен чёрной магией: горгульи, собор Нотр-Дам, жезл Аарона, жрецы, фараон (настоящий, египетский), змеи в метро, Хэллоуин, между прочим, и какие-то непонятные типы: Двуликий Шут, Старая Дама, Король Корморан. Нашёл же я себе чтение накануне 1-го ноября. Кроме того, не понял, что такое «средневековые дельтапланы». Они расположились на странице 17-й. Надеюсь, блин, не фэнтези. 

Хэллоуин

Среда, Октябрь 31st, 2007

Как не придавать значения совпадениям, как им не удивляться и не опасаться их: не ведаю же, что они могут натворить. Начал читать роман Венсана Равалека «Ностальгия по чёрной магии», который издала «Иностранка» из Москвы в 2004-м году. «Всё началось с жуткой жары (нет, не это), уже весной стояла невероятная сушь, ну так ведь если летом жарко, это ещё не самое худшее (ирония понятна, она была бы ещё понятнее, если бы эти слова принадлежали какому-нибудь архангелогордскому прозаику); когда же люди поняли, что на дворе октябрь, а они по-прежнему купаются в фонтанах (а у нас просто не слишком холодно и всё), ходят полуголые (я — в пуховике) и радуются каникулам, которые, похоже, не желают кончаться, недовольных было что-то не видно. Ровно после этого (после чего?) небо потемнело и пошёл дождь — 1 ноября, в день всех святых«. (Страница 16). Может быть, отметить Хэллоуин? Вырезать тыкву, поставить свечку. А иначе, зачем мне о нём сообщили? Что-то я разволновался: Венсан Равалек несколькими строками убедил меня в том, что он кое-что кое о чём знает. Теперь посмотрим, пойдёт ли дождь? Смотри название романа.

Душители бизнесменов вышли из-под контроля

Вторник, Октябрь 30th, 2007

Война — это мир. Незнание — это сила. Потепление — это похолодание. Джордж Оруэлл отдыхает. А, между тем, нападения маньяков на честных предпринимателей и фермеров продолжаются. В городе N на помойке, принадлежащей налоговой инспекции, найден труп безупречно честного бизнесмена Н.Н.Безоткатова, его задушили и обчистили, извините, обесчестили. Это далеко не первый случай удушения предпринимателя с начала года. По городу N ползут дикие слухи один страшнее другого: утверждают, что, мол, в N действует один коррумпированный чиновник-маньяк; другие — что таких чиновников двое, а то и банда; третьи — что коррумпированные чиновники-маньяки приезжают в N на мотоциклах, — а зимой на снегоходах, — из S. Душили, душим и будем душить! — такими бизнесмено-ненавистническими граффити исписаны стены всех домов в N, в S и даже в Z. Наиболее точную оценку сложившейся ситуации дал неназванный источник из среды некоррумпированных чиновников-подпольщиков: — Мы потеряли контроль над ситуацией. Среди коррупционеров считается хорошим тоном придушить брокера, а то и дилера, — уверяет он. — Маклеров они душат просто так, для забавы. Командующий антикоррупционными силами быстрого развёртывания генерал Б.Я.Честнов предлагает немедленно нанести ракетно-бомбовый удар по местам сосредоточения чиновников-коррупционеров в N, в S и в Z, по их базам, схронам, командным пунктам. На наш вопрос: — Не пострадают ли при этом акте возмездия честные чиновники? — генерал Честнов ответил: — Да и хер с ними!

По бессмертию

Вторник, Октябрь 30th, 2007

Теперь по бессмертию. Мы пережили самое тяжёлое столетие в своей истории — двадцатое. Войны, революции, эпидемии, реформы, улучшение благосостояния, автомобильные аварии, аппендицит, восстановление разрушенного хозяйства, алкоголизм, борьба с пьянством, наркомания, борьба с наркоманией, ожирение, диеты, упражнения на растяжку, суицид, попытки сдать экзамен по сопромату, бессмысленные сексуальные позы, сепаратизм, воссоединение, приватизации, репрессии, похолодания, потепления, голодовки, битва за урожай, эмбарго, бойкот олимпийских игр — результат: к концу столетия фактически не осталось людей, которые бы помнили коронацию государя императора в 1898 году. (Извините, в 1894-м — я же говорю, никто ничего не помнит. А, может быть, в 1895-м?) Есть поразительные случаи: люди проходили  по нескольку войн, учились, писали книги, сидели в тюрьмах, пели в народном хоре, вышивали крестиком, но какая-нибудь нелепость приключалась с ними — и даже встречу Миллениума они уже не могли посмотреть. Как быть? Скоро парламентские выборы. Необходимо найти и продвинуть ту партию, которая могла бы поставить перед нами вопрос о бессмертии граждан России, пусть не о полном, но хотя бы частичном, так, чтобы в долгосрочной перспективе, к 2107-м году, мы, все живущие сегодня россияне, могли бы вновь порадоваться изгнанию поляков из Москвы и выпить за правое дело, — это наша святая обязанность и профессиональный долг. Это конкретно ваша работа, господа министры-поисковики — ищите! Теперь по справедливости.

10 выписок из романа «Аустерлиц» Зебальда В.Г.

Вторник, Октябрь 30th, 2007

Роман «Аустерлиц» Зебальда В.Г., изданный «Азбукой-классикой» в Санкт-Петербурге в 2006-м году, произведение сложное, многозначное и многослойное. Эти 10 выписок не имеют к нему никакого отношения, за тем неважным исключением, что они из него выписаны. Они имеют отношение ко мне – простому, однозначному и однослойному, каким я стремлюсь, хотя бы какое-то время, удержаться, чтобы почувствовать себя настоящим русским интеллигентом, который, как известно, не столько живёт, сколько выживает. Кого он всё время выживает? Наверное, раба. Наверное, из себя. В общем, простота ради выживания. 1. На странице 17-й Зебальд В.Г. говорит о картине Лукаса Валькенборха, на которой «изображена замёрзшая Шельда» — это пятнадцатый век (?) — времена малого ледникового периода в Европе. До присуждения Нобелевской премии «за потепление» осталось каких-то пятьсот лет. Потепление, которое было до пятнадцатого века до сих пор остаётся без премии. Упущение. 2. На странице 18-й: «о следах, которые оставляет боль в истории, испещрённой, как он (Аустерлиц) утверждал бесчисленными еле видимыми линиями». Иногда я тоже вижу эти линии. Я бы сказал: точки, вмятины, выбоины. Но линии – красивее. (далее…)

Карл Маркс, тын, топор

Вторник, Октябрь 30th, 2007

Моё внутреннее коммунистическое пространство ещё больше съёжилось: оказалось, что Город-герой Одессу основал не Карл Маркс, а императрица Екатерина Великая. А разрушили её, напротив, не Леонид Кравчук с Борисом Ельцыным, а восставшие потёмкинцы, известные своим девиантным поведением жители потёмкинских деревень. Всё лучшее антикоммунистам, всё худшее – коммунистам. Правильно. Обыкновенно журналисты без информационного повода слова доброго о человеке не скажут, но здесь они молодцы: помогли читателю выдавить из себя ещё несколько капель коммуниста. Как он стонал! Как он стонал! Давишь, давишь – масло выходит, но какая-то дрянь всё одно остаётся. Будем оперировать, господа: удалять коммунистический жмых. Или подождём, пока Её величество Демократия, которая за тыном бродит с топором в руках, прорубит окно из Европы сюда. Искрошит на фиг весь тын на щепу. Да. А мы ей навстречу Петра: посмотрим, кто ловчее. Кто бойчее, тот и увидит, кто ловчее. Творил под пение йеменских евреев: Ofra Haza Yemenite songs и её же Kirya. Как им удаётся записывать там, в своих пыльнах полупустынях, электро-этно-поп? Куплено, между прочим, всё в солиднейшем торговом учреждении, но что не пиратское – не поручусь. Класс!

Ужасы англо-британской жизни

Вторник, Октябрь 30th, 2007

По каким-то неведомым мне рекам плыла книга, плыла  и вынырнула на поверхность прямо возле меня: — Папа, мы тебе книгу принесли! — Спасибо, дети! А книжную полку вы принесли? А дополнительные метры жилой площади? Я бы сказал точнее: дополнительные библиотечные метры жилой площади. Ну, так уж и быть. Приму ваш подарок. Я знаю, вы тоже не любите людей, которые сначала заведут себе книгу, а потом возьмут и выбросят её на улицу. «70-е годы – нелёгкое время для народов Великобритании. (Вот так начало, а!) Это годы затяжного кризиса во всех сферах жизни. (Ни фига себе!) Конфликты раздирают страну (Вау!), чем-то напоминая междоусобицы (Ого!) далёкого прошлого: война полыхает в Ольстере (Война! Вы это серьёзно?!), валлийцы, не выступая открыто (Они могут ещё и открыто?), обнаруживают всё более очевидный антагонизм к английским «колонизаторам» (Почему в кавычках?) на улицах Лондона неспокойно (Вот это да!) – всё чаще здесь разгораются стычки между их английскими обитателями и «цветными» (Почему в кавычках, спрашиваю?) – иммигрантами из Вест-Индии и других частей содружества. Накал националистических, а порой и прямо расистских страстей всё резче проступает сквозь слой лака, наложенного традицией благопристойности и сдержанности англичан». — Хорошо, дети, что вы не любите читать, а то бы я за вас не дал и ломаного гроша: армия, наркомания, чтение. Давайте, хоть что-нибудь исключим из этого списка. Это только предисловие! Его написала В.Ивашева. Дальше идут два романа Мэри Стюарт «Полые холмы» и «Последнее волшебство», изданные «Радугой» в 1988-м году, о временах короля Артура и прочих герцогах, провозвестниках единой Британии, веротерпимости, толерантности, свободы слова, демократии и нефтедобычи во всём мире.

Начало

Понедельник, Октябрь 29th, 2007

Я хотел, — если не мечтал, — прочесть книгу, которая бы начиналась так: «Во второй половине шестидесятых годов я, отчасти из познавательных целей, отчасти из иных, порою не вполне ясно осознаваемых мною соображений, неоднократно ездил из Англии в Бельгию, иногда всего лишь на день-два, иногда же на несколько недель». Это «Аустерлиц» В.Г.Зебальда, изданный в Санкт-Петербурге «Азбукой-классикой» в 2006 году. «В одну из таких поездок, которые, как мне казалось, открывали передо мной далёкий чужой мир, я, ослепительным весенним днём, прибыл в город, о котором прежде ничего не знал, кроме того, что он зовётся Антверпен». В этой медитативной манере книга выдержана до самого конца — я только что прочёл её. Мне встретилось одно неловкое предложение, — но, в общем, просто наслаждался чтением. Под покровом медитативности, которая есть, я думаю, обезболивание, только и можно выслушать историю Жака Аустерлица, вобравшую в себя, кроме всего прочего, концлагерь Терезиенштадт. От Набокова и Пруста, — они упоминаются на обложке в качестве приманок, — есть бабочки, боярышник и имя Вера в честь, наверное, Веры Набоковой. Всё остальное — сам Винифред Георг Максимилиан Зебальд.

«Соринка в глазу»

Воскресенье, Октябрь 28th, 2007

Бонгард-Левин Г.М. и Грантовский Э.А. пишут в своей книге «От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история». — (это 2-е изд., доп. и испр. — М. Мысль, 1983) на странице 113: «Буйные ветры понесли меня вверх — ведь я напился сомы; понесли меня вверх соки сомы, и пять народов показались мне пылинкой… одно моё крыло на небе, другое опустил я вниз — ведь я напился сомы! Я вознёсся до облаков — ведь я напился сомы!» Этот текст «Ригведы» обычно рассматривается как хвастливый рассказ бога, захмелевшего от священной опьяняющей сомы. По мнению же известного филолога Д.Н.Овсяннико-Куликовского (1853-1920), в гимне передаётся не опьянение бога, а состояние человека, который впал в экстаз, испив возбуждающей сомы. (Любопытно, что авторы рассматривают опьянение бога и опьянение человека, как равнозначно реальные. Читать такое приятно.) Очевидно, это экстатическое возбуждение жреца, познавшего таинства опьяняющего напитка. Напившись сомы, он «поднимается» к небу, «парит» в облике птицы и сверху как бы «взирает» на земные народы, кажущиеся ему соринкой в глазу». Чему только не учили маленьких советских мальчиков великие советские же мыслители, да ещё и во втором издании, да ещё и в дополненном, да ещё и в исправленном. С расстояния в двадцать четыре года (1983-2007) совсем нельзя понять, — если не считать очередей за молоком, — в чём состояла советская несвобода.

Невежество — лекарство

Воскресенье, Октябрь 28th, 2007

Субботне-воскресная прогулка закончилась: Х.Мартинсон. Избранное. М., Радуга, 1984. — 60 рублей; Пробуждение. Рассказы ирландских писателей. М., 1975. — 65 рублей; Джон Уэйн. Зима в горах. М., 1972. — 50 рублей; Бонгард-Левин Г.М., Грантовский Э.А. От Скифии до Индии. М., 1983 — 65 рублей. Джон Уэйн, в общем, куплен из-за открывшегося на странице 121-й диалога: «- У англичан вечно возникает одна трудность. Они не могут поверить, что у них действительно есть враги. — Ну, это давно отошло в прошлое. В этом веке нас заставили поверить. — Ничего подобного. Англичане по-прежнему вырастают в убеждении, что история их страны сплошь светлая, без всяких теней. Они в буквальном смысле слова знать ничего не знают о творимых ими несправедливостях. Они избегают чувства вины с помощью невежества. Среди тысяч английских туристов, которые каждое лето наводняют Ирландию, многие ли имеют хотя бы слабое представление о том, сколько выстрадали ирландцы по милости англичан? Задайте этот вопрос каждому десятому, когда они сходят с парома. Найдите хотя бы одного, кто слышал о том, что политика английского правительства прямо привела к так называемому картофельному голоду сороковых годов, когда миллион ирландцев умерли от голода в этой стране изобилия — изобилия, которое было не для них». Вовсе не из-за англо-ирландских тёрок я купил эту книжку, а из-за открывшейся в очередной раз избитой истины, что невежество — лекарство. И оно может отлично лечить не только англичан, но и нас. В умеренных дозах, естественно, оно — лекарство, в больших — снотворное, и только в ещё больших — яд. О дозировке помнить. Я, кажется, был единственным мальчиком, который не прочёл в детстве «От Скифии до Индии» и не умер от чахотки. Но это так. Жив и не читал. Назло злопыхателям собираюсь оцифровать и опубликовать здесь главы «Напиток бессмертия», «Конопля, белена, мухоморы» и «»Похищение сомы». С ужасом прочёл то, что вчера здесь наваял. Собираюсь объясниться по этому поводу в самое ближайшее время и, возможно, пост «По справедливости» удалить. На этом сайте самоцензуры нет, но автор сайта имеет право исправлять, изменять, редактировать, а то и удалять уже опубликованные материалы.