Archive for the ‘Художественный свист’ Category

Буковски разговаривал с Виски. Я свидетель

Понедельник, Сентябрь 15th, 2008

Слово «космос» дискредитировано. Получаю тревожные сигналы из коллективного бессознательного… Ну и что? Что я могу сделать? Владимир Владимирович Путин и Дмитрий Анатольевич Медведев уже две недели не переставая, как какие-нибудь Уго Чавес и Фидель Кастро, днём и ночью заговаривают Зло, и то… проходят удары, проходят. И речь не только о самолёте. А я… тихонько, не привлекая постороннего внимания, проснулся, оделся, побрился не электрической бритвой, нет — бесшумной и безопасной, попил кофейку и — шмыг — на работу. На работе тоже работаю тихо, мирно, всё стараюсь делать быстро и не мельтешить. Я не хочу, чтобы силы народа отвлекались на меня. Я думаю о нас всех. Тоже после работы… Блэк Лэйбэл Виски и Чарльз Буковски. Камина у меня нет — мне повезло — это же открытый огонь! Так втроём — Виски, Буковски и я — противостоим Злу. У Буковски очень русский, я сказал бы даже, советский ход мыслей, у Виски нет — у него всё антисоветское и не столько русофобское, сколько нерусское вообще и главное — его должно пить по чуть-чуть. Представьте себе: водка и должное! Пауза. Посмейтесь… А виски и должное вполне сочетаются, как советское и антисоветское, как прорусское и русофобское. Бинарные оппозиции. Ассиметрия полушарий мозга. Левое и правое. Буковски: «Проблема, конечно, кроется не в самой Демократической системе…» Стихотворение «Демократия» на странице 272-й его сборника «Вспышка молнии за горой», Аст и не он один, перевод Н. Эристави. Виски (с иронией, естественно): «…и не в самой Коммунистической…» Буковски: «А в частицах живых из которых / Демократическая система и состоит…» Я (про себя): Он что, издевается? Виски: «…из которых / Коммунистическая система и состоит…» Буковски: «…взгляните на любого из встреченных вами на улице… / И вы / Немедля поймёте, / Почему для большинства из нас / Демократия / Не срабатывает». Виски: «Коммунизм не срабатывает для большинства из нас». Буковски (с русским языком плохо): «Пошло ты!» Виски (с русским языком ещё хуже): «От пошло и слышу!» Буковски: «И всё ж мы по-прежнему / Так глупы, что лелеем надежду — / Вот это очередное, / Новое средство / Сумеет спасти нас, / Считай, от всего». Я: «Какое средство?» Буковски: «Дорогие сограждане! / Проблема не скрыта / В Демократической системе. / Проблема — в вас!» Я: «Я где-то это уже слышал!» Буковски: «Да, пошёл ты!» Виски: «Да пошёл ты!» Я: «Да пошли вы!» Какое новое средство? — не понял!

Только Чивер, только Буковски и только я

Воскресенье, Сентябрь 14th, 2008

Как называется ментальное заболевание, при котором больной думает, что англосаксы — роботы? У меня рецидив. Много лет назад я справился с этой болезнью при помощи книги Джона Чивера в мягкой обложке. Издательство было, по-моему, «Молодая Гвардия», а серия — что-то типа «Тебе в дорогу, романтик!» Что творили советские издательства — уму непостижимо: под оголтелую советскую вывеску могли напихать страшной антисоветской гадости. И всё им сходило с рук. Предатели! В случае с Чивером могу ошибиться издательством, автором и обложкой, но это второстепенное. В то время я начал как-раз бояться — не за себя — открытых вентиляционных колодцев, незнакомых любезных дяденек с леденцами, дорог, строек, которые в те время не так тщательно огораживали как сейчас. О подозрительных предметах, оставленных без присмотра, я ещё ничего не слышал. Тяжёлое время плюс болезнь «англосаксы — роботы», да. Вдруг мне приглянулось имя Джона Чивера, в меру жесткое и быстрое, — я и взял его книгу в библиотеке. Эпизодом, когда его герой ищет пропавшую маленькую дочь и с ужасом думает о вентиляционных колодцах, я в одночасье излечился от англосаксороботизма. Я думал так: Джон Чивер — человек; Джон Чивер — англосакс; значит англосаксы — человеки. Мне не пришли в голову другие варианты: Джон Чивер — человек, а англосаксы всё-равно роботы; Джон Чивер похож на меня, а я-то робот, значит Чивер тоже робот, а с ним англосаксы; все человеки, а я-то болен; есть связь между мной и Чивером и больше ничего. Из-за недавнего англосакского запрета волынщикам выступать в Москве у меня случился новый приступ а.с.роботофобии. Джона Чивера под рукой не оказалось и я решил принять стихотворный сборник Чарльза Буковски в переводах Н.Эривани. Нашёл целое стихотворение о себе. Процитирую часть: «Дети на школьном дворе… / Сколько кошмаров им пережить доведётся, / Пока их станут готовить для жизни грядущей, / А после вручат печальное будущее, что состоит из / Ложных надежд, / Дешёвого патриотизма, / Грошовой работы / (Или отсутствия всякой работы), / Банковских закладных и машин в кредит, / Правительства равнодушного — / Ночей, дней и лет, неторопливо ведущих / К уничтоженью любого, / Малейшего шанса на лучшее». Страница 106-я. Казалось бы! Прочитал, процитировал, сейчас болезнь пройдёт, думаю, но нет, не прошла: нечто, возникшее между мной и Буковски, имеет, оказывается, отношение только ко мне и к Буковски, а на остальных англосаксов не экстраполируется. Мы с Буковски — люди, англосаксы — роботы.

BDSM

Суббота, Сентябрь 13th, 2008

Вот, значит, стою я простой как Лев Толстой, кривой как Чарльз Буковски посредине ламинированного паркета фирмы «Таркетт», который мне, однако, не принадлежит, но который я на днях уложил из одного лишь интереса к тому, как это делается, и из обыкновенного человеколюбия в исконном смысле слова. На мне униформа рабочего человека — грязная и потная футболка фирмы «Аддиддас» и штаны фирмы «Праддо», пошитые в каком-то африканском стиле, с оттянутыми коленками и порванной мотнёй, — всё, мне кажется, поддельное, — и размышляю о том, что европейская политика в отношении тоталитарных и нецивилизованных стран укладывается, в принципе, в формулу bdsm — бондаж, доминирование, садо-мазо. Как бдсм связан с паркетом — ума не приложу. С фрейдистской точки зрения, чем ассоциации поверхностнее, тем они точнее, что-то в этом духе. Ну так вот: паркетт — бдсм. Точнее не бывает. В переводе на русский, бдсм — это связывание, превосходство, истязание и самоистязание. Самое главное здесь — доминирование. Если оно есть — есть всё остальное, если нет — не сможешь запытать даже волнистого попугайчика. В доминировании же главное столп, белые одежды и прожектора. Доминант стоит на столпе в сияющих белых одеждах в свете прожекторов и вещает. У доминанта всё не так как у нас, но значительно лучше: его мужчины — джентльмены, женщины — леди, дети — вундеркинды, политики — святые, коррупции нет вообще, военные — человеколюбцы и так далее. А у тебя рот открыт и слюна течёт. На, возьми наручники и пристегни себя к батарее отопления, а то никогда не станешь цивилизованной личностью. Потом, — в идеале, — ты сможешь получать удовольствие от пыток, но это не обязательно. К счастью для нас, среди англосаксов есть такие твари как Буковски. И есть сборник его стихов «Вспышка молнии за горой» в переводе Н. Эристави. И есть стихотворение «Всё было не так уж прекрасно». Страница 69-я. «Об этом упоминают / Не слишком часто — / Только на Диком Западе / Многим людям / Просто стреляли в спину». Вот блин! Ещё один миф подох прямо у меня на глазах! А я до этой строчки думал, вплотную уже к ней подойдя, что всё там было в соответствии с неписанными дуэльными кодексами и самая последняя шваль их тщательно соблюдала. Как в кино. «Мертвец ничего не расскажет» — такая / Была поговорка». Страница 70-я. «Нынче на Западе / Не изменилось / Решительно ничего — / Кроме оружия. / Теперь тебе в спину выпалят / Раз семнадцать или восемнадцать, / А может, / И больше — / Быстрей, чем ты / Успеешь сказать: / «Срань Господня!» Хуже коммунистической пропаганды! А ещё они ребятишек убивают в Афганистане.

«Конец эпохи»

Четверг, Сентябрь 11th, 2008

Когда-то Чарльз Буковски написал провидческое стихотворение «Конец эпохи». Оно опубликовано в сборнике «Вспышка молнии за горой» на страницах 36-42, в том самом, который издали Аст и Аст-Москва в этом году. О чём речь? Речь о русско-американской бесконтактной войне в Южной Осетии. На бесконтактной войне наши американские партнёры находятся вне поля боя — вместо них дерутся роботы, самонаводящиеся бомбы, сверхточные артсистемы, газеты, телевидение и умные грузины. Мы-то по старинке… Конечно, даже у умного грузина может заклинить коленный сустав и заглючить гипоталамус — тогда американцам приходится появляться на театре боевых действий и оказывать гуманитарную помощь. Техника есть техника, это понятно. Прозвище Буковски — Чинаски. Он наполовину немец, а значит, на четверть русский. Будем называть его Руски, по этому случаю. У него есть приятель Питер, книготорговец. «Все вечеринки / в моём доме / портило рукоприкладство. / Моё», — с ходу признаётся Руски, — открытая душа, что уж, — который в прошлой жизни назывался Советски. Самокритично, но справедливо: пражская вечеринка, берлинская, венгерская, польская, кабульская — это мы знаем. «…А однажды ночью / Я / Твёрдо решил, / Что / На сей раз / Выдержу / До конца / Без всяких / Бурных / Инцидентов…» Ага. Узнаёте? Товарищ Горбачёв выводит войска отовсюду, откуда можно и откуда нельзя. Господин Ельцин говорит господину Клинтону: «Слушаюсь, господин президент!» Чинаски-Руски-Советски сделался паинька. Все его хвалят, хотя при этом скучают. Но вдруг, в разгар всеобщего веселья на Руски нападает наш Питер, у которого «С головой / Было ещё хуже, / Чем почти у всех остальных». Узнаёте его? «…И покуда молокососы / Толковали на все лады / О способах / Спасения мира, / Меня / Убивали». А это знакомо? Но на кого же он напал, недоумок?! Это же сам Чинаски, погромщик вечеринок! Чинаски вывернулся из объятий книготорговца и приложил его головой об кухонную стену. Всё: теперь можно подписывать план Медведева-Саркози. Книготорговец: Чинаски «сделал мне больно! / Больно! / А я всего лишь шутил!» Ага, шутил. Хор: » Ну ты и Ублюдок, / Чинаски!» «Питер тебя любит!» Это в каком смысле? Руски: «Так, — говорю. — А ну все на выход!» / Живо!» Все свалили. Чинаски взял банку пива и стал молча пить, сидя в темноте. И теперь у него всё получается лучше, чем раньше, особенно стихи. «Надо уметь / Избавляться / От лживых дружков / И подлипал, / Покуда / Они / Тебя не сгубили!» Как жаль, что в моей родной деревне не было английской спецшколы. Как бы я хотел сделать подношение этому великому алкоголику — прочесть его в его сраном подлиннике.  

На Исаака Ньютона упало не яблоко, а черенок

Четверг, Сентябрь 11th, 2008

Стихотворение Григория Кружкова — «…подгнило что-то / в паху плода, в той самой круглой ямке, / откуда черенок торчит. Когда-то / он пуповиной был, питавшей завязь, / теперь увял и ссохся. Что-то там / бесперерывно ныло и тянуло, / тянуло вниз. / И догадался он, / что держится теперь не так уж крепко…» — прочитал как историю мужской болезни. Подгнило — пах — черенок — завязь — увял (черенок может увясть? — ладно, ссохся) — вниз. Всё сходится — простатит, а то и что-нибудь похуже. Но строки — «…что дедушка Ньютон уже улегся / под деревом и только ждет сигнала, / чтоб совершилось торжество науки…» — моё прочтение вмиг подорвали: что-то я не понял, какие-то упустил подробности, которые «как гонококк скрываются в складках предстательной железы». «Он», который «догадался» — это черенок. Верно? Он торчит из паха. Верно? Он — черенок — когда-то «пуповиной был, питавшей завязь»? Само собой. Где тогда находится плод, которому падать? Плод находится на противоположной — внутренней — стороне паха, потому что мы хорошо знаем, с какой стороны находится черенок. Плод находится внутри, во внутреннем  пространстве поэтического тела — падать ему некуда. Естественно, падать придётся черенку. Дедушка Ньютон уже устроился под деревом в ожидании своего первого закона. Для дерева у нас есть ассоциация, но не будем сильно вдаваться в человеческую анатомию. Падай! Вы заметите что-нибудь, если на вас упадёт с большой высоты черенок плода, в нашем хорошо всем известном случае — яблока? Думаю, что нет. Может ли падение черенка яблока вызвать революцию в науке? Сомневаюсь. Есть ещё черенок лопаты. Допустим его в наши рассуждения. Может ли удар черенком лопаты по голове произвести фурор в физике? Не знаю, но скорее нет, чем да. Остаётся один черенок… получить им по голове было бы не так травматично, как во втором нашем случае с лопатой, и одновременно это было бы более заметно, чем в случае первом: не могу представить человека, который проигнорировал бы падение на свою голову черенка нашего, довольно распространённого типа — черенка из паха. Естественно, для переворота в науке нужна в первую очередь голова, а во вторую — черенок, но мы могли бы поставить вопрос и о человеке, которому упавший черенок принадлежал и попробовать уточнить способ, которым черенок был отделён: да, подгнил. Но… но появление в предпоследней строчке Дамоклова меча, а с ним вместе фрейдистского страха кастрации, позволяет предположить драму, разыгравшуюся в ньютоновом саду, в результате которой мы получили то, что получили — современную науку.

«Туман»

Среда, Апрель 16th, 2008

Раз десять и только за сегодня послушал песню «Туман»  с (из) альбома Инны Желанной и группы Malerия «77 Rus». Вы, естественно, слушали её миллион раз. Я только десять за сегодня. Что там? Молодая крестьянка поёт песню о своей любви. Её голос обрамляют некие силы — возможно, это бас-гитара, ударные, какие-то смесители звуков, скороварки аккордов или, скорее, это завалинки, чертополохи, яблони, зыбки, повилика, клёны, чересседельники, просёлки. Голос и силы движутся параллельно: похоже на то, как едет повозка, а за нею или рядом бежит жеребёнок. Или собака. Параллельные силы не добры к голосу и не участливы, но заботливы, как бывает заботлива изгородь или овчарка. Голос движется в лабиринте. Возможно, в темноте. Вдруг толкнётся в двери или в холодный собачий нос. И не отпрянет, но почувствует границу и отстранится. Так можно жизнь пропеть. Но произошло что-то с параллельными силами. Возникла опаска. Началось движение сверх обычной меры. Повернулась защёлка. Сорвалась чека. Что-то голос задел в этом мире. Сорвался снег с крыши. Обрушилась кровля, упала старая груша. Крестьянка не смеет петь и невозможно. А движение усиливается. Ритм становится жёстче и резче. Но это не ритм и не рёв горных лавин или осыпей. Что-то свойское: укрыли тулупом, подстелили соломы. Голоса больше не слышно. У тумана есть ритм? У соломы есть рёв? На минуту рассеялся туман, сквозь него привиделся драгоценный луг. Туман сгустился и луга больше нет. Привыкший к услугам видео думаешь, что сейчас луг повторят. Не повторяют. Песня повторяется, но беспамятный проживаешь её каждый раз заново. Купил шесть альбомов Инны Желанной и начал с последнего с середины. Никто мне не запретит.

Без сожалений

Понедельник, Апрель 7th, 2008

Кстати, слово «фелляцио» какого рода? Пусть будет среднего: какая в самом деле разница, кто сосёт — да хоть пылесос — всё равно, оно. Посмотрел фильм Фентона Бейли и Рэнди Барбато «В глубокой глотке» и рад. Фильм рассказывает о создании и последующей судьбе порнофильма «Глубокая глотка»: кадры знаменитого фелляцио, духовно и телесно перепахавшие Америку тридцать лет назад, здесь есть, хотя и краткие. Они до сих пор впечатляют, но это всё ерунда. Больше всего потрясают американские старики. Это фильм о них. Похотливые в молодости до сих пор почёсывают промежность. Осторожные до сих пор осторожны. Сосавшие сосали, сосут и будут сосать. Тот, кто загубил натурные съёмки в семидесятых, не раскаивается. Законники стоят на своём: мы правы и всё. Не срубившие бабок, об том не жалеют. Родственники не простили и не собираются этого делать. Вообще, зияющее отсутствие сожалений. У нас бы таким прилепили ярлык «вечно вчерашних». Они, мол, ничему не научились. Стойкость каждого создаёт духовное и умственное напряжение, — наверное, и в жизни, а не только в фильме, — возникает густота, полнота жизни и напряжённость с электрической искрой. Хотя, собственно, о чём речь? У этих людей не много физических сил, но дай им силы и всё закрутится по новой: они повторят свои жизни, как по написанному. Столпы общества: никогда не испытывают проблем с эрекцией. Стоять, иначе выбросят на помойку. Звезда «Глубокой глотки» Линда Лавлейс погибла в 2002-м году. Она дала слабину: она метнулась туда, она прибилась к тем, она вернулась к своей прежней жизни. Метаться непростительно. Необыкновенно обаятельная и в молодости, и в зрелой жизни — она единственная, кто в этом фильме умер. Остальное старичьё: не надеется, не плачет, не просит, как на зоне. Кристаллическая решётка общества. Через тридцать лет встретишь тех же самых людей, что и при расставании, а не слизь. Смотреть, не сдаваться!

Мак

Суббота, Ноябрь 17th, 2007

«1. Какое из западных царств живёт под флагами маков? 2. Разве не видишь опасность в шёлковой крови мака? 3. Есть ли звезда, открытей алого слова «мак»? 4. Кого между елью и маком больше любит земля?» Пабло Неруда, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1971 год. Книга вопросов.

Лауреат Нобелевской премии предлагал зажарить президента США

Суббота, Ноябрь 17th, 2007

«Как дошёл виноград до гроздевой рекламы? Что самое трудное между завязью и развязкой? Плохо без преисподней — нельзя ли её отстроить? И унылого Никсона усадить  на  жаровню?  Медленно  жарить его на американском напалме». Пабло Неруда, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1971 год. Ричард Никсон, президент сша 1969-1974. Книга вопросов.

Здравствуй, товарищ Россия!

Среда, Сентябрь 12th, 2007

«Здравствуй, товарищ Россия! За новою далью земной / фартук твой реет рабочий, как стяг, озаренный лучами, / все пролетарии слышат набата призывного бой, / это стучит твоё сердце за плотной стеною молчанья. // Словно рояля басы, под рукою шершавой твоей / трактора песня рокочет. Колхозы встают и совхозы, / здесь твоя мирная рать на просторах бескрайних полей / жаркую битву ведет, сеет алые звезды и розы. // Сев — твой. И жатва — твоя же. Свобода за плугом идет. / Свет безграничен. Вперед. И свершенья твои пред тобою. / Колос, тяжелый от зерен, изогнут, как моста пролет, / светлый, он тянется к солнцу, он веткой простерт золотою. // Бездну небес озаряют смеющихся домен уста. / Уголь зубами огня пожирает невзгоды навеки. / Бег непокорный Днепра усмиряет плотины узда, / шеи склоняют свои пятилеткам покорные реки. // Бусины красных вагонов в таежную катятся ширь, / в них добровольцы твои отправляются в белые дали, / снежные недра свои, как объятья, раскрыла Сибирь, / дружбы железные нити Кавказ с Ленинградом связали. // (далее…)